Что бы посмотреть — Елизавета Леран


Содержание

Какие ТВ-шоу смотрит Королева Елизавета II во время отпуска

Накануне отпуска в замке Балморал личный секретарь королевы записывает для неё фильмы и сериалы на DVD.

Королева Елизавета Вторая

Каждый год королева Елизавета II получает персональный набор DVD-дисков, чтобы посмотреть лучшие новинки телешоу во время своих каникул в замке Балморал. Об этом сообщает её бывший помощник, пишет Daily Mail.

Вскоре королева отправится в один из округов Шотландии Абердиншир до середины осени, где будет наслаждаться своим отпуском и просмотров кино и сериалов.

Многим покажется это старомодным, но королева предпочитает именно DVD записи вместо потокового мультимедиа Ежегодно её личный секретарь запрашивает у телеканалов список шоу, которые она хочет посмотреть, чтобы быть в курсе всех новинок.

Издание Daily Mail сообщило, какие телешоу нравятся королеве и вполне вероятно, что именно какие-то из них она будет пересматривать во время своего отдыха.

Чисто английское убийство

Однажды старший придворный спросил у королевы о её любимом сериале и она ответила, что это был «Чисто английское убийство», который вышел на экраны в 1984 году. Шоу рассказывает о работе сотрудников полиции и последняя серия вышла в 2010 году, что очень опечалило королеву. Также ей не нравились эпизоды, в которых полицейские получали травмы.

Чисто английское убийство

Убийства в Мидсомере

Королева определенно поклонница детективов, потому что и в этом сериале рассказывается о загадочных убийствах, которые совершаются в выдуманном графстве Мидсомер. У этого сериала целых 20 сезонов.

Убийства в Мидсомере

Соблюдая приличия

Британский ситком, который рассказывает о жизни Гиацинт, которая пытается стать частью высшего класса и подняться по социальной лестнице. Сериал выходил на экраны в течение пяти лет и обрел успех не только в Британии, но и в США, Австралии и Европе.

Соблюдая приличия

Также королеве очень нравится детективно-комедийный сериал «Новые трюки», ситком «Бабье лето» и научно-фантастический сериал «Доктор Кто» телекомпании BBC.

Напомним, во вторую субботу июня проводится официальное празднование дня рождения королевы Елизаветы II. Все члены королевской семьи собрались на торжественном параде Trooping the Colour. В апреле королеве исполнилось 93 года.

Недавно стало известно, что в меню у Меган Маркл, а также какими блюдами она любит полакомиться.

Смотрите видео о самых странных подарках, которые получала Елизавета Вторая:

Что бы посмотреть? — Елизавета Леран

«Она – настоящая королева во всем»
Брантом

«Свинцовый», по выражению Мишеля де Монтеня, XVI век породил двух Маргарит – королев Наварры, младшая из которых позднее станет номинальной королевой Франции. Обе оставили выдающееся литературное и эпистолярное наследие и вошли в историю французской и мировой культуры. Первую звали Маргарита Ангулемская, или Наваррская (1492-1549), и она приходилась родной сестрой французскому королю Франциску I Валуа, представителю Ангулемской ветви королевского дома, вторую – Маргарита де Валуа, или Маргарита Французская (1553-1615), которая являлась внучкой этого короля и более известна под именем королевы Марго.

Однако современники Маргариты де Валуа, наверное, очень бы удивились, узнав, что спустя четыре сотни лет их королева превратилась в «Марго», а ее образ прочно слился с именем персонажа, придуманного писателем Александром Дюма. Между тем, в эпоху последних Валуа Маргариту называли «Мадам» – это был официальный титул сестры короля, затем, в замужестве, она превратилась в «королеву Наваррскую», а после развода с Генрихом IV стала именоваться «королевой Маргаритой, герцогиней де Валуа». Один только Карл IX, ее старший брат, иногда в шутку именовал ее простонародным именем Марго. Очевидно, А.Дюма, однажды встретивший упоминание об этом, решил присвоить королеве новое имя, навсегда (к сожалению?) утвердившееся в массовом сознании.

Вообще, это сознание во многом сформировал, конечно же, не великий французский романист: в его изображении Маргарита – [180] справедливая, гордая и смелая принцесса, во имя высших политических интересов приносящая в жертву свои личные чувства и любовь. Однако имя Марго стало, с подачи А. Дюма, удобной ширмой для многочисленных мифов и легенд о королеве, родившихся уже во время ее неординарной жизни. Умножаясь, со временем они прочно исказили настоящий облик Маргариты де Валуа, причем настолько, что даже в работах известных и авторитетных современных историков существуют поразительные расхождения в оценке ее роли в политической и литературной истории Франции, не говоря уже о разного рода печатных и интернет-изданиях, где можно прочитать фантастические вещи о Маргарите: она была любовницей своих братьев, вела образ жизни Мессалины, имела внебрачных детей и была причастна к убийству своего бывшего мужа. Оставляя на совести авторов подобные измышления, мы хотели бы представить краткий взгляд на последние серьезные работы о королеве, ее сочинениях и ее эпохе.

ЛИТЕРАТУРА О МАРГАРИТЕ

В современном французском учебнике для студентов высших учебных заведений по истории французской литературы о Маргарите и ее «Мемуарах» и других сочинениях нет ни слова 1 . Собственно, это и неудивительно, поскольку до сих пор существует мнение, что ее «Мемуары» – апокриф, и нет серьезных доказательств обратного 2 . И это несмотря на необыкновенный всплеск «маргаритоведения» в 1990-2000-е годы и вообще растущий интерес к истории женщин 3 .

Исторический фильм Патриса Шеро «Королева Марго» с блистательной Изабель Аджани в главной роли, вышедший на экраны в 1994 году и ставший лауреатом кинофестиваля в Каннах, только подогрел интерес к фигуре Маргариты де Валуа. Молодая королева, загадочная и любвеобильная, смелая и чувственная, с [181] риском для своей жизни в отчаянные часы Варфоломеевской ночи спасала жизни своих подданных-гугенотов и свою честь королевы Наваррской. При всем том, что зрители увидели великолепную экранизацию по мотивам романа А. Дюма, режиссер не смог отказаться от традиционного стереотипа – его Маргарита так и осталась всего лишь Марго. И это несмотря на то, что годом раньше, в 1993 году, вышла самая лучшая критическая биография Маргариты, написанная Элиан Вьенно – «Маргарита де Валуа. История одной женщины. История одного мифа», – где эта французская исследовательница шаг за шагом, последовательно и неумолимо развенчивает все существующие в массовом представлении мифы, легенды и домыслы о королеве, равно как о ее сочинениях. Мы еще затронем эту книгу, констатируя, увы, что по сей день Марго побеждает Маргариту.

В отечественной историографии о Маргарите писали немного. Опуская биографические публикации в популярных журналах, прессе и интернет-изданиях, по большей части не заслуживающих внимания и упоминания, хотелось остановиться на работах Е. Б. Черняка и С. Л. Плешковой.

В своей книге «Вековые конфликты», посвященной различным аспектам внутренних, дипломатических и военных конфликтов в разные эпохи, один из разделов книги автор назвал «Королева Марго». Е. Б. Черняк, несомненно, прав, говоря, что Маргарита «занимала такое положение, которое придавало политическое значение многим ее поступкам. Роль, которую ей пришлось сыграть, сама по себе была следствием политической обстановки, сложившейся во Франции и в Европе в целом» 4 . Однако он не признал за Маргаритой права называться политическим деятелем, в отличие, например, от Марии Стюарт, королевы Шотландской.

Отдельные пассажи Е. Б. Черняка, касающиеся фактов биографии Маргариты, вызывают вопросы по причине их неправдоподобности, хотя, в общем, находятся в русле легенды о королеве. Например: «В июле 1585 года Маргарита де Валуа покинула мужа, чтобы присоединиться к католическому лагерю, и заперлась в крепости Ажен в центре протестантского Юго-Запада, обратившись за помощью к Гизам и Филиппу II. Помощь, однако, запоздала, и крепость была взята штурмом войсками Генриха Наваррского» 5 . [182]

В действительности королева Наваррская практически бежала из Нерака в свое собственное владение – Аженское графство – с целью спасения жизни. Произошло это в марте 1585 года. И только в середине мая она приняла решение о присоединении к католической Лиге и Гизам, попросив у них помощи, равно как у испанского короля. Правда, Генрих Наваррский штурмом Ажен не брал – город Маргарита потеряла в сентябре того же года в результате городского восстания, а чуть позже его заняли королевские войска маршала Матиньона.

И далее: «Маргариту заключили в крепость Юссон, откуда она бежала с помощью агента Гизов, однако лишь для того, чтобы снова быть схваченной и возвращенной под стражу» 6 . На самом деле в ноябре 1586 года Маргарита де Валуа была доставлена в Юссонский замок, арестованная по приказу Генриха III, откуда она никогда никуда не бежала и где прожила вплоть до 1605 года, когда ей позволили вернуться в Париж. Уже с февраля 1587 года она фактически стала хозяйкой Юссона, поскольку была освобождена своим тюремщиком, маркизом де Канийаком, правда, не без помощи денег герцога де Гиза.

Мы не ставили себе целью детально разбирать написанное Е. Б. Черняком о королеве Маргарите, хотя цитируемые отрывки показательны. Скорее, хотелось продемонстрировать еще раз, насколько ее фигура обросла мифами, превратившими в итоге Маргариту в Марго.

С. Л. Плешкова, написавшая вступительную статью к первой русской версии «Мемуаров» Маргариты де Валуа, в целом придерживаясь реальной биографической линии, все же назвала свою работу «Слово о королеве Марго» (впрочем, и сами мемуары, непонятно почему, вдруг были названы «Мемуары королевы Марго», словно их написала не королева Франции и Наварры, а литературный персонаж Александра Дюма. ) 7 . Однако оценки и суждения, представленные в этой статье, несмотря на ее популярный характер, вызывают удивление: «физическая неприязнь Маргариты к супругу сделала для нее невозможными супружеские обязанности»; «ее любовники сменяли один другого, оставляя о себе недолгую память»; «от дальнейшего изложения своих воспоминаний она отказывается» 8 . На деле все было с точностью до наоборот. [183] Брачная жизнь супругов, несмотря на известное попустительство друг другу, являлась вполне регулярной вплоть до 1582 года, и нет ни одного свидетельства о «физической неприязни». Более того, сохранившаяся переписка королевы свидетельствует о ее огромном желании забеременеть от мужа; из всех мужчин, которых приписывают Маргарите, ее достоверными любовниками были только Бюсси и Шанваллон; что касается ее воспоминаний, то они неожиданно обрываются на 1582 годе, и Элиан Вьенно в свое время доказала, что последние тетради рукописи были утеряны 9 .

Отдельные моменты статьи также вызывают сожаление, поскольку искажают действительность: кардинал Лотарингский не мог венчать Маргариту и Генриха Наваррского – в действительности это сделал кардинал де Бурбон 10 ; Варфоломеевская ночь случилась 24, а не 21 августа 1572 года 11 ; при разводе с Генрихом IV Маргарита не могла получить титул королевы Франции (и Наварры), а сохранила за собой просто титул королевы без королевства, и т. д. 12

В аналогичном ключе выдержан и рассказ о Маргарите де Валуа в книге С. Л. Плешковой «Екатерина Медичи» (вообще переполненной фактическими ошибками): «Добродетельная королева-мать не могла смириться с порочностью Марго», «неунывающая пленница нашла выход, соблазнив маркиза [де Канийака], которому была получена ее охрана», и т. д. 13 О добродетелях Екатерины Медичи говорить сложно, уж слишком избирательно королева-мать их проявляла, особенно в отношении своей младшей дочери, которая ее раздражала отнюдь не порочностью, а скорее политическими интригами. Что касается престарелого Канийака, о ком мы еще будем говорить в настоящей статье, то его более интересовали деньги герцога де Гиза, которыми последний расплатился за освобождение Маргариты, чем прелести королевы Наваррской.

Некоторые французские историки также продолжают писать именно о Марго, опираясь на традицию, сложившуюся в историографии. Так, книга известного беллетриста, автора двухтомной биографии Наполеона, Андре Кастело, вышедшая в 1993 году [184] и переведенная на русский язык, опять-таки называется «Королева Марго» 14 . Конечно, отрадно, что русская версия книги вышла в серии «Жизнь замечательных людей» в издательстве «Молодая гвардия», поскольку настоящая жизнь королевы вполне вписывается в название этой серии, однако А. Кастело, кажется, поставил себе целью написать биографический фарс о Маргарите, но никак не популярную биографию, отражающую ее жизненный путь. Перед нами предстает образ безрассудной нимфоманки, которая год за годом прожигала свою долгую и бесполезную жизнь. Русский перевод только прибавил соответствующих красок в этот портрет. Так, например, знаменитое письмо Жанны д’Альбре, матери Генриха Наваррского, адресованное Бовуару, где она характеризует свою будущую невестку, выглядит в следующей интерпретации: «Я нахожу, что у нее хорошая талия, но уж чересчур она ее перетягивает. А свое лицо она просто испортит, столько всего на нем намазано, тошно смотреть; правда, так принято при этом дворе. » 15 . В действительности же буквальный перевод следующий: «Говоря о красоте Мадам, я признаю, что она прекрасно сложена, однако сильно затягивается; что касается ее лица, то оно излишне накрашено, что меня выводит из себя, поскольку это портит ее облик. Но при здешнем дворе красятся почти все, как в Испании» 16 . Подобные сравнения можно делать до бесконечности.

Андре Кастело вторит и французский профессор – мадам Жанин Гаррисон (кстати, гугенотка), автор многочисленных работ по истории Религиозных войн, в том числе биографии Маргариты, написанной в весьма критическом по отношению к королеве тоне (об этом упоминает так же Лоран Ангар в своей статье в настоящем издании), но в тоже время ничего нового не привносящей в сложившийся образ королевы Наваррской и не использующей никаких новых источников. 17

Фигурой Маргариты де Валуа весьма интересовался Жан Кастаред, непрофессиональный историк, выпустивший в 1992 году книгу под названием «Тройственная жизнь королевы Марго» 18 . В поисках новых источников, еще не известных историческому [185] сообществу, летом 1992 года он приехал в Санкт-Петербург с целью изучить все автографы королевы, хранящиеся в Российской национальной библиотеке. Выяснив, что большая часть из них уже была опубликована Ф. Лозеном 19 , он предположил, что одно письмо Маргариты все же осталось неизданным, и полностью воспроизвел его в своей книге 20 . Сама же его монография, написанная безо всякого критического начала, построена на «Мемуарах» Маргариты и прочих известных источниках, в частности, анонимном гугенотском памфлете 1607 года «Сатирический развод», приписываемом Т.-А. д’Обинье и представляющем откровенную клевету на жизнь королевы. Ж. Кастаред, по сути, принял на веру все содержание этого произведения и даже привел его в качестве приложения к своему сочинению.

В 1991 году состоялась большая международная конференция в Ажене, посвященная Маргарите де Валуа, собравшая много известных историков и филологов и ставшая началом принципиально новых исследований о королеве и ее эпохе 21 . Именно на ней впервые Анн-Мари Кокюла из Университета Мишеля Монтеня в Бордо сделала доклад о невозможности отождествления личности Маргариты де Валуа и общераспространенного образа королевы Марго 22 . Исследовавшая брачную жизнь Маргариты Жаклин Буше, специалист по французскому дворянству и обществу эпохи Религиозных войн, в свою очередь, показала, что, вопреки сложившимся в XVIII веке представлениям, Маргарита вовсе не сопротивлялась своему браку с Генрихом де Бурбоном и большую часть времени своего замужества (или правильнее – пребывания рядом с мужем) была его настоящим союзником и другом в делах 23 . Остальные статьи – Э. Беррио-Сальвадор, Ж. Бальзамо и многих других – были посвящены литературному наследию королевы, философии и культуре ее времени. Наконец, иные исследователи, в том числе историки-краеведы из Ажена, хорошо знакомые [186] с муниципальными архивами, внесли много нового и интересного в историю пребывания Маргариты в Гаскони.

В 1993 году появляется уже упомянутая книга Элиан Вьенно, являющаяся переработанной докторской диссертацией исследовательницы, защищенной в 1991 году в Сорбонне 24 . В отличие от «классической» биографии Маргариты позитивиста Ж.-И. Марьежоля 25 , который в свое время тщательно собрал все имеющиеся на тот момент факты из жизни королевы и стал выразителем мнения большинства академических историков, как своих современников, так и предшественников, казалось, окончательно закрепившего образ «королевы Марго» в историографии, сочинение мадам Вьенно представляет собой кардинальный пересмотр всех имеющихся представлений о Маргарите. Главный вывод, который можно сделать по прочтении этой книги: Маргарита де Валуа никогда не была королевой Марго.

Автор не случайно назвала свою книгу «История одной женщины. История одного мифа», поскольку она разделена на две соответствующие части. Подвергнув критическому анализу и «заново прочитав» уже известные источники, в частности, воспоминания королевы и жизнеописание Маргариты Брантома, для своего исследования Элиан Вьенно привлекла огромное число тогда еще неизвестных и неизданных писем последней Валуа, которые позднее она опубликовала отдельным изданием 26 . Благодаря этому мадам Вьенно сумела доказательно развенчать многие мифы о Маргарите, возникшие еще при ее жизни, и сделать вывод (не без феминистского оттенка) о том, что королева последовательно отстаивала свои политические прерогативы младшего венценосца, став предтечей «разделения политической власти между мужчинами и женщинами в сегодняшнем обществе» 27 . Ее попытки настаивать на собственной политической позиции и праве на личную жизнь были необычны даже для принцессы свободолюбивой эпохи Ренессанса и вызывали нескрываемое раздражение и противодействие (в том числе в памфлетной форме) как у католиков, так и у гугенотов.

В 1998 году Элиан Вьенно, закрепляя успех своей книги, опубликовала, как уже упоминалось, полную корреспонденцию [187] королевы, а в следующем году – «Мемуары» и прочие ее произведения, в том числе поэтические 28 . В 2005 году вышло новое издание ее биографии Маргариты де Валуа – явление редкое для Франции, доказывающее востребованность и высокий профессиональный уровень автора, равно как очевидный общественный интерес к объекту исследования.

Коллега мадам Вьенно по Университету Сент-Этьен Жаклин Буше, уже упомянутая нами выше, в 1995 году выпустила монографию «Две супруги и королевы в конце XVI века: Луиза Лотарингская и Маргарита Французская» 29 , которая, хотя и вышла почти одновременно с «Историей одной женщины», явилась совершенно иным по содержанию историческим исследованием. Построенная на колоссальном фактическом материале, чем всегда славилась Ж. Буше, в том числе с привлечением новых источников (финансовых счетах домов обеих королев, впервые вводимых в научный оборот), ее книга стала незаменимым биографическим путеводителем относительно рассматриваемых персонажей и важным вкладом в изучение Религиозных войн во Франции. Ж. Буше, используя сравнительный метод, заставила иначе посмотреть на истоки ссоры в королевской семье Валуа и объяснила логику поведения каждой из этих коронованных женщин в эпоху крушения центральной власти.

Тем не менее, мадам Вьенно и Буше своими книгами и публикациями сумели «не закрыть» окончательно тему Маргариты, а наоборот, дали начало качественно новым работам. Так, своеобразная реабилитация королевы представлена также в книгах американского историка Роберта Сили «Миф о королеве Марго» 30 , построенной на развенчании идей уже упомянутого «Сатирического развода», и французского регионального историка Мишеля Муазана «Оверньское изгнание Маргариты де Валуа» 31 . Последний, государственный чиновник в Оверни и доктор права, не являясь профессионалом-историком, представил самое подробное и очень выверенное описание пребывания королевы Франции и Наварры в Юссонском замке с учетом всех предыдущих публикаций источников и исторических исследований 1990-х годов. [188]

Наконец, из последних работ о Маргарите необходимо отметить труды израильского историка Моше Слуховски, исследующего влияние образа героини А. Дюма на возникновение сексуальной легенды о королеве Марго 32 , и французского филолога Лорана Ангара, докторанта Университета Марка Блока в Страсбурге, статья которого, ставшая квинтэссенцией его последних работ, представлена в настоящем издании.

Нам остается взглянуть на некоторые интересные факты из жизни нашей героини, о которых по какой-то причине она решила не упоминать в своих «Мемуарах» (впрочем, значительная часть которых до нас не дошла) или же упомянула мимоходом, не придав им значения, и которые стали известны из ее писем и иных источников эпохи Религиозных войн.

О чем же не вспомнила королева Франции и Наварры?

«ПЛОХО ВЫДАННАЯ ЗАМУЖ»

Именно так, вслед за Ж. Дюби, можно сказать, описывая мытарства королевского дома Валуа сначала в поисках достойной партии для Маргариты де Валуа, а затем в попытках ее расстроить. Дело в том, что иностранные принцы, в общем, не хотели брать Маргариту замуж, и все попытки Екатерины Медичи «подороже продать свою дочь», по выражению А. А. Сванидзе, в результате закончились только браком с одним из подданных короля Франции – принцем крови Генрихом де Бурбоном, королем Наваррским. Из всех внешних кандидатов, которых искали для Маргариты, в своих «Мемуарах» она упоминает только короля Себастьяна Португальского – не столько как самый лучший вариант, сколько как самый общеизвестный, отрицая в то же время слухи о своих планах стать женой герцога де Гиза.

Вообще, судьба Маргариты де Валуа, младшей и самой любимой дочери Генриха II, сложилась сложно и трагично. С самого детства ей пришлось не только стать свидетельницей разрушительных Религиозных войн во Франции и гибели своей семьи, но и пережить страшную кульминацию гражданского противостояния – Варфоломеевскую ночь. [189]

Она родилась в королевской резиденции – замке Сен-Жермен-ан-Ле 14 мая 1553 года – и являлась седьмым ребенком в семье Генриха II и Екатерины Медичи. Трое ее старших братьев стали последними королями рода Валуа, поскольку не оставили законного потомства – Франциск II (1559-1560), Карл IX (1560-1574) и Генрих III (1574-1589). Четвертый брат, Луи де Валуа, умер в детском возрасте. Наконец, две старшие сестры – Елизавета и Клотильда де Валуа – стали, соответственно, в замужестве королевой Испании и герцогиней Лотарингской.

Генрих де Бурбон, сын первого принца крови Антуана де Бурбона, герцога Вандомского, потомка Людовика IX Святого, и королевы Наварры Жанны д’Альбре, единственной дочери Маргариты Наваррской-писательницы, появился на свет в один год с Маргаритой – в 1553 году, 13 декабря. А уже в марте 1557 года дети были обручены по предложению Генриха II. В письме к своей сестре герцогине Неверской Антуан де Бурбон писал: «Я хотел бы. рассказать Вам о чести и милости, оказанной мне королем и заключающейся в соглашении между нами о браке Мадам Маргариты, его дочери, с моим старшим сыном» 33 . Французский король продолжал политику своих предшественников по установлению тесных семейных уз между французским и наваррским королевскими домами, дабы обеспечить максимальную лояльность последнего и превратить королей Наварры в вассальных князей. Рождение Генриха де Бурбона не могло не вызвать беспокойства у царствующего дома Валуа, поскольку принц Наваррский соединял в своем лице старшие ветви фамилии Бурбонов и дома королей Наварры д’Альбре, к тому же в его жилах также текла кровь Валуа, поэтому Генрих II рассчитывал посредством организации брака принца с Маргаритой превратить его в покорного слугу короны. Предполагались переезд Генриха де Бурбона на постоянное жительство в Париж и воспитание его при дворе 34 .

Однако последующие события, связанные с трагической смертью Генриха II на турнире, безуспешным для Франции окончанием Итальянских войн (1559), смещением акцентов внешней политики страны в сторону сближения с Испанией и быстрым распространением кальвинизма, надолго отодвинули идею «наваррского брака». Две непримиримые политические соперницы – регентша при малолетнем Карле IX Екатерина Медичи и королева Наваррская [190] Жанна д’Альбре (овдовевшая в 1562 году) – предпочли вообще не вспоминать об обручении, тем более что страна была фактически накануне внутреннего религиозного конфликта и разделения на католический и протестантский лагеря. Этот конфликт и начался в 1559 году, когда ослабевшее центральное правительство оказалось не в состоянии контролировать восстание умов королевства. Религиозный конфликт сразу же превратился в религиозно-политический, гражданский и вооруженный одновременно, став отражением большого социального кризиса во французском обществе эпохи позднего Ренессанса. Началась эпоха Гражданских, или Религиозных, войн во Франции (1559-1598), которая продлилась почти сорок лет, поставив страну на грань национальной катастрофы.

Королевская семья во главе с итальянкой Екатериной Медичи, обремененной несколькими малолетними детьми, оказалась в крайне трудной ситуации, поскольку разные аристократические кланы стремились воспользоваться неопытностью и юностью ее сыновей и оспорить ее права регентши-иностранки. Генриху IV приписывают следующие слова, сказанные им по поводу Екатерины спустя много лет после ее смерти: «Помилуйте, ну что могла сделать эта бедная женщина, когда у нее умер муж и она осталась с пятью маленькими детьми на руках, а два великих семейства Франции – наше [Бурбоны] и Гизы – задумали овладеть короной? Не пришлось ли ей поэтому то и дело менять маски, чтобы провести и тех, и других, сохраняя, что ей и удалось, пока суд да дело, своих детей, которые, следуя один за другим, правили под мудрым руководством столь умной дамы? Меня удивляет, как она не натворила чего похуже!» 35 .

Первые воспоминания Маргариты, по-видимому, датируются 1558-1559 годами, когда она передает свой разговор с отцом. Однако пышные летние празднества 1559 года, посвященные бракосочетанию ее старшей сестры Елизаветы с испанским королем Филиппом и ее тетки Маргариты с Савойским герцогом, она уже упускает из внимания. Дело в том, что младшие королевские дети (Маргарита и будущий Франсуа Алансонский) мало привлекались к праздникам по причине малолетства (им было 6 и 5 лет соответственно) и находились в Лувре или Сен-Жермене со своими воспитателями. [191]

Неожиданно овдовев, но успев выдать свою старшую дочь Елизавету Французскую замуж за Филиппа II Испанского, Екатерина Медичи решила закрепить этот альянс браком своей младшей дочери Маргариты и ее сверстника – короля Португалии Себастьяна, за которого правили его происпански настроенные родственники – бабка Екатерина Австрийская, тетка Филиппа II, и дядя кардинал Энрике. Как показывают письма французского посла в Португалии Жана Нико 36 Екатерине Медичи, брачные предложения португальскому двору им были представлены уже в августе 1559 года 37 . Учитывая, что кончина Генриха II наступила 10 июля, невольно возникает предположение, что переговоры или консультации обоих дворов на эту тему начались раньше, возможно, со времени прибытия посла в Лиссабон в мае 1559 года. Нико информировал королеву-мать, что «Себастьян хорош собой» и что «в Португалии все желают этого брака» 38 . Однако уже в письме Карлу IX от 5 ноября обеспокоенный посол сообщил, что испанский король явно противодействует усилиям французского дипломата, предлагая в качестве жены Себастьяна свою дочь 39 .

Судя по всему, Екатерину Медичи португальский союз интересовал с двух точек зрения. С одной стороны, королева-мать в условиях начавшихся потрясений во Франции пыталась максимально обезопасить себя и ослабевшую королевскую власть от внешних посягательств со стороны могущественного Австрийского дома и его союзников, с другой – питала полумифические надежды на корону Португалии, на которую могла претендовать как отдаленная родственница правящего там дома. Маргарита могла усилить ее претензии и при благоприятных обстоятельствах помочь обрести еще один трон для Валуа 40 . [192]

Приняв во внимание подробнейшие отчеты Жана Нико и позицию испанского короля, Екатерина решила действовать на два фронта. Только этим можно объяснить то, что французский посол в Мадриде епископ Лиможский (кстати, при полном согласовании с Нико, что показывает переписка обоих дипломатов) весной 1560 года начал разговор о возможности обручения Маргариты и сына Филиппа II от первого брака – дона Карлоса 41 . Испанский король, со своей стороны, не нуждался в более тесном союзе с Францией, продолжая считать ее своим главным противником и желая ее всяческого ослабления, поэтому представил в Париж весьма уклончивые ответы, которые расценили как отказ. Поэтому, если сюжет о браке с доном Карлосом исчезает из переписки Екатерины Медичи, то португальский вариант продолжает усиленно разрабатываться. Так, 17 августа 1561 года Нико докладывает, что при португальском дворе только и говорят о возможном бракосочетании Себастьяна и Маргариты, «портрет которой всем весьма понравился». Вместе с тем посол пишет о том, что сама королевская семья в лице матери короля и одновременно сестры Филиппа II Хуаны Австрийской (проживавшей постоянно в Испании), равно как его бабки и дяди, ратует за брачный союз с представительницей семьи Габсбургов 42 .

В Португалии развернулось самое настоящее противостояние между регентами, с одной стороны, и представительным органом – кортесами, с другой, по кандидатуре невесты Себастьяна. Кортесы, в условиях усиления испанского влияния в стране, выступали за переговоры с Парижем, королевская семья – с Мадридом и Веной. Юная Маргарита не могла знать, что ее судьба с самого ее рождения станет заложницей большой европейской политики.

Молчание португальского двора в 1562-1563 годах в Париже было воспринято как провал переговоров. Нико был отозван, и Екатерина Медичи начинает разрабатывать новый брачный проект для Маргариты, уже с Рудольфом Габсбургом, сыном императора Максимилиана II. Она по-прежнему питала иллюзорные надежды, что брачными союзами сможет обезопасить Францию от экспансии Австрийского дома, правившего на территории половины Европы и вытеснявшего французов из Нового Света, – это [193] диктовалось прежде всего все усложнявшейся внутриполитической обстановкой и разрушительными гражданскими войнами в 1560-е годы. В 1563-1565 годах по инициативе французской стороны были организованы новые переговоры между Парижем, Веной и Мадридом, которые в итоге опять были сорваны из-за позиции Филиппа II, предпочитавшего иметь как можно меньше обязательств перед Францией 43 . Во время так называемого «большого путешествия» французской королевской семьи и всего двора в 1564-1566 гг. по Франции, о чем Маргарита пишет в «Мемуарах», Екатерина надеялась встретиться с Филиппом II и своей старшей дочерью в приграничной Байонне, чтобы в числе прочих дел поднять вопрос о Маргарите. Увы, на встречу с королевой испанский король отправил вместо себя свою жену Елизавету Французскую в сопровождении герцога Альбы. В Байонне Екатерину Медичи постигло горькое разочарование: Филипп II не желал никаких браков и устами Альбы даже угрожал войной, если королева-мать будет вести переговоры с гугенотами и продолжит политику замирения своего королевства. Елизавета – прежде любимая дочь Екатерины – полностью поддержала позицию своего мужа, что дало королеве-матери повод воскликнуть: «Какой же испанкой Вы стали, дочь моя!» 44

Очередная, уже третья, неудача выдать замуж Маргариту де Валуа вызвала нескрываемое раздражение дома Валуа. Однако анализ корреспонденции Екатерины Медичи показывает, что она воздерживалась открыто обвинять испанского короля в срыве столь важных для Франции соглашений: в условиях растущей внутренней нестабильности она не могла рисковать, бросая вызов Филиппу II, с которым все-таки предполагала найти общий язык.

Между тем, неожиданно начался второй этап франко-португальских переговоров, спровоцированный захватом французами под командованием Фабиена де Монлюка португальского острова Мадейры в Атлантике в 1566 году. Моряки, зная, что Франция не признавала договор о разделе Нового Света между Испанией и Португалией, грабили остров в течение нескольких месяцев 45 . [194] В Париж в связи с этим срочно был отправлен многоопытный дипломат Жуан Перейра Дантас, уже бывший послом во Франции в 1559-1560 годах, которому Екатерина Медичи цинично заявила, что Франция готова рассмотреть вопрос о некотором возмещении ущерба, если Маргарита де Валуа станет португальской королевой. 16 и 17 февраля 1567 года датированы ответы на это условие короля Себастьяна, Екатерины Австрийской и кардинала Энрике, адресованные Екатерине Медичи и Карлу IX 46 . В этих письмах сообщается о том, что португальский посол получил все полномочия для ведения переговоров о браке Себастьяна и Маргариты, который «будет служить укреплению дружбы между двумя странами». Французский двор попытался, правда, не очень благовидным способом, заставить португальскую королевскую семью действительно приступить к переговорам о женитьбе. Несмотря на заверения португальцев в симпатиях к Франции, навязывание брака их королю в очередной раз и уже едва ли не силой вызвало негативную реакцию в Лиссабоне. Воспользовавшись началом Второй гугенотской войны во Франции (1567-1568), португальский двор спешно отозвал своего посла, что завершило очередную фазу брачных переговоров.

Четырнадцатилетняя Маргарита не могла не помнить события этой войны, поскольку королевская семья в это время подверглась смертельной опасности, оказавшись в унизительном положении беглецов в собственной стране. Пребывая в бургундском замке Монсо в сентябре 1567 года, двор во главе с юным Карлом IX и Екатериной Медичи чудом не попал в плен к гугенотам. Последние во главе с принцем де Конде, родным дядей Генриха Наваррского, попытались в очередной раз захватить короля. Екатерина Медичи в последний момент успела вырваться из окружения и укрыться за крепкими стенами замка Mo, куда в спешном порядке были вызваны швейцарцы. Нужно было любой ценой прорваться в Париж и начать собирать силы. Вокруг всего королевского поезда – нескольких десятков карет, носилок и повозок – швейцарцы образовали каре по типу македонской фаланги. Под защитой их оружия в два часа ночи двор покинул Mo и, исполненный страха и паники, спешно двинулся в столицу, по пути несколько раз подвергаясь атакам гугенотских отрядов. К утру, «в полнейшем беспорядке», он добрался до спасительного Парижа. Весь миротворческий итог [195] «большого путешествия», организованного королевой-матерью, оказался сведенным к нулю. Вера в политику веротерпимости рухнула. Семнадцатилетний Карл IX, который и прежде не славился хорошим здоровьем, после этих событий стал постепенно превращаться в угрюмого неврастеника 47 .

Маргарита де Валуа никогда не писала об унизительных ситуациях, в которые попадала королевская фамилия во времена гражданских смут – как настоящая принцесса дома Валуа она являлась носительницей королевского Величества, «моего ранга», как она часто повторяет в мемуарах, и не могла даже в мыслях допустить любое ущемление прав и прерогатив своей семьи. Если отдельные эпизоды на эту тему все же присутствуют в ее мемуарах и переписке, то, как правило, они касаются только ее лично, причем королева убеждает читателя, что Божественное провидение всегда помогало ей любые неприятности обращать себе на пользу.

В октябре 1568 года неожиданно умерла старшая сестра Маргариты – королева Испании Елизавета Французская, и Екатерина Медичи спешно отправляет в Мадрид кардинала де Гиза с предложением Филиппу II руки своей младшей дочери. Трудно сказать, на что в действительности рассчитывала королева-мать, ведь в последние годы испанский король вел себя в отношении Франции и ее королевского дома все более бесцеремонно. Но, видимо, браком с Маргаритой она пыталась обеспечить, хотя бы на время, продолжение политики военного невмешательства Испании в дела Франции – ослабление последней в результате внутренних потрясений было очевидно. Филипп II ответил, что намерен жениться на своей австрийской родственнице, однако не будет против брака Маргариты и Себастьяна. Давая такой ответ, испанский король в очередной раз вселял во французов надежды, которые невозможно было осуществить, о чем ему было прекрасно известно. Король Себастьян, достигший к тому моменту совершеннолетия, продолжал находиться под огромным влиянием своих испанских родственников – бабки и матери, а также иезуитского окружения, которые уже были наслышаны о Маргарите и не желали терять своего влияния на короля. В апреле 1569 года португальский монарх сообщил Филиппу II, что в ближайшем будущем жениться не намерен 48 . [196]

В этом же году судьбой Маргариты неожиданно заинтересовались на другом конце Европы – в Трансильвании, небольшом румыно-венгерском княжестве, возникшем после поражения Венгрии от турок в 1526 году и напрямую зависимом от Турции. Точнее говоря, именно в Константинополе, зная о безуспешных брачных переговорах Франции с Испанией и Португалией, предложили Парижу рассмотреть в качестве кандидатуры в мужья для французской принцессы князя Яноша Жигмонда Запольяи, которому было около тридцати лет. Порта, вечный противник Испании, всегда искала возможность упрочить свой союз с Францией и не допустить франко-испанское сближение. Однако, несмотря на желание Франции поддерживать дружеские отношения с султаном в пику испанцам, фигура трансильванского князя, отлученного от церкви и к тому же протестанта, в Париже даже не рассматривалась. Впрочем, сам Янош Жигмонд вскоре скончался. 49

Екатерина Медичи тем временем продолжала упорно цепляться за португальский брак. Прагматичный и жесткий политик, сохранившая корону своим детям, она всю жизнь строила для них разные брачные планы, обманываясь и не сообразуясь с существующими реалиями. Так было в отношении Генриха III, Франсуа Анжуйского и, конечно, Маргариты де Валуа. Уже в конце жизни ей не удастся заменить Маргариту на свою внучку Кристину Лотарингскую, которую она сватала за Генриха Наваррского после разрыва последнего со своей женой.

Португальским планам Екатерины не суждено было осуществиться еще и в связи с поведением самой Маргариты: весной 1570 года французский двор заговорил о ее близости с герцогом Генрихом де Гизом, блестящим кавалером, будущим главой Католической лиги и претендентом на трон. Хотя Маргарита в своих мемуарах отрицает всякую любовную связь с герцогом и отношения с Гизами вообще, источники того времени запечатлели эти события в ином свете. Гизы, «иностранные принцы», представлявшие младшую ветвь Лотарингского герцогского дома, резко возвысившиеся в XVI веке и натурализовавшиеся во Франции, видимо, сделали неофициальную попытку посватать принцессу из королевского дома. Очевидно, они рассчитывали только на положительный ответ королевской семьи. Родство с царствующей фамилией еще более повысило бы статус Гизов, усилило бы их амбиции и стало бы важным аргументом в борьбе за корону. К тому моменту это [197] семейство уже стало самой могущественной и влиятельной католической фамилией Франции, связанной родством с французской и шотландской королевскими династиями 50 и иными владетельными иностранными домами, и поэтому полагало, что наступило время осуществить долгожданные планы и укрепить семейные связи с правящим домом, тем более что Генрих де Гиз и Маргарита де Валуа любили друг друга. Кардинал Лотарингский Шарль де Гиз, дядя герцога и главный инициатор их союза, уже по-свойски называл Маргариту в своей переписке «наша малышка» 51 .

Растущие претензии этой семьи, которая была чрезмерно облагодетельствована королями Франции, вызывали беспокойство у Екатерины Медичи и Карла IX. Дом Валуа, опасаясь столь сплоченного и влиятельного клана, все же ясно дал ему понять, что брак принцессы из королевского дома не может быть заключен с одним из подданных короля, не имеющих суверенных прав. Впервые со времен Франциска I Гизам четко указали их место в иерархии. Такое решение королевской семьи было во многом продиктовано чувством фамильного самосохранения. Маргарите, в свою очередь, было запрещено думать о браке с герцогом де Гизом, которого вскоре заставили жениться на вдове принца де Порсиана Екатерине Клевской. Маргарита в своих мемуарах рисует не очень лестный портрет Гиза, что вполне объяснимо, поскольку своими воспоминаниями она занялась уже во времена Генриха IV. Однако ее единственное сохранившееся письмо герцогу, написанное в 1587 году (оно присутствует в настоящей книге), невольно наводит на мысль, что Гиз и Маргарита даже спустя годы испытывали чувства друг к другу. Кстати, именно это письмо каким-то образом попало в руки к Генриху IV (видимо, оно потому и сохранилось, так как вся переписка королевы и герцога явно носила секретный характер, и письма уничтожались сразу же по прочтении), и Маргарите спустя годы даже пришлось отрицать свое авторство 52 . Были ли они любовниками, как пишут [198] некоторые историки 53 , в действительности неизвестно. У нас нет никаких доказательств. Непонятно также, какую роль Гиз отводил Маргарите в случае обретения короны в 1580-х годах. Во всяком случае, именно он вызволил ее из заключения в начале 1587 года и обеспечил ее безопасность. Что руководило герцогом – политический расчет или прежние чувства, – нам остается только догадываться. Королева тоже не захотела открывать одну из своих самых сокровенных тайн.

В том же 1570 году Екатерина Медичи делает последнюю попытку завязать отношения с Португалией. Она использует посредничество папы Пия V, который летом этого года отправляет своего посланца Луиса де Торреса для ведения переговоров в Португалию. Папа спешно собирал Священную лигу для борьбы с экспансией турок, поэтому для него было важно присоединение к Лиге и Франции, которая дружила с Константинополем в противовес Испании и не желала расставаться с таким выгодным союзником. Главной темой переписки королевы-матери летом и осенью была организация переговоров с королем Себастьяном. В Рим для давления на папу был отправлен кардинал де Рамбуйе, а в Мадриде посол Франции барон де Фуркево делал все возможное, чтобы выяснить настроения и замыслы испанцев. Его содержательные депеши ко двору позволяют понять, что португальцы хотели главным образом заручиться согласием Филиппа II на брак, который, в свою очередь, предпочитал замалчивать этот вопрос. Такая позиция, конечно же, означала «нет». Испанскому королю важно было сохранить статус-кво и не допустить, чтобы Португалия сблизилась с Францией. В ноябре 1570 года Фуркево проинформировал, что переговоры Луиса де Торреса закончились безрезультатно 54 .

Терпение Карла IX и его матери истощилось. Происки Филиппа II представляли собой неприкрытое оскорбление Франции. В январе 1571 года французский двор резко обрывает тему португальского альянса. В секретной инструкции барону Фуркево Карл IX приказывает хранить молчание о будущем Маргариты де Валуа и прекратить все разговоры об отношениях Франции и Португалии 55 . Именно в это время вновь всплывает идея брака с принцем Генрихом Наваррским, тем более что 8 августа 1570 года был [199] подписан очередной, Сен-Жерменский мирный договор между католиками и гугенотами, завершивший Третью Религиозную войну во Франции.

Нам неизвестно, у кого родилась мысль возобновить франко-наваррский союз, скорее всего, у той же Екатерины. Во всяком случае, именно в ее переписке впервые появляется идея закрепить Сен-Жерменский мир межконфессиональным браком 56 . Одновременно это был бы своеобразный ответ и месть Филиппу II за причиненные унижения и разжигание гражданской войны во Франции. Весь свой дипломатический талант королева-мать бросила на подготовку «наваррского брака», который обещал стать беспрецедентным событием – союзом католической принцессы и протестантского принца. В июле 1571 года Карл IX представил официальные предложения о браке своей сестры и принца Наваррского матери последнего Жанне д’Альбре.

Такой поворот событий встревожил Пия V и Филиппа II. Первый опасался излишней самостоятельности Франции в религиозной политике и победы веротерпимых сил. Межконфессиональный брак означал крушение вековых религиозных канонов, открывая дорогу другим подобным союзам, и позволял не особо прислушиваться к мнению Святого престола. Филипп II, со своей стороны, всеми силами стремился не допустить согласия в стране своего потенциального соперника. Однако, казалось, во Франции вновь возрождается политическое единство, ради которого французы были готовы поступиться религиозной враждой и примириться символическим актом – бракосочетанием принца Наваррского и принцессы Валуа, сплотившись из-за внешней опасности – агрессивных претензий Австрийского дома на мировое господство. Единая и сильная Франция могла и должна была бросить вызов Габсбургам, взяв реванш за унижения последних лет и неудачу в Итальянских войнах. Папа и испанский король попытались спасти положение, добившись от Себастьяна нового посольства во Францию, которое возглавил Жуан Гомес да Сильва.

Посла в Париже встретили весьма холодно, и он сумел попасть на аудиенцию только к королеве-матери (8 октября 1571 года). Гомес да Сильва попытался разыграть спектакль удивления в связи с решением о предполагаемом браке и напомнить о неких обязательствах Франции перед Португалией, связанных с упоминавшимся инцидентом на Мадейре. На что ему было без обиняков [200] отвечено, что брак сорвался только по вине Себастьяна и его испанских родственников, поэтому ни о каких компенсациях не может идти и речи. Маргарита отразила этот сюжет в мемуарах. Правда, из ее рассказа непонятно, с какой именно португальской делегацией она встречалась («королева моя мать приказала мне надеть соответствующие наряды») – да Сильвы 1571 года или же Дантаса 1567 года. Впрочем, спустя годы для нее это уже не имело значения. В октябре того же 1571 года в Париж пришло сообщение о победе испанского флота над непобедимыми до того турками в битве при Лепанто, что означало еще большее усиление Филиппа II. Последние колебания и сомнения французов развеялись. До сведения португальского, а заодно и испанского монархов было доведено, что Франция никогда прежде не была связана семейными узами с португальским домом и отказывается от дальнейших переговоров по этому вопросу 57 . Впрочем, Маргарита немного потеряла, не став португальской королевой. Как известно, незадачливый и психически не во всем полноценный Себастьян таинственно погиб в африканском походе в 1578 году, так и оставшись неженатым 58 .

Трудности, с которыми столкнулась Екатерина Медичи при обустройстве нового союза, можно разделить на внешние и внутренние. Внешние состояли из изнурительных прошений папе Пию V, а затем сменившему его Григорию XIII разрешить бракосочетание. Она им обещала, что Франция не будет воевать с Филиппом II, убеждала в преданности французской короны устоям католической религии, объясняя в то же время, что намечаемый альянс вполне равноценен, поскольку в будущем Маргарите достанется корона Наварры, а также оправдан, так как он принесет «мир и спокойствие» во Францию. Одновременно королева-мать сумела организовать сильное давление на Святой престол. Помимо энергичного посла Франции в Риме Фераля при папском дворе интриговали в пользу брака три влиятельных кардинала – Гиз-Лотарингский (этот, правда, скорее делал вид, что хлопочет, поскольку был уязвлен решением семьи Валуа, отвергнувшей его племянника Гиза), а также Феррарский и д’Эсте. Перед папой хлопотали итальянские родственники Екатерины, в частности, герцог Тосканский 59 . Несмотря на то что Григорий XIII был более склонен к компромиссу [201] с Парижем, чем его предшественник, собственные интересы папы и негативная позиция Филиппа II давали основание для колебаний и проволочек. Молчание Рима, которое Карл IX воспринимал как косвенное проявление интриг Испании, заставило короля в июле 1572 года довести до сведения Григория XIII, что намечаемая свадьба состоится в любом случае 60 .

Церемонию бракосочетания должен был осуществить кардинал де Бурбон, родной дядя Генриха Наваррского и единственный католик в этой семье. Однако он также откладывал свою миссию, ожидая разрешения из Рима. В августе, когда все приготовления к свадьбе были закончены, Париж был переполнен приехавшими гостями, а общая ситуация во Франции вновь становилась нестабильной, стало ясно, что откладывать дальше церемонию невозможно. Не дождавшись папского разрешения, Екатерина Медичи решилась на крайние меры: по ее приказу было объявлено о подписании Григорием XIII специального бреве, позволявшего католичке выйти замуж за гугенота, чего не было в действительности 61 . Настоящее разрешение было составлено и пришло в Париж много позже – во второй половине ноября 1572 года, уже после возвращения Генриха Наваррского в лоно католической церкви. Брачная жизнь Маргариты де Валуа началась с обмана – этот факт вспомнят неоднократно, когда впоследствии пойдет речь о ее разводе с королем. Одновременно Карл IX, в опасении отрицательного решения папы, велел задерживать всех курьеров, следующих из Италии 62 .

Вообще, история с папским разрешением на брак Генриха и Маргариты запутана. Дело в том, что документ был утерян во время династического кризиса и фактического междуцарствия в 1589-1594 годах. Во всяком случае, его не смогли найти ни во время бракоразводного процесса в 1590-х годах, ни в последующее время. Архивы Ватикана, где наверняка хранится копия документа, до сих пор хранят молчание. Уже в то время во Франции сомневались, было ли оно вообще. Существует одно-единственное упоминание о получении долгожданного разрешения в письме Екатерины Медичи от 19 ноября 1572 года 63 . Маргарита в своей переписке также говорит о его существовании (см. ее письма [202] № № 9-11 в настоящей книге), правда, неясно, видела ли она его воочию. Может быть, в августе 1572 года Екатерина Медичи, видя, что папского благословения не получить, а намечаемый брачный союз бесполезен (поскольку вооруженные гугеноты в Париже вели себя вызывающе, рассчитывая прямо из столицы отправиться на войну с Испанией во Фландрию), не исключала последующий скорый развод своей дочери и признание брака недействительным, тем более что Маргарита в своих воспоминаниях подтверждает разговоры на эту тему с матерью. Не отсюда ли родилась легенда о том, что на церемонии бракосочетания принцесса Валуа, зная, что в действительности папа не разрешил брак, не смогла заставить себя сказать «да» в ответ на вопрос кардинала де Бурбона? 64

Что касается внутренних проблем с заключением брака, то в действительности таковая была одна: Екатерине Медичи нужно было убедить в необходимости свадьбы лидеров гугенотов, прежде всего Жанну д’Альбре. Письма королевы Наваррской за 1571-1572 годы представляют собой самое яркое свидетельство хода переговоров между Валуа и Бурбон-д’Альбре. У Жанны д’Альбре, с одной стороны, не было причин доверять французской королевской семье, особенно королеве-матери, своей давней противнице, с другой стороны, союз ее сына с принцессой царствующей фамилии сулил не только закрепление религиозного мира, но также усиление суверенных прав и привилегий Бурбонов и Наваррского дома. В письме к Комону от 1571 года она пишет: «Я. отправляюсь ко двору, где Господь поможет руководить моими действиями, да послужит это к Его славе. Дело, которое меня туда влечет, имеет столь большое значение, что о нем стоит позаботиться» 65 . Речь идет о завершающей стадии переговоров, которые проходили с февраля 1572 года в тогдашней резиденции двора в Блуа.

Подозрительной и полной предубеждений суровой протестантке Жанне д’Альбре французский двор казался олицетворением порока и всеобщего лицемерия. Она жалуется в письмах к сыну, что ее силой принуждают подписывать брачный контракт, а Екатерина Медичи, с которой она «не может общаться», всячески над ней издевается, наконец, ее устраняют от встреч с королем и Маргаритой: «Что касается Мадам [Маргариты], то я вижу ее только у королевы – месте не слишком достойном, откуда она не выходит. Она отправляется в свои апартаменты только в те часы, [203] которые неудобны для беседы» 66 . Вместе с тем, королева Наваррская не скрывает своей радости от первых впечатлений о будущей невестке: «Я Вам скажу, что Мадам [Маргарита] оказала мне столько почестей и доброжелательства, сколько было возможно, и говорила мне чистосердечно, как она Вами довольна»; и далее: «Я сказала ей о Вашем письме, и она была очень деликатна, отвечая, как обычно, в выражениях великодушной покорности к Вам и ко мне, как будто она уже Ваша жена» 67 . Судя по всему, на Жанну большое впечатление произвели безупречные манеры и такт принцессы, ее ум и рассудительность. Вместе с тем, королева Наваррская почувствовала в ней реальную соперницу за влияние на Генриха Наваррского, которого предупреждала позднее, что твердая преданность Маргариты католической религии и своему дому может негативно отразиться на всем гугенотском движении, добавляя: «Принцесса красива, но прошла школу разложения» 68 .

Жанна д’Альбре видела в Маргарите только дочь ненавистной ей Екатерины Медичи и быстрее, чем сама королева-мать, поняла, что принцесса во все времена будет отстаивать прежде всего интересы правящей семьи Валуа и свои принципы. Другие ее письма уже отражают мнение раздраженной свекрови – одно из них мы уже цитировали выше, другие привел в своей интересной статье Роберт Кнехт 69 .

Долгожданный брачный договор Жанна д’Альбре подписала 11 апреля 1572 года после долгих колебаний и сомнений. Адмирал Колиньи, гугенотский лидер в то время, сыграл в этом деле большую роль, так как Екатерина Медичи, по словам венецианского посла, обещала в случае успеха не препятствовать его сближению с Карлом IX 70 . Неожиданная кончина в Париже королевы Наваррской от туберкулеза 9 июня была воспринята двором с облегчением 71 . Отныне внутренних препятствий для совершения бракосочетания почти не было, если не считать непримиримую [204] позицию ультракатоликов герцогов Гизов, находившихся в то время в немилости.

Гизы были, бесспорно, оскорблены тем, что их главу в свое время отвергли в качестве достойной партии Маргариты де Валуа. И, быть может, стремление Генриха де Гиза расправиться с королем Наваррским и прочими гугенотскими принцами во время Варфоломеевской ночи (возможно, и организация самой резни) во многом носило следы личной мести и многолетней вражды Гизов и Бурбонов.

Пышная свадьба была отпразднована 18 августа 1572 года по невиданному до того церемониалу, согласованному еще Екатериной Медичи и Жанной д’Альбре, когда невеста-католичка венчалась одна в Соборе Парижской Богоматери (место жениха занимал ее брат Генрих Анжуйский), а гугенот Генрих Наваррский, к тому моменту уже король, ожидал снаружи. Судьба продолжала испытывать Маргариту де Валуа: после стольких лет ожидания замужества бракосочетание состоялось, но без должного разрешения папы и без соблюдения церемониальных норм бракосочетания принцесс Франции.

Впереди была Варфоломеевская ночь – массовая резня гугенотов в ночь на 24 августа 1572 года (праздник святого Варфоломея), происходившая по всему Парижу, включая королевский замок Лувр. Известно, что существует всего лишь два ее описания с точки зрения обитателей Лувра: секретаря графа де Ларошфуко, сеньора де Мерже, и Маргариты де Валуа, королевы Наваррской.

БАРОН ДЕ ЛЕРАН

Многие историки, основываясь главным образом на мемуарах самой королевы, показывают события той ночи ее глазами: девятнадцатилетняя девушка, исполненная ужаса от происходящего, пыталась исправить непоправимое – спасти, не задумываясь, человеческие жизни, неважно, гугенотов или католиков, и, бросившись к ногам короля, сумела сохранить жизни как минимум трем дворянам – Генриху д’Альбре, барону де Миоссансу, наваррскому принцу и родственнику ее мужа (католику), а также знатному сеньору Жану д’Изоре д’Арманьяку (гугеноту) и, наконец, барону де Лерану (гугеноту), ставшему главным героем ее трагических воспоминаний о Варфоломеевской ночи, о котором нужно сказать отдельно. [205]

Кстати, в рассказе Маргариты много интересных подробностей, но есть одна поразительная деталь – она фактически подводит читателя к мысли, что Екатерина Медичи, специально не посвящая свою младшую дочь в кровавые замыслы организаторов Варфоломеевской ночи (точнее говоря, Варфоломеевского утра – Маргарита довольно точно указывает время, когда ее разбудили крики Лерана), рассчитывала на ее смерть! Зная беспредельный цинизм королевы-матери и ее отношение к Маргарите, такую версию нельзя исключать. Гибель королевы Наваррской – сестры короля Франции – от рук разъяренных гугенотов, мстящих за погибших друзей и родных, или же от случайного удара католиков (что едва и не произошло на самом деле), стало бы аргументом колоссальной силы для королевской семьи и оправдало бы все убийства. К счастью, Маргарита чудом осталась жива сама и смогла найти силы спасти других.

В те трагические часы она не могла не понимать, что ее бракосочетание, позже названное «парижской кровавой свадьбой» и явившееся в итоге предлогом для убийства сотен дворян-протестантов (конечно, не только дворян. ), навсегда останется в памяти людей как акт чудовищной трагедии, разыгравшейся в стенах Лувра, на улицах Парижа и других городов и мест. События 24 августа 1572 года сделали очевидным всю бессмысленность заключенного накануне политического брака католички и гугенота, который не смог разрешить противоречий конфликтующих сторон, закрепить мир во Франции и привнести спокойствие в королевскую семью.

Миоссанс и Арманьяк, спасенные Маргаритой, составляли ближайшее окружение Генриха Наваррского, являясь, соответственно, его первым камер-юнкером и первым камердинером. Оба они позднее остались благодарными своей королеве и оказывали ей различные услуги. Так, в мемуарах за 1573 год Маргарита откровенно говорит, что именно благодаря Миоссансу она узнала о заговоре своего мужа и младшего брата против короля и сумела предупредить последнего об опасности. В письме же от 16 февраля 1584 года она пишет, что Жан д’Арманьяк посредничает в деле ее возвращения ко двору в Нераке и примирения с мужем 72 .

Что касается Лерана, то королева Наваррская его не упоминает вообще ни в своих письмах, ни в мемуарах, отражающих события после Варфоломеевской ночи. Что случилось с бароном после [206] того, как Маргарита спрятала его в своих покоях? Встречались ли они потом при наваррском дворе? Как сложилась его дальнейшая судьба? Сюжет с Лераном выглядит недописанным. Известно, однако, что среди потерянных тетрадей мемуаров королевы как раз отсутствует важная тетрадь о последних месяцах 1572 – десяти первых месяцах 1573 годов 73 . Видимо, некоторые ответы находились (находятся?) там.

Историки до сих пор расходятся во мнении, какой же именно Леран был спасен королевой Маргаритой в Варфоломеевскую ночь: у Ф. Эрланже это Филипп де Леви, барон де Леран 74 , у Ива Казо – «персонаж, который трудно определить» 75 ; есть и другие мнения, которые мы приведем ниже.

Вообще, о неком загадочном человеке, которого Маргарита спасла в своей спальне, французское общество впервые узнало из ее «Мемуаров», впервые опубликованных в Париже в 1628 году, спустя 13 лет после смерти королевы. Однако вплоть до издания «Мемуаров» 1842 года, подготовленного Ф. Гессаром, его имя писалось как «Monsieur de Téjan», которое ничего не говорило ни современникам, ни потомкам, и что дало нам однажды повод сделать неверное предположение, что Маргарита просто забыла имя своего спасенного гугенота 76 . Дело в том, что правильное имя – Леран – встречается только одном из списков «Мемуаров» – т. н. «списке А», хранящемся в Библиотеке Арсенала в Париже, который Франсуа Гессар положил в основу своего лучшего на тот момент издания сочинений королевы 77 , и тем самым подтвердил неуверенный рассказ Брантома о Леране (о чем скажем позже). В основу же предыдущих изданий (в том числе и 1628 года) был положен другой список – т. н. «список В» из Национальной библиотеки Франции, где и представлено искаженное имя барона 78 . [207]

Вернемся к свидетельству Брантома: «Мне рассказали об этом те, кто там [в Лувре, во время Варфоломеевской ночи] был, и я знаю только то, что от них услышал. Она [Маргарита] отнеслась к избиениям с большим нетерпением и спасла многих, в том числе одного гасконского дворянина (мне кажется, что его звали Леран), который, весь израненный, бросился на кровать, где она спала, а она [королева] прогнала убийц, преследовавших его вплоть до дверей; ибо она всегда была милосердна и проявляла доброту ко всем, как подобает дочерям Франции» 79 . Как известно от самой Маргариты, Брантом послал ей свою рукопись с ее жизнеописанием, содержащим эти строки, около 1593 года. Королева немного исправила и уточнила его рассказ, однако ошибка с именем Лерана все равно закралась в издания ее «Мемуаров» в XVII-XIX веках, скорее всего, по вине переписчиков, поскольку авторский вариант воспоминаний не сохранился (или до сих пор не найден). Сочинения Брантома, в свою очередь, впервые были опубликованы в 1665 году в Голландии 80 , но, как видно, не убедили издателей мемуаров королевы исправить «Monsieur de Téjan» на «Monsieur de Leran». В парижском издании 1789 года, правда, есть курьезная сноска: «Брантом называет этого дворянина Lerac» 81 (не это ли имя подтолкнуло Александра Дюма сделать из барона де Лерана Лерака де Ла Моля в своей «Королеве Марго»?).

Существует еще одно любопытное мемуарное свидетельство о сцене в спальне королевы Наваррской, опять же, сделанное отнюдь не очевидцем событий и к тому же известным противником Маргариты – Т.-А. д’Обинье: «Виконт де Леран, получив первые удары, поднялся на ноги и бросился на кровать королевы Наваррской. Камеристки спасли его» 82 . И – ни слова о спасительной роли Маргариты де Валуа. Речь идет о «Всеобщей истории» д’Обинье, впервые вышедшей в 1616 году, уже после смерти Брантома (1614) и Маргариты (1615). Мемуаристу была неизвестна настоящая роль [208] Маргариты? Очень сомнительно, ведь он отлично знал судьбы многих дворян-гугенотов юга Франции, что доказывают все его произведения. Скорее всего, его давняя ссора с королевой не позволила ему быть правдивым. Недаром большинство исследователей именно ему приписывают самый известный памфлет, направленный против королевы – «Сатирический развод», изданный в 1607 году.

Таким образом, все три свидетельства о Леране – Маргариты, Брантома и д’Обинье, опубликованные в разное время и отличавшиеся по разным причинам, – не пролили свет на его личность. И только к середине XIX века, когда во Франции началось массовое издание и переиздание исторических документов и мемуаров известных людей, издатели (как правило, ученые-гуманитарии), критически осмысливали и комментировали тексты. Уже упоминавшийся Франсуа Гессар впервые в примечаниях к «Мемуарам» Маргариты сделал предположение, что королева Наваррская явно имела в виду не мифического «Monsieur de Téjan», а вполне осязаемого ею в Варфоломеевскую ночь Габриеля де Леви, барона или виконта де Лерана 83 .

Необходимо упомянуть еще об одном уточнении, сделанном Маргаритой в мемуарах. Во всех шести сохранившихся рукописных списках «Мемуаров» о Леране написано, что он являлся «племянником господина д’Одона» 84 . Однако это уточнение было воспроизведено только в издании 1628 года. Позже издатели таинственным образом упускали его из основного текста, более того, его не увидел и Ф. Гессар. Только Элиан Вьенно в 1999 году восстановила полный текст «Мемуаров», упомянув в примечаниях обо всех разночтениях.

В 1857 году вышел седьмой том «Протестантской Франции» под редакцией братьев Эжена и Эмиля Хааг, где присутствует статья «Levis, Jean-Claude de, baron d’Audon» – «Жан-Клод де Леви, барон д’Одон» 85 . Речь идет о представителе знатного гасконского рода, «сыне Гастона де Леви и Марии д’Астарак-Фонтрай, одном из самых храбрых и бесстрашных протестантов Верхнего [209] Лангедока. Начиная с 1567 года, мы видим его идущим на помощь принцу де Конде. », и т. д. Судя по дальнейшему «послужному списку» барона д’Одона, приведенному в названной статье, он являлся довольно известным гугенотским капитаном эпохи Религиозных войн, и Маргарита в мемуарах специально упоминает о нем, чтобы оттенить неизвестную тогда фигуру его племянника Лерана. В статье также говорится, что в Варфоломеевскую ночь королева Наваррская спасла от смерти его родного брата Гастона де Леви, барона де Лерана, который погиб на войне в том же 1572 году 86 . Это явно противоречит рассказу Маргариты, которая пишет не о брате, а о племяннике д’Одона, и вряд ли ошибается.

Известно, что Гастон VII де Леви (ум. 1559) в 1547 году женился на Габриель де Фуа, и у них было четверо детей, родившихся, видимо, в конце 1540 – начале 1550-х годов. Два сына Гастона сопровождали короля Наваррского в Париж на свадебные торжества. Старший, Филипп, погиб в Варфоломеевскую ночь. Таким образом, Маргарита имела в виду младшего – Габриеля де Леви – кстати, по возрасту ровесника Генриха де Бурбона и ее самой. То есть Ф. Гессар в свое время сделал совершенно верное предположение, указав на Габриеля. Именно Габриель вместе со своим братом и десятками других гугенотских дворян оказался запертым в Луврской ловушке в ночь на 24 августа 1572 года. По приказу Нансея, капитана королевских гвардейцев, всех гугенотов, ночевавших в Лувре, собрали во внутреннем дворе замка, где начали безжалостно рубить алебардами. Раненому Габриелю (который, кстати, еще не носил титул барона де Лерана) удалось прорваться через цепь швейцарцев и вернуться в замок. Он побежал к единственному безопасному помещению, которое только знал в Лувре, – апартаментам наваррских королей, в которых к тому моменту оставалась одна королева Наваррская вместе с кормилицей, камеристками и камердинерами 87 . Об остальном известно: Маргарита спасла его, не без помощи Нансея, который опасался скандала, связанного с вторжением в апартаменты сестры короля, и спрятала в своем будуаре. Больше нам ничего не известно. Понятно лишь, что позднее ей удалось его вывезти в безопасное место. Больше никто в Лувре не смог бы помочь гугенотскому дворянину. Спустя пять лет мы видим его уже [210] в Гаскони и Лангедоке, где с оружием в руках он отстаивал дело протестантского движения.

В той же статье о бароне д’Одоне приводятся биографические сведения о Леране, по большей части начиная с 1598 года. Бароном он стал все в том же 1572 году, после смерти брата, а позднее титуловался виконтом. Как и его дядя, Леран прославился как активный участник Гражданских войн, в основном на юге Франции, откуда он был родом. Так, известно, что в 1577 году вместе с младшим братом он участвовал в походе на крепость Кастельверден под началом своего дяди, а в 1580 году все они находились на службе у Тюренна, приближенного Генриха и Маргариты Наваррских 88 . Мы можем только предполагать, что Маргарита и барон де Леран встречались в Нераке или в других городах юга Франции, где часто останавливался наваррский двор. В 1586 году Леран командовал гарнизоном в Мазере, затем отличился в войнах Генриха IV. При Людовике XIII показал себя как непримиримый протестант. Скончался в 1638 году, уже после завершения борьбы центральной власти с гугенотами, будучи глубоким стариком 89 .

Остается сказать, что родовой замок Леранов сохранился, равно как и архив этой семьи. Наверняка исследователей ждут новые сюрпризы. Наконец, согласно генеалогическим данным, в 1593 году Габриель де Леви, виконт де Леран успешно женился на богатой наследнице Катрин де Леви-Мирпуа и обзавелся детьми. Свою старшую дочь он назвал Маргаритой 90 .

МАРГАРИТА ДЕ ВАЛУА И ГЕНРИХ ДЕ БУРБОН

Спасла ли Маргарита, помимо трех дворян, также своего мужа во время Варфоломеевской ночи? Сама она никогда не отвечала прямо на этот вопрос, написав в мемуарах только, что отказалась вести разговоры о своем разводе с королем Наваррским спустя несколько месяцев, вопреки желанию своей семьи. У нас вообще очень мало сведений, что же произошло в апартаментах короля ранним утром 24 августа 1572 года, когда туда доставили арестованных Генриха Наваррского и принца де Конде-младшего. Очевидно одно: две женщины, две королевы – королева Наварры [211] Маргарита де Валуа и королева Франции Елизавета Австрийская, жена Карла IX, – бросились в ноги королю с просьбой остановить бойню и спасти дворян, ожидающих от них помощи. «В конце концов», по выражению Маргариты, ей удалось вымолить жизни трем из них.

Однако современники королевы были убеждены, что именно она сумела убедить короля и свою мать оставить своего супруга в живых. Послушаем Брантома: «Я слышал от одной принцессы, что она спасла ему [Генриху Наваррскому] жизнь во время Варфоломеевской ночи, ибо, несомненно, он был обречен и внесен в кровавый список, как говорили, потому что высказывалось мнение 91 , что следует уничтожить на корню короля Наваррского, принца де Конде, адмирала и прочих знатных лиц. Однако названная королева [Наваррская] бросилась в ноги королю Карлу, прося его сохранить жизнь своему мужу и господину. Король Карл дал ей свое согласие с большим трудом, и только потому, что она была его доброй сестрой» 92 . Сама Маргарита, прочитав этот пассаж в 1593 году, не стала его ни подтверждать, ни опровергать. На тот момент она являлась женой уже короля Франции, и, возможно, ей не хотелось публично напоминать Генриху IV о своей роли в самые трагические часы его жизни.

Существует еще одно ценное свидетельство весьма осведомленного человека – кардинала де Ришелье, главного министра Людовика XIII. Он лично знал Маргариту, поскольку вместе с ней участвовал в работе Генеральных штатов 1614 года. В своих «Мемуарах» Ришелье отозвался о Маргарите в превосходных тонах, написав между прочим: «Она была самой известной королевой своего времени. Если эта свадьба [Генриха и Маргариты] оказалась настолько ужасающей для всей Франции, она оказалась не менее ужасной и для ее личной судьбы. Ее муж подвергался смертельной опасности, шел спор о том, следует ли его уничтожить, она спасла его» 93 . Вряд ли Ришелье этими строками хотел угодить [212] королю, хотя ему, как никому другому, было известно об отношении Людовика XIII, сына Генриха IV, к первой жене своего отца: король искренне любил Маргариту, в отличие от собственной матери Марии Медичи. Мемуары не предназначались для печати и были опубликованы много позже смерти кардинала 94 .

Больше у нас нет никаких достоверных данных о спасении Генриха Наваррского. Умоляя короля и королеву-мать о сохранении жизни дворянам из его свиты, Маргарита забыла упомянуть собственного мужа? Очень сомнительно. В 1582 году в одном из своих писем к Генриху Наваррскому она уронит замечательную фразу: «Что же касается короля, то я всегда отвечала своей жизнью, чтобы с Вами ничего не случилось» 95 .

Большинство историков склоняются к тому, что в решении судьбы Генриха де Бурбона верх взяли не столько мольбы Маргариты, сколько целесообразность сохранения жизни принцам крови в противовес Гизам 96 . Понимая это лучше других, Екатерина Медичи, возможно, воспользовалась Маргаритой для убеждения Карла IX. Генриху Наваррскому даровали жизнь в обмен на возвращение в лоно католической церкви и статус заложника в Лувре.

Через два года, весной 1574 года, Маргарита опять спасла своего мужа, на этот раз от тюрьмы (а возможно, и большего), поскольку тот ввязался в большой заговор против умирающего Карла IX в пользу Франсуа Алансонского, младшего из братьев Валуа, который мечтал о короне. Чтобы оправдать Генриха, от его имени она написала свое самое известное политическое сочинение – «Оправдательную записку Генриха, де Бурбона», авторство которой, впрочем, было определено только в конце XVIII века 97 . «Записка» была адресована Екатерине Медичи, которая, получив ее в канун смерти короля и удовлетворившись ее содержанием, рекомендовала членам Парижского парламента – главной судебной инстанции Франции – согласиться с письменными доводами короля Наваррского (Маргариты). Маргарита опять не пишет, остался ли ее муж благодарным ей на этот раз.

Вообще, отношения Генриха и Маргариты были удивительными даже для современников, не говоря уже о потомках. Очевидно, [213] что оба рассматривали свой союз как политическую необходимость и считали себя свободными от брачных обязательств. Флирты их обоих казались вызывающими даже в раскрепощенную эпоху Ренессанса. Маргарита откровенно говорит в мемуарах, что видела в Генрихе только брата, а он в ней – сестру. Но вместе с тем это не исключало их отношений как мужа и жены со сценами ревности и взаимными упреками. Известно также, что королева Наваррская мечтала забеременеть от мужа, о чем однажды написала матери: «Я нахожусь на водах Баньера, куда я приехала в надежде, что судьба будет ко мне благосклонна и позволит мне увеличить число Ваших подданных» 98 . Генрих Наваррский, вместе с тем, всю свою жизнь, не стесняясь, использовал Маргариту для достижения своих целей: сначала в качестве гаранта своей безопасности во время луврского плена и политического союзника (1572-1576), затем как посредницу в отношениях с французским двором и незаменимую участницу мирных переговоров (1578-1582), наконец, уже после развода, как хранительницу традиций и церемониала королевской семьи. В отличие от своей жены, Генрих не был интеллектуалом, интересовавшимся книгами, науками или искусством. Он был хитрым, удачливым и прагматичным политиком, которому, к тому же, очень повезло на определенном этапе. Маргарита была ступенью к этому везению. Несмотря на все их ссоры и разногласия, в итоге королева осталась его другом и помогла утвердиться на троне его сыну Людовику XIII.

В самом начале своих «Мемуаров» королева объясняет, почему она не хочет вспоминать отдельные яркие моменты своей жизни: за нее это лучше сделал ее друг и почитатель Брантом: «Я весьма польщена, что столь благородный муж, как Вы, пожелал изобразить меня в таких богатых красках. Но на этом полотне приукрашенное изображение в большой степени затмевает истинные черты персонажа, который Вы хотели запечатлеть». Генрих Наваррский мог оценить интеллект своей жены в августе 1573 года, когда польские послы прибыли в Париж, чтобы объявить своим новым королем Генриха Анжуйского, брата Карла IX и Маргариты. На торжественном приеме, устроенном в их честь, из всей королевской семьи одна королева Наваррская смогла понять, о чем говорят иностранные гости. Послушаем Брантома: «Когда поляки. прибыли к ней, чтобы выразить свое почтение, епископ Краковский, [214] главный и первый человек среди послов, произнес торжественную речь на латинском языке, адресованную всем присутствующим, так как был мудрым и ученым прелатом. Королева, хорошо поняв и разобрав эту речь, ответила ему настолько выразительно и с таким знанием дела, безо всякой помощи переводчика, что все пришли в большое изумление, а ее голос они [поляки] назвали голосом второй Минервы, или богини красноречия» 99 .

Маргарита подробно отразила первые два периода (луврский и неракский) своей совместной жизни с королем Наваррским в своих воспоминаниях, но почти не затронула сюжет своей первой поездки в Гасконь в 1578 году, во владения своего супруга, дав право Брантому говорить за нее: «Я вспоминаю (ибо сам присутствовал при этом), как королева, мать короля, сопровождала эту королеву [Маргариту], свою дочь, к королю Наваррскому, ее мужу, и, достигнув Коньяка, сделала там небольшую остановку; в этом городе множество знатных, благородных и прекрасных дам этой области прибыли приветствовать их и выразить свое почтение; и все они [дамы] были счастливы видеть красоту королевы Наваррской, которую расхваливали королеве ее матери, пребывающей от этого в счастливом состоянии. Посему она [королева-мать] однажды попросила свою дочь нарядиться как можно пышнее; [. ] и та появилась, одетая в самое великолепное платье из серебряной ткани с вставкой на булонский манер, с ниспадающими рукавами, с роскошной прической и белой вуалью [. ]. Она была исполнена такого величия и красоты и такой милости, как будто была скорее небесной богиней, нежели земной королевой» 100 . Вообще, мемуары королевы и ее жизнеописание Брантома дополняют друг друга, и эти два сочинения невозможно читать по отдельности.

Эта статья вас УДИВИТ:  Трёхслойный кекс Три вкуса - кулинарный рецепт.

1578-1582 годы – свое первое пребывание при наваррском дворе (главным образом, в Нераке) – королева считала одним из самых счастливых периодов своей жизни. Изысканная Маргарита даже вдали от Парижа не могла жить без книг, поэтов, философов, пышных балов и праздников 101 . Знаменитые Мишель де Монтень, Гийом дю Бартас, Ги дю Фор де Пибрак входили в ее окружение. Именно к этому периоду ее жизни относится ее [215] подпись-автограф – «Marguerite» – на форзаце «Исторической Библии» Гийара де Мулена XIV века – рукописной иллюминированной книги, созданной для семьи Альбре и хранившейся в их библиотечном собрании. Представители этой фамилии, ставшие королями Наварры в конце XV века, видимо, придавали этой книге особое значение, поскольку выработали традицию ставить на ней владельческие подписи: так, помимо остальных, наряду с автографом Маргариты присутствуют также подписи ее супруга – «Henry», и свекрови – «Jehanne». Остается добавить, что ныне рукопись хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, и мы можем точно сказать, что ее держала в руках и читала последняя королева Наваррская 102 . Кстати, помимо этой рукописной книги в петербургской библиотеке хранятся также сорок два ее письма, ценнейших по содержанию, по большей части датированных 1579-1581 годами (см. нашу вступительную статью к разделу II настоящей книги).

После выхода в 2004 году книги доктора искусствоведения И. Н. Новосельской «Французский рисунок XV-XVI веков в собрании Эрмитажа» можно было бы присовокупить к этому то, что в Санкт-Петербурге также находится неизвестное портретное изображение Маргариты де Валуа – рисунок неизвестного же мастера. Воспроизведение этого рисунка присутствует в книге, а сам он в свое время выставлялся в Эрмитаже как портрет королевы Наваррской эпохи 1570-1580-х годов 103 . Конечно, И. Н. Новосельская в своей книге поставила под сомнение (знак вопроса), что на портрете именно Маргарита, однако, на наш взгляд, там изображена совсем другая (неизвестная) дама. Увы, ничего общего с известными (а их более десятка) изображениями Маргариты де Валуа эрмитажный портрет не имеет. В этом можно убедиться, посетив интернет-сайт французского искусствоведа Франсуа Дюбуа, где собраны все известные (включая эрмитажные Генриха II и Карла IX) на сегодняшний день портреты семьи Валуа 104 . Принимая во внимание характерную внешность королевы, а также ее явное сходство со своей матерью и братьями, можно утверждать категорически, что атрибуция И. Н. Новосельской ошибочна. [216]

Как известно, «Мемуары» Маргариты обрываются неожиданно, на полуслове, в начале 1582 года. Очевидно, их конец утерян. Нам остается следить за судьбой королевы, опираясь на ее переписку, а также прочие источники разного рода. Двенадцать ее писем мы приводим с соответствующими пояснениями в настоящем издании, равно как интересные неизданные документы, которые проливают свет на ее жизнь после этого времени. Вместе с тем эту статью нам меньше всего хотелось бы превратить в традиционную биографию нашей героини с названием «Маргарита де Валуа и ее эпоха», пересказывая все ее многочисленные жизненные коллизии на фоне бесконечных гражданских войн. Скорее – посредством отдельных сюжетов нарисовать, перефразируя Стефана Цвейга, «портрет неординарного характера».

После заключения (при непосредственной помощи королевы Наваррской) мира во Флеи в ноябре 1580 года, который завершил очередную, Седьмую Религиозную войну во Франции, Генрих III и Екатерина Медичи всеми силами пытались заманить Генриха Наваррского – в тот момент бесспорного лидера гугенотов – в Париж ко двору, мечтая тем самым выиграть несколько мирных лет. Маргарите в этом плане отводилась едва ли не ключевая роль. Однако второй раз попадать в луврский плен ему не хотелось, и, несмотря на призывы своей жены (см. письмо № 4 в настоящей книге), в столице он не появился. Помимо политического расчета у наваррца были и другие резоны не приезжать в Париж: в его жизни появилась новая любовница – Диана д’Андуэн, вдовствующая графиня де Гиш, прозванная Коризандой, откровенно враждебно настроенная к Маргарите и мечтавшая заменить ее на наваррском троне. Генрих, обещавший всем (!) своим официальным любовницам корону, вселял в них несбыточные надежды, впрочем, на деле не придавая своим словам никакого значения.

В Париже от мужа не отставала и Маргарита, возобновившая интриги в пользу своего любимого младшего брата Франсуа Алансонского и Анжуйского, который безуспешно пытался утвердиться во Фландрии, приняв титул герцога Брабантского. Придворный Франсуа – маркиз де Шанваллон – стал ее возлюбленным. Помимо графа де Бюсси, о котором она много пишет в «Мемуарах», Шанваллон – второй и последний достоверный любовник королевы. Сохранилась значительная часть их корреспонденции (21 письмо), главным образом письма Маргариты, написанные великолепным и неповторимым ренессансным языком, страстным [217] и наполненным чувством настоящей любви 105 . Судя по началу этой переписки (май 1581 года) и формам оформления писем, не содержащих обращения и подписанных монограммами, королева Наваррская пыталась держать в тайне свои чувства. В своих воспоминаниях она ничего не говорит о Шанваллоне и не указывает главный мотив своего отъезда от неракского двора в феврале 1582 года: в действительности ее влекла в Париж прежде всего любовь.

В Париже ее связь с Шанваллоном стала общеизвестной и в итоге дала повод для гнева короля, который даже подозревал сестру в рождении ребенка от маркиза и приказал ей отправляться назад к мужу в Гасконь. В августе 1583 года Маргарита безо всякой помпы с небольшим эскортом двинулась назад в Нерак, где ее никто не ждал. Настоящие же причины ее «высылки», конечно же, крылись совсем в другом: она не смогла заставить мужа приехать в Париж, через своих придворных дам поддерживала тайную переписку с младшим братом и, наконец, открыто противостояла новому фавориту короля – герцогу д’Эпернону 106 . Последний, опасаясь повторить судьбу другого фаворита Генриха III, Ле Га, убитого, как полагали, по наущению королевы Наваррской, сыграл на упреждение и сумел спровоцировать короля устроить скандал своей сестре. Оскорбленная королева Наваррская выехала назад в Нерак, но по пути получила приказ мужа остановиться. Генрих Наваррский умело воспользовался ситуацией и потребовал объяснений, а затем и компенсаций от Генриха III, отказавшись принимать жену, честь которой оказалась под сомнением.

Приводимые в настоящей книге неизвестные документы (в разделе III) отражают результат торга Генриха Наваррского с двором и характеризуют его как циничного и дальновидного политика: в итоге он разрешил жене приехать в Нерак, но практически перестал с нею общаться. Прекрасная Коризанда, у которой отношения с королевой Наваррской не сложились еще в Париже, делала все возможное, чтобы ее возлюбленный игнорировал свою жену. [218]

Летом 1584 года королевскую семью Валуа, а Маргариту в особенности, постиг удар, который разом изменил всю политическую и династическую ситуацию во Франции и напрямую повлиял на судьбу королевы: от туберкулеза – наследственной болезни последних Валуа – скончался тридцатилетний неженатый герцог Франсуа Алансонский и Анжуйский, наследник французского трона, претендент на руку Елизаветы I Английской и неудачливый властитель Фландрии – страны, которую он так и не смог удержать. Он был любимым братом королевы Наваррской, которая много лет помогала ему в пику Генриху III и которая спустя годы так тепло отозвалась о нем в своих воспоминаниях. При его жизни у Маргариты еще оставалась надежда, что она вновь станет нужна мужу как посредница в его союзнических отношениях с герцогом, но смерть последнего превратила Генриха де Бурбона в наследника трона Франции, который отныне не нуждался в дипломатических услугах своей супруги и предпочел договариваться с двором напрямую. Впрочем, представить протестанта-гугенота будущим королем Франции не мог никто, главным образом католики во главе с герцогами Гизами, которые восстановили Католическую лигу и заключили союз с Испанией, бросив вызов королям Франции и Наварры. Настал их звездный час: именно в конце 1584 – начале 1585 годов. Гизы развязали новую, восьмую по счету и заключительную гражданскую войну во Франции, получившую также название «войны трех Генрихов» – Генрихов Валуа, Бурбона и Гиза. Ставка в этой борьбе была самой высокой – корона Франции.

В условиях начавшейся войны, в марте 1585 года, с позволения мужа, под предлогом празднования католической Пасхи Маргарита и ее двор окончательно покидают Нерак и направляются в Ажен – католический анклав на юго-западе Франции, являющийся частью ее приданого. Это произошло по нескольким причинам. Генрих Наваррский с радостью избавлялся от своей королевы, которая в тот момент была не нужна ему ни как жена, ни как политическая союзница. Гугенотское окружение Генриха, к тому же, не скрывало своей неприязни к королеве Наваррской, а Коризанда мечтала ее отравить и занять ее место 107 . В Париже ее также никто не ждал – Екатерина Медичи готова была постричь ее в монастырь и предложить Генриху Наваррскому другую [219] супругу – Кристину Лотарингскую, свою внучку и племянницу Маргариты. В сложившихся обстоятельствах Маргарите нужно было спасать свою жизнь, о чем она позже и напишет Генриху III, оправдывая свой мятеж в 1585-1588 годов (письмо № 8). Оскорбленная и преданная всеми своими родственниками, включая супруга, королева открыла активную переписку с руководителями Лиги, а также с Филиппом II Испанским, и, по договоренности с герцогом де Гизом, в мае 1585 года объявила о своем присоединении к лигерам. К тому же у нее появился дополнительный аргумент для разрыва с мужем: в начале сентября этого же года папа Сикст V отлучил его от церкви и лишил всех прав, титулов и владений, включая право на французский трон 108 .

«После случилась война Лиги, – повествует Брантом, – и так как королева Наваррская опасалась некоторых лиц, являясь истовой католичкой, то удалилась в Ажен, который ей был пожалован королями ее братьями как апанаж и дар до конца ее жизни, равно как и область вокруг него. [. ] Она пожелала укрепить католическую религию со своей стороны, насколько могла, и начала войну против [гугенотов]. Но так как она была окружена очень плохими слугами, особенно мадам де Дюра, которая, как говорят, обладала на нее сильным влиянием, от имени королевы осуществлялись большие бесчинства и лихоимство. Жители города озлобились и тайно замыслили обрести свободу, изгнав и свою госпожу, и ее гарнизон» 109 .

Последнее произошло в конце сентября 1585 года, когда Маргарита и ее двор бежали в оверньский замок Карла, также входящий в ее владения. Ее придворная дама мадам де Дюра, служившая ей еще в Париже, видимо, сыграла, наряду со своим мужем, весьма отрицательную роль в жизни Маргариты – сама королева подробно пишет об этом в своем письме Филиппу II (№ 7). Вообще, мятеж королевы Наваррской испугал как короля Франции, так и короля Наварры. Усиление Католической лиги фигурой Маргариты смешивало все планы обоих королей, тем более что и Генрих де Бурбон, и его жена, несмотря на решение папы, должны были взойти на французский престол после Генриха III: король отказался лишить своего зятя права на корону Франции, а король Наваррский отверг Кристину Лотарингскую как возможную замену [220] Маргарите. Беарнец, с его сомнительными, для современников вообще и правоведов в частности, правами на корону Валуа, как с точки зрения вероисповедания, так и происхождения, прекрасно понимал, что его жена Маргарита, несмотря на Салический закон, как дочь Франции и сестра последних королей является естественной защитой от обвинений в не легитимности его претензий и одновременно незаменимым фактором при наследовании французского королевства 110 .

Генрих III, между тем, использовал все возможности, чтобы пресечь активность своей сестры и арестовать ее. Екатерина Медичи по его просьбе написала письмо Маргарите с предложением перебраться в принадлежащий ей замок Ибуа в той же Оверни с тем, чтобы захватить ее там 111 . Поначалу Маргарита, чувствовавшая себя в безопасности в Карла, отказалась это сделать, успешно оказывая сопротивление отрядам гугенотов, однако когда королевские отряды герцога де Жуайеза подошли вплотную к замку, а внутри окружения королевы начались ссоры между ее капитанами – Линьераком и д’Обиаком, – она решилась уехать во владения своей матери. В своем письме к Филиппу II она описывает обстоятельства своих злоключений в это время, объясняя, что герцог де Гиз и Лига не успели вовремя оказать ей помощь. В октябре 1586 года королева Наваррская со своей свитой отправилась в Ибуа, куда прибыла с большими трудностями, и сразу оказалась в ловушке. Швейцарцы короля во главе с маркизом де Канийаком, бывшим послом в Константинополе, арестовали ее там и спустя месяц доставили в замок Юссон – ее собственную сеньорию. В своих письмах Филиппу II и гофмейстеру королевы-матери Серлану (№ № 5 и 7) Маргарита, не стесняясь, обвиняет во всем своих ближайших родственников, вынудивших ее переживать крайние унижения.

Король Франции, однако, несмотря на всю свою строгость к сестре, не терял надежды на ее воссоединение с мужем и обретение ими наследника и не поддержал свою мать, готовую избавиться от своей дочери любым способом. Так, в декабре 1586 года он писал Екатерине Медичи, говоря о своем зяте: «Ему не нужно надеяться, чтобы мы поступили с нею [Маргаритой] сурово или избавились от нее, чтобы он снова мог жениться. Я бы хотел, чтобы она жила [221] в таком месте, где он сможет навещать ее, когда захочет, и попытается иметь с ней детей. Он не должен собираться вступать в брак снова, пока она жива. В случае, если он забудет об этом и поступит иначе, то поставит под сомнение законность наследования, и я стану его смертельным врагом» 112 . Генрих III всеми силами пытался обеспечить преемственность в наследовании трона, не допуская мысли, что лотарингский клан однажды заменит потомков Капетингов. Екатерина со своей опасной дипломатией потворствования лотарингцам и такими же матримониальными планами, идущими вразрез с королевскими, постепенно начинала раздражать короля.

Впрочем, унижения Маргариты длились недолго. Канийак, очевидно, ожидал от короля благодарностей за оказанные услуги, но королевская милость запаздывала. Генрих де Гиз, со своей стороны, уже в январе 1587 года довел до сведения маркиза, что готов заплатить ему за освобождение королевы Наваррской звонкой монетой – испанским золотом, полученным от Филиппа II 113 , а также предложить ему пост командующего артиллерией в армии своего брата герцога Майенннского. Сомнения Канийака развеялись. В Национальной библиотеке Франции в Париже сохранилось его ответное письмо Гизу: «Монсеньор, все, что мне говорил господин де Форон [от Вашего имени] относительно королевы Наваррской, совершенно убеждает меня, что мне не стоит искать другой фортуны, кроме Вашей» 114 . В феврале 1587 года он вывел во внутренний двор Юссонского замка швейцарцев, которые присягнули на верность Маргарите де Валуа.

Получив известие, что его первая любовь получила освобождение и готова опять противостоять мужу и брату, 14 февраля герцог написал испанскому послу в Париже Мендосе: «Я не могу не известить Вас о том, что переговоры, которые я начал с маркизом де Канийаком, успешно завершились, с совершенной пользой для нашей партии, и благодаря этому королева Наваррская пребывает в уверенности, что теперь находится в полной [222] безопасности. Маркиз отослал назад гарнизон, предоставленный ему Его Величеством» 115 . Что руководило герцогом де Гизом? Воспоминания о событиях двадцатилетней давности, когда он был влюблен во французскую принцессу, или политический расчет человека, рвущегося к трону? В литературе можно встретить самые разнообразные интерпретации мотивов его помощи Маргарите. Скорее всего, имело место и то, и другое. Из всей переписки Маргариты и Гиза осталось только одно ее письмо (№ 6), датированное как раз 1587 годом, содержание которого, однако, говорит о близких и очень доверительных отношениях королевы и герцога: «Я же буду неустанно возносить молитвы Господу, – пишет Маргарита, – как всегда это делала, умоляя его даровать Вам удачу и славу, что также желают Вам все добрые люди, а я более, чем кто-либо, выражаю Вам свою вечную преданность и любовь». С другой стороны, в очередном письме Мендосе Гиз не скрывает, что, освободив королеву, он покончил с «заверениями, которые предоставлялись королю Наваррскому, в скорой смерти его жены, чтобы обеспечить ему иной брачный альянс» 116 . Конечно, Гиза и Лигу весьма устраивало разделенное положение наваррской четы, а также независимость Маргариты и ее местоположение, далекое от двора, не дающее возможность королевской семье Валуа-Бурбонов договориться о воссоединении и союзе.

Королева Наваррская, таким образом, стала королевой Юссонской сеньории. Впрочем, у маркиза де Канийака было еще несколько причин, чтобы присоединиться к Лиге и освободить королеву. На одну из них справедливо обратил внимание Мишель Муазан в своей уже упоминавшейся книге «Оверньское изгнание Маргариты де Валуа»: дело в том, что Канийак являлся зятем мадам де Кюртон, гувернантки Маргариты в детские годы, о которой она пишет в своих «Мемуарах» 117 . Развивая эту тему и опираясь на данные просопографии, нетрудно выяснить, что дочь мадам де Кюртон – Жильберта де Шабанн – входила в штат постоянных дам королевы Наваррской и оказалась вместе с ней в Юссоне. Канийак, видимо, надеялся, что рано или поздно Маргарита [223] возвратится в Париж ко двору, и его жена займет одно из лучших мест при королеве Франции.

Затем, судя по всему, Канийак был жаден и не очень умен. В конце XIX века в одном из провинциальных архивов был найден и опубликован поразительный документ – «Дарение королевы Маргариты де Валуа маркизу де Канийаку» от 8 сентября 1588 года, написанный ею собственноручно. За оказанные Канийаком «добрые услуги» королева уступала ему «все свои права . на графство Овернь и иные земли и сеньории названной области Овернь, принадлежащие нашей весьма почитаемой госпоже и матери, которые мы можем и должны наследовать», а также обязалась выплатить сорок тысяч экю в течение нескольких лет, т. е. Маргарита жаловала Канийаку шкуру еще не убитого медведя 118 Она прекрасно знала, что сеньории в статусе апанажа, принадлежащие членам королевской семьи, не могут быть объектом дарения, купли-продажи, залога и т. п. К тому же, по иронии судьбы, Екатерина Медичи в своем завещании отказалась вообще упоминать свою дочь, передав графство Оверньское своему незаконнорожденному внуку герцогу Ангулемскому 119 С последним королева Маргарита будет долго судиться за наследство своей матери и уже в 1600-х годах, не без помощи бывшего мужа – короля Франции, отсудит у него земли Екатерины.

Кроме всего прочего, маркиз де Канийак, судя по письму Гиза Мендосе, обещал, что отошлет швейцарцев короля («гарнизон») назад. Трудно сказать, сделал ли он это в действительности. Дело в том, что летом 1605 года, возвращаясь в Париж из Юссона по приглашению Генриха IV, Маргарита написала королю буквально следующее: «Я оставила Ваш замок Юссон под надежной охраной одного старого дворянина, моего гофмейстера, и всех моих швейцарцев и солдат, служивших мне все то время, пока я жила там по воле Господа» 120 Эти строки наталкивают на мысль, что, получив финансовые средства от герцога де Гиза, Канийак перекупил королевский гарнизон, благодаря которому в свое время захватил мятежную наваррскую королеву. Возможно, значительную часть швейцарцев он оставил в замке обеспечивать ее охрану и не стал набирать новую гвардию. [224]

Что касается солдат, кого имеет в виду Маргарита, опять же неясно. Из переписки уже упомянутого посла Испании при французском дворе Мендосы известно, что Генрих III высказывал свое открытое неудовольствие в адрес Филиппа II в связи с тем, что последний усилил гарнизон Юссона солдатами-арагонцами 121 . Оставались ли они в замке все годы, которые королева провела в Оверни? Согласно «Сатирическому разводу», королевский гарнизон заменили на «преданных ей людей» 122 . Историк Пьер де Весьер утверждает, что солдат прислал герцог де Гиз из Орлеана, всего – около 100-140 аркебузиров 123 . Так или иначе, некоторые из них сыграли в жизни Маргариты весьма предательскую роль зимой 1590/91 года, подняв мятеж в замке, в результате которого она едва не погибла. Мы вообще мало что знаем об этом периоде ее жизни: после убийства Генриха III в августе 1589 года во Франции наступила крайняя политическая разруха, усугубляемая испанской интервенцией. В глазах большей части французов Генрих Наваррский по-прежнему воспринимался только как глава гугенотов-еретиков, и ему пришлось прежде всего силой оружия доказывать свое право на трон Франции. В Оверни, помимо сторонников Лиги и короля Наварры, боровшихся за каждое укрепленное место, царили банды грабителей и мародеров. Маргарита оказалась меж нескольких огней.

В своем письме папе Павлу V в 1610 году, испрашивая его разрешения основать монастырь Святой Троицы в память о своем счастливом избавлении от смерти, она напишет: «Я. восхваляю и прославляю доброту Господа, проявившему ко мне свою бесконечную милость, ниспосланную мне посредством чудесного освобождения от огромнейшей опасности во времена самых больших волнений в нашем королевстве, когда я пребывала в Юссоне, который был захвачен восставшими солдатами, и мне пришлось спасаться в донжоне замка. Ему же [Богу] было угодно всю свою могущественную доброту направить на победу над моими врагами, и в тот же вечер моя жизнь и мой замок оказались в безопасности» 124 . Слова королевы подтверждает сообщение [225] лигерского муниципалитета Пюи консулам Лиона от января 1591 года: «Некоторые из противной партии [гугенотов]» замыслили убить королеву Наваррскую «выстрелом из пистолета, что и было совершено в ее комнате в замке Юссон. Пуля попала в платье Ее Величества. Тем самым они хотели захватить названный замок Юссон. Эта трагедия осуществлялась под руководством капитана ее гвардейцев. [. ] Названные противники захватили другой замок недалеко от Юссона – всего в полутора лье, под названием Сен-Бабель» 125 .

Большинство историков склоняются к мысли, что покушение было спланировано Ивом IV бароном д’Аллегром (или Алегром), назначенным Генрихом Наваррским губернатором соседнего Иссуара в 1590 году 126 . Д’Аллегр, в желании поставить Овернь под власть Бурбона, пытался овладеть ключевыми укрепленными местами в провинции. Окруженный тройными стенами, неприступный Юссон с королевой Наваррской во главе явно был одной из главных целей барона, хотя Маргарита, формально ставшая королевой Франции, фактически порвала все связи с Лигой после 1589 года 127 . Стоит напомнить в связи с этим, что маркиз де Канийак погиб, сражаясь на стороне герцога Майеннского в том же 1589 году, а годом раньше Генрих III расправился с герцогом де Гизом в Блуа. В письме Брантому от 1591 года королева писала: «Подобно Вам, я выбрала спокойную жизнь» 128 , т. е. нейтралитет. Лишившись всех своих покровителей, ей оставалось только ждать, в чью пользу закончится гражданская война. Однако отказ Маргариты от политической борьбы вряд ли был известен ее мужу, который, в условиях отсутствия регулярных контактов со своей женой, признавался своей Коризанде в январе 1589 года: «Я не дождусь того часа, когда мне сообщат, что покойную королеву Наваррскую задушили» 129 . Впрочем, нет сомнений, что этими строками хитрый беарнец хотел только успокоить свою фаворитку, которая по-прежнему мечтала взойти на трон. Всерьез он никогда не собирался жениться ни на одной из своих многочисленных пассий [226] и, порвав с Коризандой уже в 1590 году, вскоре возобновил обмен курьерами с женой.

Таким образом, организуя покушение на Маргариту, барон д’Аллегр, возможно, хотел выслужиться перед королем. Однако на деле у него была и иная причина свести счеты с Маргаритой де Валуа. Отец Аллегра в 1577 году был убит бароном де Витто, который двумя годами раньше оказал неоценимую услугу королеве Наваррской, погубив знаменитого Ле Га, фаворита Генриха III и ее недруга. Спустя несколько лет Ив д’Аллегр отомстил за отца: к великому удивлению современников, в честной дуэли с ним опытнейший фехтовальщик Витто погиб. 130 В начале 1590-х тридцатилетний Аллегр стал открыто жить со знаменитой куртизанкой Франсуазой Бабу де Ла Бурдезьер, маркизой д’Эстре, пятидесятилетней дамой со скандальной репутацией. Будучи замужем, она успела побывать любовницей герцога Анжуйского, будущего Генриха III, и, что самое главное, – того же Ле Га, которого особенно любила. Последнее обстоятельство в свое время толкнуло ее в лагерь противниц королевы Наваррской. Согласно недавнему исследованию французского историка Роже Аршо, маркиза последовала за Аллегром в Иссуар, откуда неоднократно пыталась с помощью любовника захватить Юссон и отомстить королеве Наваррской. Очевидно, что верные швейцарцы и солдаты Маргариты сумели отстоять замок и в итоге предотвратили гибель своей госпожи. Впрочем, вскоре источник этой опасности вообще исчез: в июне 1592 года барон со своей любовницей были убиты в результате мятежа в Иссуаре 131 . К этому моменту Генрих и Маргарита уже были готовы к восстановлению отношений, общаясь через посредников, однако очередное любовное увлечение короля перечеркнуло все планы Маргариты воссоединиться с мужем и стать настоящей королевой Франции: в его военном лагере появилась Габриэль д’Эстре, младшая дочь погибшей маркизы.

Нетрудно догадаться, какие чувства испытывала эта самая известная из всех королевских фавориток к королеве Маргарите, которую ненавидела ее мать и которая была непреодолимым (как ей казалось) препятствием на ее пути к трону, который ей [227] также обещал король. Восшествие Генриха IV – окончательное в 1594 году – на престол Франции мало что изменило в жизни Маргариты. 132 Оставаясь юссонской затворницей, она вынуждена была выпрашивать средства к существованию у короля и вести бесконечные унизительные переговоры с его министрами об условиях развода. Часть переписки на эту тему с ценнейшими подробностями приведена в настоящей книге (письма № 9-11). Вообще, после окончания Гугенотских войн и заключения долгожданного мира во Франции в 1598-1599 годах. Генрих начал сложную брачную игру, одновременно занимаясь тремя делами сразу: он попытался ускорить процедуру развода с королевой, дал публичное обещание жениться на Габриэль д’Эстре, родившей ему троих детей, и одновременно направил послов в Италию вести переговоры о браке с Марией Медичи, дочерью Великого герцога Тосканского. Эти действия короля до сих пор дают почву для споров историков: что же в действительности затеял Генрих IV? 133 То, что он ввел в заблуждение весь свой двор, равно как и королеву Маргариту, сомнений нет: в последний момент, уверенная в скорой свадьбе короля и Габриэль, она отозвала свое согласие на развод, дав понять, что трон королей Франции может занять только принцесса ее ранга. Свое отношение к фаворитке она выразила позже в письме к Сюлли, сюринтенданту финансов, не постеснявшись в выражениях (письмо № 11).

В 2002 году немецкий литератор и переводчик Вольфрам Флейшгауэр опубликовал свою книгу в модном на тот момент жанре – «искусствоведческом триллере» – «Пурпурная линия», вскоре переведенную на русский язык. 134 Действие романа происходит в 1598-1599 годах и касается взаимоотношений короля Генриха и его любовницы. Однако в завершении книги автор, как настоящий академический исследователь, отрывается от вымышленного сюжета и переходит к реальности, сообщая в Приложении читателю некоторые факты, подтолкнувшие его к написанию книги, и об определенных открытиях, которые ему удалось сделать в ходе подготовительной работы. В частности, перлюстрируя переписку [228] флорентийского посланника при французском дворе, опубликованную Дежарденом-Канестрини в шестом томе «Дипломатических переговоров Франции и Тосканы» в 1886 году, он обратил внимание на то, что в документации существует значительная лакуна, охватывающая период с декабря 1598 по осень 1599 года – времени кульминации брачных метаний Генриха IV. 135 Случайно выйдя на малоизвестную книгу бельгийского историка Жака Болля «Почему убили Габриэль д’Эстре?» 136 , В. Флейшгауэр выяснил, что последнему удалось-таки найти недостающие документы в архиве Медичи во Флоренции в начале 50-х годов XX века. Более того, Ж. Болль объяснил, почему важнейшая часть переписки не попала в упомянутое издание Дежардена: она была зашифрована, и издатели просто не смогли найти ключ к ее разгадке. Бельгийскому исследователю удалось найти этот ключ и расшифровать малую часть посланий, которых, однако, было достаточно, чтобы сделать вывод, что «Габриэль вообще не играла никакой роли в матримониальных планах Генриха» 137 . Серьезность намерений короля Франции в отношении тосканской принцессы не оставляла никаких сомнений: «уже неделю спустя после публичного обещания женитьбы на Габриэль он вел интенсивные переговоры с Флоренцией относительно размеров приданого Марии Медичи» 138 . Ж. Болль, правда, все свое открытие свел к мифической идее заговора против фаворитки, которая на деле умерла от родовой горячки, и поэтому оно осталось незамеченным в историческом сообществе. Большая же часть документов по сей день так и остается неопубликованной и не разгаданной.

Для Маргариты желание короля жениться во что бы то ни стало означало только одно: Генрих IV будет добиваться развода любой ценой. Своевременная смерть Габриэль помогла ускорить этот процесс. С 17 декабря 1599 года королева Франции и Наварры превратилась в «королеву Маргариту, герцогиню де Валуа» – самый необычный и самый почетный титул, которым только награждались разведенные коронованные особы во Франции. В следующем году Мария Медичи стала новой королевой Франции. А спустя несколько лет, летом 1605 года, Маргарита прибыла в Париж по решению [229] короля, продемонстрировавшего тем самым единство королевской семьи и династическую преемственность.

Любвеобильный Генрих IV оказался в окружении двух королев, одна из которых была его настоящей, а другая бывшей женой! Наконец, очередная королевская фаворитка – Генриетта д’Антраг – довершала эту семейную идиллию. Мария Медичи сначала ревниво отнеслась к появлению Маргариты, проявляя знаки откровенного невнимания и недружелюбия, чем даже вызвала гнев и раздражение короля. Так, со слов Таллемана де Рео, «Генрих IV. навещал королеву Маргариту и всякий раз ворчал, что королева-мать [Мария Медичи] де недостаточно далеко вышла ей навстречу при первом посещении» 139 . Однако очень скоро положение изменилось, ибо мудрая Маргарита оказалась незаменимым советником по части организации и регламентации придворной жизни: она регулярно консультировала царствующую королеву по различным вопросам внутренней жизни дамского двора и французского двора в целом. Несомненно, возвращение королевы в столицу повлекло за собой оживление и придворных празднеств. Так, в 1609 году она лично руководила постановкой пышного королевского балета в парижском Арсенале, состоявшегося по случаю визита испанского посла, первого балета такого масштаба со времен покойного Генриха III 140 .

Доверительная по характеру переписка Маргариты и Генриха в 1605-1610 годы доказывает, что их отношения восстановились полностью: королева обсуждала с ним свои имущественные проблемы, просила помочь своим друзьям и придворным, искренне радовалась появлению законных королевских отпрысков, наконец, выполняла различные поручения короля. Так, 6 сентября 1606 года в связи с распространением чумы в окрестностях Парижа Генрих IV попросил королеву Маргариту (а не Марию Медичи!) срочно вывезти дофина Людовика из Сен-Жерменского замка в безопасное место. Выполнив королевский приказ, Маргарита отписала: «Я нижайше умоляю Вас верить, Ваше Величество, что честь исполнять Ваши приказания всегда будет для меня самым большим счастьем» 141 . Поразительная привязанность будущего Людовика XIII к Маргарите уже тогда была общеизвестной, и король неизменно пользовался этим. [230]

14 мая 1610 года Генрих IV погиб от руки Равальяка. В свои последние годы Маргарита, предвидя очередные гражданские смуты, поддерживала Марию Медичи советами, дипломатическими усилиями по умиротворению мятежных вельмож, организацией работы Генеральных Штатов 1614 года. Все свое имущество она завещала Людовику XIII, оставшись верной принцессой королевского дома Франции. Маргарита де Валуа умерла от воспаления легких в разгар новой гражданской смуты весной 1615 года. Отстаивая всю свою жизнь божественное право королевской семьи творить мир и правосудие в стране, сама она так и осталась королевой религиозных войн.

МЕМУАРЫ

Автограф «Мемуаров» не сохранился. У нас нет никаких достоверных сведений о том, как они создавались: диктовала ли их королева или же занималась ими собственноручно. Скорее всего, последнее, поскольку она пишет в посвящении аббату Брантому: «Я начертаю [tracerai] свои Мемуары. ».

Как уже упоминала Элиан Вьенно в своем предисловии к настоящей книге, королева Маргарита первоначально не собиралась писать «Мемуары», а только намеревалась поправить свое жизнеописание (в разных изданиях оно называется по-разному, чаще всего «Discours sur la Reyne de Navarre»), составленное ее другом Брантомом, однако в конце работы невольно изменила свой замысел. Ее воспоминания превратились в самостоятельное произведение и вышли за рамки «ответа» аббату. Нам известно, когда она получила рукопись Брантома – в конце 1593 года, и, соответственно, можно предположить, что следующий, 1594 год – время начала ее работы над мемуарами 142 . Когда она закончила их (и закончила ли?), также неизвестно, текст обрывается, как уже говорилось, на событиях зимы 1581/82 года.

До нас дошло шесть рукописных копий «Мемуаров» Маргариты первой половины XVII века, четыре их которых хранятся в Париже, две – в Карпантра (Carpentras). Пять из этих шести имеют незначительные отличия друг от друга, учтенные Элиан Вьенно при издании «Мемуаров» в 1999 году. Самая «старая» по времени создания рукопись, видимо, начала XVII столетия, входила в [231] состав коллекции Ломени-Бриеннов и ныне хранится в Национальной библиотеке Франции. Помимо этого, она является наиболее полной из всех и поэтому была положена в основу критического издания мадам Вьенно. Рукопись написана с использованием довольно архаической орфографии, весьма схожей с орфографией писем Маргариты, и не разделена хронологически.

Первое издание «Мемуаров» было осуществлено в Париже в 1628 году книгоиздателем Шарлем Шапленом, который впервые разделил их на три части. Спустя несколько лет, в 1641 году, одновременно появился английский и итальянский переводы «Мемуаров». Французские издатели «Мемуаров» XVIII века, не разделяя текст, уже обозначали примерные годы, в которых происходили описываемые события. Первое же критическое издание с выверенным (на тот момент) текстом и примечаниями было осуществлено только Франсуа Гессаром в 1842 году, о чем писалось выше. Всего на сегодняшний момент «Мемуары» издавались только во Франции более сорока раз!

Повторимся, что лучшими научными изданиями «Мемуаров» Маргариты де Валуа в настоящее время являются издания Ива Казо (Mémoires et autres écrits de Marguerite de Valois, la Reine Margot / Éd. Yves Cazaux. Paris, 1971 et 1986) и Элиан Вьенно (Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999), которые и были использованы при подготовке русского перевода.

Остается передать слово Лорану Ангару, который подробнее расскажет о мемуарах королевы.

омментарии

1. К. Ловернья-Ганьер и др. История французской литературы / Под ред. Д. Берже. М., 2007 (Paris: Nathan, 2002).

2. J.-L. Bourgeon. Pour une histoire, enfin, de la Saint-Barthélemy // Revue historique. № 282, 1989. P. 105-106.

3. Сошлемся только на основательное двухтомное исследование Элиан Вьенно «Франция, женщины и власть. Изобретение салического закона (V-XVIII века)»: Éliane Viennot. La France, les femmes et le pouvoir. L’invention de la loi salique (V-XVIII siècle). Paris, 2006-2008.

4. Черняк Е. Б. Вековые конфликты. М., 1988. С. 123.

6. Черняк Е. Б. Вековые конфликты. М., 1988. С. 126.

7. Мемуары королевы Марго / Перевод И. В. Шевлягиной. Вступ. ст. и комм. С. Л. Плешковой. М., 1995.

9. Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999. Introduction. P. 51-55.

10. Мемуары королевы Марго. С. 16.

13. Плешкова С. Л. Екатерина Медичи. Черная королева. М., 1994. С. 296, 298.

14. Кастело А. Королева Марго. М., 1999.

16. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret / Éd. Le Marquis de Rochambeau. Paris, 1877. P. 350.

17. Garrison Janine. 1572. La Saint Barthélémy. Paris, 1987; Marguerite de Valois. Paris, 1994.

18. Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. Paris, 1992.


19. См. нашу статью в разделе II настоящего издания.

20. Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. P. 135-136.

21. Ее материалы были опубликованы в кн.: Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. Sept. 1991. Agen, 1994.

22. Cocula A.-M. Marguerite de Valois, de France et de Navarre: impossible identité de la Reine Margot // Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. P. 17-27.

23. Boucher J. Le double concept du mariage de Marguerite de France, propos et comportement // Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. P. 81-98.

24. Éliane Viennot. Marguerite de Valois. Histoire d’une femme. Histoire d’un mythe. Paris: Éditions Payot et Rivages, 1993.

25. Mariéjol J.-H. La vie de Marguerite de Valois, reine de Navarre et de France. 1553-1615. Paris, 1928.

26. См. раздел II настоящего издания.

27. Viennot Éliane. Marguerite de Valois. P. 394.

29. Boucher J. Deux épouses et reines à la fin du XVIe siècle: Louise de Lorraine et Marguerite de France. Saint-Etienne, 1995.

30. Sealy Robert T. The myth of the Reine Margot: toward elimination of a legend. New York, 1994.

31. Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. Carlat – Usson. 1585-1605. Nonette, 1999.

32. Sluhovsky Moshe. History as voyeurism: from Marguerite de Valois to la Reine Margot // Rethinking History. Vol. 4. Issue 2. July 2000. P. 193-210; Слуховски Моше. Совращение и бойня: «Королева Марго» Патриса Шеро // Варфоломеевская ночь. Событие и споры / Под ред. П. Ю. Уварова. М., 2001. С. 198-225.

33. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 144.

34. Бабелон Ж.-П. Генрих IV. Ростов-на-Дону, 1999. С. 60 и далее.

35. Цит по: Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. 24 августа 1572 года. СПб., 2002. С. 268.

36. К слову сказать, именно Жан Нико (отсюда – никотин), дипломат и интеллектуал, прославился тем, что в 1560 году отправил ко французскому двору образцы табака, который уже был в обиходе при дворе португальском, и тем самым положил начало его распространению во Франции, а затем в Европе.

37. Эти малоизвестные письма хранятся в Санкт-Петербурге, в Российской национальной библиотеке, в коллекции П. П. Дубровского, Автограф 110. В свое время они были опубликованы Э. Фальгеролем: Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique / Éd. Edmond Falgairolle. Paris, 1897; электронная версия: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k815545.r=Jean+Nicot.langFR.

38. Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique. P. 3-8.

40. Клула Иван. Екатерина Медичи. M., 1997. С. 539 и далее.

41. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. Expose des négociations entammées en vue de mariage du roi de Portugal avec Marguerite de Valois. Paris, 1884. P. 13.

42. Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique. P. 69-72.

43. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. P. 26-27.

44. См.: Леони Фрида. Екатерина Медичи. M., 2006. С. 276-281; Гармсен О. М. Байоннское свидание 1565 г. (из истории французско-испанских дипломатических отношений XVI века) // Ученые записки Московского городского педагогического института. T. VIII. Кафедра истории средних веков. Вып. I. / Под ред. А. А. Фортунатова. М., 1948. С. 95-114.

45. Monluc Biaise de. Commentaires. 1521-1576 / Éd. P. Couteault. Paris, 1971. P. 582.

46. Эти письма также хранятся в Санкт-Петербурге в составе коллекции П. П. Дубровского, Авт. 69. См. прим. к разделу III «Неизданные документы» настоящей книги.

47. Эрланже Ф. Генрих III. СПб., 2002. С. 62-63.

48. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. P. 43-46.

49. Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. Часть 3. М., 2004. С. 216-217.

50. Мать герцога Генриха де Гиза Анна д’Эсте, итальянская принцесса из Феррары, по матери являлась внучкой Людовика XII, а Мария де Гиз, тетка Генриха де Гиза, была замужем за Иаковом V Шотландским и была матерью Марии Стюарт, вдовы Франциска II.

51. Lettres du Cardinal Charles de Lorraine (1525-1574) / Publ. D. Cuisiat. Genève, 1998. P. 610.

52. В письме Генриху IV от 9 апреля 1593 года: Marguerite de Valois. Correspondance. 1569-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1998. № 251. P. 343.

53. Кастело А. Королева Марго. С. 45-47.

54. Lettres de Catherine de Medicis / Publ. Hector de La Ferrière. T. IV ( 1570– 1574). Paris, 1891. P. 5, 14.

56. Lettres de Catherine de Medicis. P. 25 (письмо от 8 января 1571 г.).

57. Lettres de Catherine de Medicis. P. 97.

58. Bourdon L. L’ambassade de Joào Gomes da Silva en France. Lisboâ, 1958.

59. Lettres de Catherine de Medicis. P. 75-79, 106-107.

60. Lettres de Catherine de Medicis. P. 106-107.

61. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 161.

62. Lettres de Catherine de Medicis. P. 110.

64. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 165.

65. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 335.

66. Recueil des letters missives de Henri IV / Éd. Berger de Xivrey. T. I (1562-1584). Paris, 1843. P. 32.

67. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 340; Recueil des letters missives de Henri IV. P. 32.

69. Кнехт P. Екатерина Медичи: святая или грешница? // Варфоломеевская ночь. Событие и споры / Под ред. П. Ю. Уварова. М., 2001. С. 24-25.

70. Toleranzedikt und Bartholomäusnacht. Französische Politik und Europäische Diplomatie. 1570-1572 / Éd. J. Mieck. Göttingen, 1969. P. 14.

71. См. в связи с этим статью Лорана Ангара в настоящем издании.

72. Marguerite de Valois. Correspondance. № 200. P. 283.

73. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 51.

74. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 197. В действительности Филипп погиб в Варфоломеевскую ночь.

75. Mémoires et autres écrits de Marguerite de Valois / Éd. Yves Cazaux. Paris, 1986. P. 293.

76. Шишкин В. В. Маргарита де Валуа. Путь к кровавой свадьбе // Варфоломеевская ночь. Событие и споры. С. 42. Мы использовали тогда издание 1789 года, имеющееся в нашей библиотеке.

77. Mémoires et letters de Marguerite de Valois. Nouvelle édition revue sur les manuscrits des Bibliothèques du Roi et de l’Arsenal /Publ. par François Guessard. Paris, 1842.

78. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 55.

79. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre // Oeuvre complètes / Publ. par J. A. C. Buchon. T. II. Paris, 1848. P. 167.

80. Брантом. Галантные дамы. Пер. И. Я. Волевич, Г. Р. Зингера. М., 1998. С. 413.

81. Mémoires de Marguerite de Valois, reine de France et de Navarre // Collection universelle des mémoires particuliers relatives à l’histoire de France. Londres-Paris, 1789. P. 181.

82. Aubigné T.-A. d’. Histoire universelle. 1550-1601 / Éd. Alphonse de Ruble. Paris, 1886. Vol. 3. P. 338-339.

83. Mémoires et letters de Marguerite de Valois / Éd. F. Guessard. Paris, 1842. P. 34.

84. Во всяком случае, это утверждает Элиан Вьенно, исследовавшая все эти списки: Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 59.

85. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. T. VII. Paris, 1857. P. 61-66.

86. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. T. VII. P. 62-63.

87. Описанную картину восстановил Иван Клула: Екатерина Медичи. М., 1997. С. 391-392.

88. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. P. 62.

90. Anselme de Sainte-Marie. Histoire généalogique et chronologique de la maison royale de France. T. IV. Paris. 1729. P. 18, 23.

91. Согласно мемуарам Таванна-младшего, сына маршала де Таванна, участника утренней сцены в королевских апартаментах, такое мнение действительно отстаивал Альбер де Гонди, граф де Рец, королевский советник: Gaspard de Saulx-Tavannes. Mémoires (écrits par son fils Jean) / Éd. Michaud et Poujoulat. Vol. 8. Série 1. Paris, 1836. P. 387, 390.

92. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 167.

93. Ришелье Арман-Жан де. Мемуары. 1610-1617 / Пер. Т. В. Чугуновой. М., 2005. С. 260-261.

94. Люблинская А. Д. Франция при Ришелье. Французский абсолютизм в 1630-1642 гг. Л., 1982. С. 19-20.

95. См. письмо № 4 в разделе II настоящей книги.

96. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 195.

97. Mémoire justificatif pour Henri de Bourbon // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999. P. 213-250.

98. В письме от июня 1581 года: Marguerite de Valois. Correspondance. № 113. P. 171.

99. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 162.

101. Droz E. La reine Marguerite de Navarre et la vie littéraire à la cour de Nérac. 1579-1582 // Bulletin de la Société des bibliophiles de Guyenne. № 80, juilet-déc. 1964. P. 77-120.

102. См. подробное описание «Исторической Библии» Л. И. Киселевой: Искусство западноевропейской рукописной книги V-XVI вв. СПб., 2005. С. 124-127.

103. Новосельская И. Н. Французский рисунок XV-XVI веков в собрании Эрмитажа. СПб., 2004. С. 92-93.

105. Удивительно, но эти бесподобно красивые письма пока ушли от внимания исследователей: Marguerite de Valois. Correspondance. № 110, 115, 117, 124, 155, 157-159, 161-164, 167, 170-175.

106. Об этом недвусмысленно пишет Брантом, отразивший мнение двора, уверенного в том, что причина отъезда Маргариты заключалась только в ее ссоре с д’Эперноном: Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 168-169.

107. Об этом докладывал Екатерине Медичи ее дипломатический посланец на юге Франции Помпон де Беллиевр в письме от 5 апреля 1585 года: Lettres de Catherine de Medicis. T. VIII. P. 432.

108. Бабелон Ж.-П. Генрих IV. Ростов-на-Дону, 1999. С 245.

109. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 169-170.

110. Viennot Éliane. La France, les femmes et le pouvoir. L’invention de la loi salique. T. 1. P. 600 etc.

111. Marguerite de Valois. Correspondance. № 236. P. 321-322.

112. Цит по: Леони Ф. Екатерина Медичи. С. 504.

113. См., например, денежную расписку Гиза от 19 июня 1586 года, подтверждающую получение в пользу Лиги 50 тысяч золотых экю от посланца испанского короля Габриеля де Аллегриа: Quittance donnée par le duc de Guise au roi d’Espagne // René de Bouillé. Histoire des ducs de Guise. T. 3. Paris, 1850. Appendice. P. 505.

114. Цит по: Mariéjol J.-H. La vie de Marguerite de Valois, reine de Navarre et de France. P. 261.

115. Цит по: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 96.

116. Идея женить Генриха Наваррского на Кристине Лотарингской, внучке королевы-матери, как отмечалось, принадлежала самой Екатерине Медичи, мечтавшей тем самым примирить три рода – Валуа, Бурбонов и Гизов, но не была поддержана ни одной из сторон: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 94.

117. Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 94.

118. Donation de la reine Marguerite de Valois au marquis de Canillac / Éd. É. Vimont // Revue d’Auvergne. T.l. 1884. P. 231-232.

119. Клула И. Екатерина Медичи. С. 649-650.

120. Marguerite de Valois. Correspondance. № 364. P. 493-494.

121. Jensen L. de. Diplomacy and dogmatism. Bernardino de Mendoza and the French Catholic League. Cambridge (Mass.), 1964. P. 74-75.

122. [Aubigné T.-A. d’]. Divorce satyrique // Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. P. 273.

123. Vaissière Pierre de. Marguerite de Valois et la Ligue en Auvergne // Revue des questions historiques. № 131, 1938 (Janvier). P. 32-33.

124. Marguerite de Valois. Correspondance. № 454. P. 588.

125. Цит по: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 1.

126. Viennot Éliane. Marguerite de Valois. P. 179; Boucher J. Deux épouses et reines à la fin du XVIe siècle. P. 347-348.

127. Во всяком случае, не сохранилось ни одного ее письма сторонникам Лиги после этого времени и ни одного свидетельства об ее связях с лигерами.

128. Marguerite de Valois. Correspondance. № 248. P. 338.

129. Recueil des letters missives de Henri IV / Éd. Berger de Xivrey. T. II (1585-1589). Paris, 1843. P. 417.

130. Новоселов В. Р. Последний довод чести. Дуэль во Франции в XVI – начале XVII столетия. СПб., 2005. С. 112-113.

131. Archaud Roger. Yves d’Alègre, marquis d’Auvergne. Polignac, 2006; Jouanna A., Boucher J. et als. Histoire et Dictionnaire des Guerres de Religion. Paris, 1998. P. 897.

132. См. подробнее: Шишкин В. В. Французский двор в конце Гугенотских войн: потеря единства и проблема воссоздания // Королевский двор в политической культуре средневековой Европы: теория, символика, церемониал / Отв. ред. Н. А. Хачатурян. М., 2004. С. 141-152.

134. Флейшгауэр В. Пурпурная линия. Пер. с нем. А. Н. Анваера. M.: АСТ, 2005.

135. Desjardins A., éd. Négociations de la France avec la Toscane, 1311-1610. Documents recueillis par G. Canestrini. T. 6. Paris, 1886.

136. Bolle J. Pourquoi tuer Gabrelle d’Estrée? Paris, 1954.

137. Флейшгауэр В. Пурпурная линия. С. 435-436.

139. Таллеман де Рео Ж. Занимательные истории. Л., 1974. С. 16.

140. Solnon J.-F. La cour de France. Paris, 1987. P. 193-194.

141. Marguerite de Valois. Correspondance. № 407. P. 538-539.

142. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614. Paris, 1999. P. 23.

Елизавета

Elizabeth

Сюжет фильма:

Елизавета до сих пор считается в истории Англии одной из самых талантливых женщин и могущественной королевой. Но, за время своей жизни, она так и не смогла обрести простого женского счастья. В 1554 году королева Мария, старшая дочь Генриха VIII и ревностная католичка, умирает, и престол приходится занять юной Елизавете, дочери Генриха и Анны Болейн. Девушке приходится быстро взрослеть и учиться — независимости ее родной страны угрожают Франция, Испания и Папа Римский. Елизавете приходится идти на самые отчаянные меры, которые помогают ей решить вопросы, казавшиеся неразрешимыми.

Рецензии и отзывы к фильму

«Елизавета» — роскошная и драматичная кинобиография о королеве Англии Елизавете Первой, поставленная замечательным режиссером и выходцем из Пакистана Шекхаром Капуром («Четыре пера», «Нью-Йорк, я люблю тебя») по сценарию британца Майкла Хёрста («Тюдоры», «Камелот»), получившая 6 номинаций и одну премию «Оскар» в 99-ом, 2 номинации и один «Золотой глобус» и 6 премий Британской киноакадемии.

Дочь короля Генриха VIII и казненной им же по обвинению в государственной измене Анны Болейн не обрадовала своим рождением никого, поскольку была уже второй дочерью в семействе Тюдоров в то время, когда король мечтал о наследнике. Позднее после казни Анны, которую он обвинял еще и в неверности, король Генрих оказался от своих дочерей и называл их незаконнорожденными, но оставил жить при дворе. Перед своей смертью король завещал трон своему сыну Эдуарду, родившемуся от позднего брака с Джейн Сеймур, а в случае его смерти передать всю власть Марии и уж потом только Елизавете, тем самым всё-таки признав своих дочерей, как родных. Так всё и произошло, после смерти короля Эдуарда VI, а потом и королевы Марии Первой в 1558-ом году, прозванной за годы своего правления Кровавой на трон восходит Елизавета Первая, величайшая королева Англии, сделавшая свою страну воистину великой державой, а годы Елизаветы у власти называют и по сей день золотыми. Именно при ней разобщенная страна превратилась в мощную морскую державу, центр политики, экономики и культуры, моды и изящных искусств, но личная жизнь Елизаветы, прозванной в народе королевой-девственницей, была далеко не счастливой.

Фильм об этой интереснейшей эпохе и о величайшей женщине мира во всех отношениях получился таким, каким и должен бы быть, роскошным, дорогим и масштабным, и постарались на славу здесь все, костюмеры, гримеры (поучившие как раз «Оскар»), оператор Реми Адефаразин («Мой мальчик»), декораторы и, конечно же, ослепительный и богатый на звезд первой величины актерский состав. До этого фильма к австралийской актрисе Кейт Бланшетт («Скандальный дневник», «Дар») я относился с безразличием, не казалась мне она ни красавицей, как её продавали в Голливуде, ни особо талантливой, ни просто яркой, но её фантастическое преображение в образе Елизаветы, то суровой, то необычайно ранимой и трогательной, меня впечатлило до глубины души и свой «Золотой глобус» она, на мой взгляд, заслужила без всяких сомнений, и уж точно переплюнула очаровательную Гвинет Пэлтроу, получившую по недоразумению «Оскара» в том году за «Влюбленного Шекспира».

Придворных интриганов и всяких известных исторических личностей здесь воплотили на экране гениальный Джеффри Раш («Блеск»), Джозеф Файнс («Навеки моя»), прекрасный режиссер и актер Ричард Аттенборо («Ганди»), шикарная Фанни Ардан («Калласс навсегда»), брутальный Венсан Кассель («Ненависть»), футболист Эрик Кантона («Обжора»), обаятельная Эмили Мортимер («Матч Пойнт»), Келли МакДональд («Подпольная империя»), Дэниел Крейг («Воспоминания неудачника») и даже певичка Лили Аллен здесь засветилась. Если по-настоящему проникнетесь этим фильмом, непременно посмотрите и его продолжение, снятое в 2007-ом году тоже Шекхаром Капуром и тоже с Кейт Бланшетт в главной роли под названием «Золотой век».

Елизавета

1554 год. Англия. Генрих VIII уже умер, оставив наследницей престола свою старшую дочь Марию. Но новоиспеченная королева скоропостижно умирает, и ее место занимает Елизавета. Эта юная красавица, дочь короля Генриха от его фаворитки Анны Болейн. Молодой девушке хочется простых жизненных радостей, но судьба не оставляет выбора: нужно возглавлять Англию, защищать родную страну от посягательств сразу нескольких европейских государств. Здесь и французы, и испанцы, и итальянцы во главе с Папой Римским – все хотят подчинить туманный остров, сделать его своей территорией. Но Елизавета не собирается сдаваться, и для сохранения независимости она не остановится не перед чем. Эти решительные и, как окажется, успешные поступки навсегда сделали ее национальной героиней в глазах миллионов англичан.

Историческая драма Елизавета – это, возможно, самая популярная работа режиссера Шекхара Капура. Пускай из 7 номинаций на Оскар фильм выиграл только одну – за лучший грим – но ведь всё равно выиграл! Кейт Бланшетт в главной роли смотрится очень убедительно, да и в целом актеры как на подбор. Здесь даже можно заметить профессионального футболиста Эрика Кантона, который после окончания карьеры подался в кинематограф. Елизавета стала его первым полнометражным фильмом, и та довольно объемная роль, что ему досталась, вышла на заглядение.

Несколькими годами позже Капур снял продолжение истории про Елизавету. Сиквел тоже был высоко оценен и получил Оскар, только уже не за грим, а за костюмы. Хотя, по правде говоря, его заслуживала и Кейт Бланшетт.

Техника фирмы «Леран»: отзывы покупателей

Ассортимент продукции марки «Леран» достаточно широк. Он включает в себя мелкую бытовую технику, такую как утюги, чайники, мультиварки, хлебопечки. А также крупную, к примеру, холодильники, стиральные машины, духовые шкафы.

«Леран»- отзывы покупателей

Производство и весь персонал предприятия прошли различные проверки и получили сертификат самых высоких стандартов качества. «Леран» отслеживает все тенденции в изготовлении бытовой техники другими производителями, чтобы сделать свою продукцию конкурентоспособной.

На продукцию «Леран» отзывы можно встретить среди тех, кто уже пользуется ею. Покупатели оценивают как сам бренд, так и отдельные виды бытовой техники, которая ими приобреталась. И в общем мнения о бренде оставляют неплохие.

Мелкая бытовая техника

С приходом в каждый дом интернета жизнь одних производителей усложнилась, а других – упростилась. Стало просто невыгодно производить продукцию низкого качества, если на нее распространятся отрицательные отзывы – сразу возникнут проблемы со сбытом.

Что касается самого бренда «Леран», отзывы в целом одобрительные. Можно встретить указание отдельных недостатков, которые нельзя назвать существенными. В целом техника характеризуется как недорогая, надежная, имеющая современный дизайн и вполне стоящая своих денег.

Из недостатков указаны мелочи вроде капелек воды, вытекающих из утюга в режиме выпуска пара, или короткий шнур у электрического чайника.

А какие же фирма «Леран» отзывы получила на крупную бытовую технику?

Плюсы и минусы холодильников «Леран»

У этого бренда есть несколько вариантов моделей холодильников. Цена на них начинается от неполных 8-ми тысяч. На нее, как обычно, влияет наличие дополнительных функций и опций, внешний вид агрегата.

Среди холодильников есть однодверные и двухдверные. В этом плане выбор у покупателя есть. Морозильные и холодильные камеры также имеют различный объем, но маленькими и неудобными эти холодильники не прослыли, скорее наоборот. По вместимости к ним претензий нет.

Некоторые покупатели сетуют на неоднократный возврат в магазин холодильников данной фирмы по причине испорченного царапинами внешнего вида и несоблюдения температурного режима в зоне свежести. В результате овощи и фрукты оказались заморожены.

Встречались также жалобы на неработающую как следует морозильную камеру, повышенную шумность. Из плюсов упоминались компактные размеры и низкий расход электроэнергии этими агрегатами. Вывод один: про холодильник «Леран» отзывы не всегда идеально положительные, а часто качество товара оставляет желать лучшего. Так что если есть возможность потратить на такую крупную покупку больше средств, стоит обратить внимание на более надежный вариант.

Стиральные машины «Леран»

Компания выпускает как машины активаторного типа, так и стиральные машины-автоматы. У первых – несложное устройство и низкая цена, их чаще используют как временный вариант для дачи или на съемном жилье.

Если рассматривать такую технику, как автоматическая стиральная машина «Леран», отзывы положительного плана отмечают модель Leran WMS 1267 WD, получившую одобрение многих хозяек. Покупатели довольны наличием дисплея, большим количеством режимов, чистотой постиранного белья, наличием сигнала об окончании процесса стирки. Недостатков у данной машины они не обнаружили. А вот другую модель Leran WMS 1051 W многие покупатели не одобрили. Среди недостатков отмечено несоответствие описания реальным габаритам машины, низкое качество отстирывания. В целом модель не соответствует запросам и желаниям потребителя.

Конечно, не всегда отзывы позволяют представить качество любой бытовой техники. Возможно, такое негативное мнение оставили только недовольные, а десятки и сотни тех, кого машина устроила, тихо пользуются ею в свое удовольствие. Но стоит отметить, что техника раскрученных брендов отрицательных отзывов почти не встречает.

Ищете мясорубку? Купите «Леран»

Здесь уже в плане отзывов все вполне благополучно. Как упоминалось выше, мелкую несложную бытовую технику этой фирмы покупатели хвалят. Мясорубка «Леран» отзывы получила самые положительные. Среди тех, кто уже пользуется этой кухонной помощницей, отрицательных мнений не встретишь.

Те, кто рискнул и приобрел такую мясорубку, хвалят мощность и производительность этого агрегата. Из недостатков упоминается повышенная шумность, хотя этим приборам тихая работа и не свойственна.

Дизайн техники «Леран»- стильно и надежно

В чем надо отдать должное технике «Леран» (отзывы это подтверждают), так это в том, что у нее отличный дизайн и удобный функционал. Приборы имеют эргономичную форму, сделаны из самых современных материалов, украсят собой любую кухню. Особенно ценным фактом это является для женщин, так как именно они проводят на кухне за приготовлением пищи большую часть времени.

Так приятно налить себе чай из стеклянного чайника, в котором видно бурление пузырьков, или нажать кнопку стильной мультиварки и дожидаться приготовления нескольких блюд одновременно. Вместо того чтобы крутить с усилием ручку мясорубки, одним нажатием обеспечить себя двумя килограммами фарша за 5 минут.

В конце концов, наша жизнь складывается из мелочей, и задача производителей — сделать свою технику внешне приятной и удобной в использовании.

Производство техники «Леран»

Очевидно, что за столь короткий срок (предприятие на рынке чуть более шести лет), производителю не удалось разработать собственные ноу-хау для своего продукта. Ведь все известные бренды держат целую команду высококлассных инженеров и разработчиков для поиска уникальных высокотехнологичных решений, которые можно внедрить в производство бытовой техники.

Такие промышленные секреты строжайшим образом охраняются и недоступны другим производителям. За счет этого бытовая техника каждого известного бренда имеет свою изюминку и любима покупателем. «Леран» пока вынуждена опираться на общедоступные технологии и вряд ли может предложить покупателем принципиально новый функционал своих изделий, в этом надо отдавать себе отчет.

Это сказывается и на качестве бытовой техники, которую можно отнести к разряду сложных. Выбор в пользу этого производителя покупатели сегодня делают, руководствуясь исключительно доступной ценой и приличным дизайном.

Покупать или не покупать?

Здесь каждый решает сам. Если нужно срочно купить дорогостоящую вещь, а бюджет довольно скромен – выбор у вас не богат. Торговые марки, еще не успевшие создать себе имя, могут сослужить и хорошую службу, но могут и подвести. Выбирать покупателю: купить дорогую технику в кредит или накопив на нее или использовать доступные бюджетные варианты вроде «Леран».

Некоторые потребители вовсе не заморачиваются раскрученностью бренда, полагая, что через пять-семь лет и так появятся еще более перспективные модели или даже принципиально новые – потому и не стоит платить за технику ощутимые деньги.


Тогда вполне подойдет техника «Леран», отзывы про данный бренд говорят, что покупка мелких бытовых приборов этой фирмы окажется для потребителя полезной и приятной, а выбирая крупные бытовые приборы, стоит еще раз все взвесить. Скупой платит дважды. Здесь эта поговорка может стать реальностью.

Что смотрит королева. Названы любимые сериалы Елизаветы II

Victoria Jones/Pool via REUTERS

Названы любимые сериалы Елизаветы II

Victoria Jones/Pool via REUTERS

Стал известен список сериалов и телешоу, которые личный секретарь королевы заказывает у телеканалов. Елизавета II будет пересматривать их во время отпуска.

Каждый год накануне отдыха королевы в замке Балморал, личный секретарь Елизаветы II составляет список фильмов, которые королева будет смотреть в отпуске. Инсайдер издания The Sun узнал, какие сериалы больше всего нравятся королеве.

Чисто английское убийство / The Bill

Детективный сериал, 1984 — 2010

Сериал рассказывает о жизни и работе сотрудников полиции. Это любимый сериал королевы Елизаветы. Она очень расстроилась, когда в 2010 году телешоу решено было закрыть. Всего за 26 лет было снято 2 425 серий.

Убийства в Мидсомере / Midsomer murders

Детективный сериал, 1997 и на сегодняшний день

Сериал рассказывает об убийствах, совершенных в вымышленном английском графстве Мидсомер. Он основан на серии детективных романов из цикла Старший инспектор Барнаби известного британского драматурга Кэролайн Грэм. Всего вышло 20 сезонов сериала, состоящих из 122 эпизодов.

Соблюдая приличия / Keeping Up Appearances

Комедийный сериал, 1990 — 1995

Главная героиня Гиацинта Бакет ( в переводе с англ. ведро) старается изо всех сил подняться по социальной лестнице. Один из способов — изменить свою неблагозвучную фамилию, которую она произносит на французский манер — Букет. Но все ее усилия приводят к комичными ситуациям.

Новые трюки / New Tricks

Детективный сериал, 2003 — 2015

Опытный офицер полиции Лондона Сандра Пуллман испортила свою успешную карьеру: из-за глупой случайности она сорвала операцию по освобождению похищенного гангстерами миллионера. Случай получил огласку, начальство не может оставить Сандру на прежней работе, но и терять ценного работника не желает. Сандре поручают возглавить вновь создаваемый отдел по расследованию нераскрытых преступлений — UCOS ( Unsolved Crime and Open Case Squad).

Бабье лето / Last Of The Summer Wine

Ситком, 1973 — 2010

Британская комедия положений. Три старика из Йоркшира, состарившиеся, но не повзрослевшие, вспоминая дни своей юности, пытаются совершить подвиги, не свойственные пожилым людям.

Доктор Кто / Doctor Who

Научно-фантастический сериал, 1963 и на сегодняшний день

Доктор Кто — инопланетный путешественник во времени. Вместе со своими спутниками он путешествует во времени и в пространстве, спасает целые цивилизации и людей. Это самый продолжительный научно-фантастический сериал в мире. Всего было снято 26 сезон, которые состоят из 842 эпизодов.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter

Использование материалов сайта возможно с соблюдением Правил пользования сайтом и использования материалов сайта. Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство «Інтерфакс-Україна», не подлежат дальнейшему воспроизведению и / или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства «Інтерфакс-Україна». Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА “Українські Новини”, в каком-либо виде строго запрещены, гиперссылка на логотип «Українські Новини» обязательна. Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Материалы, отмеченные значками

публикуются на правах рекламы.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

© 2014 — 2020, ООО «ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «МЕДИА-ДК». Все права защищены.

Выбор королев: какие духи покорили Елизавету II, принцессу Диану и Кейт Миддлтон

К дню свадьбы монаршие особы готовятся , продумывая каждую деталь, — протокол обязывает. Единственный самостоятельный выбор будущих королев — это аромат , который навсегда останется для них символом важнейшего дня в жизни. Что же выбрали наследницы британской короны?

Cosmo рекомендует

Топ-7 лучших бархатных платьев, в которых ты будешь самой модной на корпоративе

Обувные тренды на корпоративы-2020: какую обувь выбрать для новогодней вечеринки

Кейт , герцогиня Кембриджская

Кейт долгое время не раскрывала своих пристрастий в парфюмерии , но недавно призналась , что никогда не изменяет своему любимому бренду Illuminum — это практически нигде , кроме Британии , неизвестная марка , выпускающая моноароматы. В день свадьбы с принцем Уильямом Кейт выбрала парфюм White Gardenia Petals — нежный , легкий и очень аристократичный.

Интересная деталь: по личной просьбе Кейт Вестминстерское аббатство в день бракосочетания уставили свечами Jo Malone — будущая герцогиня Кембриджская лично отбирала ароматы и остановилась на флердоранже Orange Blossom , цитрусовом Grapefruit and Lime и оригинальном сочетании базилика и мандарина Basil and Mandarin.

72 года вместе: история любви королевы Елизаветы II и принца Филиппа

Принцесса Диана

Диана придавала ароматам особое значение: она была уверена , что они могут приносить удачу или навлекать беду. В день свадьбы леди Ди остановила свой выбор на редком аромате Quelques Fleurs от Houbigant Paris , причем нанесла его не только на кожу , но и на платье , чтобы ноты цитрусовых , жасмина , сирени и гвоздики окутывали ее чарующей дымкой. Облако аромата не осталось незамеченным: журналисты устроили целое расследование , чтобы узнать , что за «магический запах» сопровождал принцессу в день бракосочетания. Аромат в продаже до сих пор и после раскрытия тайны принцессы Дианы невероятно популярен в Великобритании и за ее пределами.

Королева Елизавета

В день бракосочетания будущая королева Великобритании выбрала парфюм , который символизирует саму империю: парфюмеры компании Floris выпускали духи для королевского двора не одно столетие. Королева не озвучивала деталей , и большинство подданных были уверены , что она предпочла аромат своих любимых цветов — гвоздик. Однако впоследствии королева Елизавета призналась , что этот запах показался ей слишком банальным для свадьбы и она решила воспользоваться ароматом White Rose — он звучал более изысканно и торжественно.

Техника фирмы «Леран»: отзывы покупателей

Ассортимент продукции марки «Леран» достаточно широк. Он включает в себя мелкую бытовую технику, такую как утюги, чайники, мультиварки, хлебопечки. А также крупную, к примеру, холодильники, стиральные машины, духовые шкафы.

«Леран»- отзывы покупателей

Производство и весь персонал предприятия прошли различные проверки и получили сертификат самых высоких стандартов качества. «Леран» отслеживает все тенденции в изготовлении бытовой техники другими производителями, чтобы сделать свою продукцию конкурентоспособной.

На продукцию «Леран» отзывы можно встретить среди тех, кто уже пользуется ею. Покупатели оценивают как сам бренд, так и отдельные виды бытовой техники, которая ими приобреталась. И в общем мнения о бренде оставляют неплохие.

Мелкая бытовая техника

С приходом в каждый дом интернета жизнь одних производителей усложнилась, а других – упростилась. Стало просто невыгодно производить продукцию низкого качества, если на нее распространятся отрицательные отзывы – сразу возникнут проблемы со сбытом.

Что касается самого бренда «Леран», отзывы в целом одобрительные. Можно встретить указание отдельных недостатков, которые нельзя назвать существенными. В целом техника характеризуется как недорогая, надежная, имеющая современный дизайн и вполне стоящая своих денег.

Из недостатков указаны мелочи вроде капелек воды, вытекающих из утюга в режиме выпуска пара, или короткий шнур у электрического чайника.

А какие же фирма «Леран» отзывы получила на крупную бытовую технику?

Плюсы и минусы холодильников «Леран»

У этого бренда есть несколько вариантов моделей холодильников. Цена на них начинается от неполных 8-ми тысяч. На нее, как обычно, влияет наличие дополнительных функций и опций, внешний вид агрегата.

Среди холодильников есть однодверные и двухдверные. В этом плане выбор у покупателя есть. Морозильные и холодильные камеры также имеют различный объем, но маленькими и неудобными эти холодильники не прослыли, скорее наоборот. По вместимости к ним претензий нет.

Некоторые покупатели сетуют на неоднократный возврат в магазин холодильников данной фирмы по причине испорченного царапинами внешнего вида и несоблюдения температурного режима в зоне свежести. В результате овощи и фрукты оказались заморожены.

Встречались также жалобы на неработающую как следует морозильную камеру, повышенную шумность. Из плюсов упоминались компактные размеры и низкий расход электроэнергии этими агрегатами. Вывод один: про холодильник «Леран» отзывы не всегда идеально положительные, а часто качество товара оставляет желать лучшего. Так что если есть возможность потратить на такую крупную покупку больше средств, стоит обратить внимание на более надежный вариант.

Стиральные машины «Леран»

Компания выпускает как машины активаторного типа, так и стиральные машины-автоматы. У первых – несложное устройство и низкая цена, их чаще используют как временный вариант для дачи или на съемном жилье.

Если рассматривать такую технику, как автоматическая стиральная машина «Леран», отзывы положительного плана отмечают модель Leran WMS 1267 WD, получившую одобрение многих хозяек. Покупатели довольны наличием дисплея, большим количеством режимов, чистотой постиранного белья, наличием сигнала об окончании процесса стирки. Недостатков у данной машины они не обнаружили. А вот другую модель Leran WMS 1051 W многие покупатели не одобрили. Среди недостатков отмечено несоответствие описания реальным габаритам машины, низкое качество отстирывания. В целом модель не соответствует запросам и желаниям потребителя.

Конечно, не всегда отзывы позволяют представить качество любой бытовой техники. Возможно, такое негативное мнение оставили только недовольные, а десятки и сотни тех, кого машина устроила, тихо пользуются ею в свое удовольствие. Но стоит отметить, что техника раскрученных брендов отрицательных отзывов почти не встречает.

Ищете мясорубку? Купите «Леран»

Здесь уже в плане отзывов все вполне благополучно. Как упоминалось выше, мелкую несложную бытовую технику этой фирмы покупатели хвалят. Мясорубка «Леран» отзывы получила самые положительные. Среди тех, кто уже пользуется этой кухонной помощницей, отрицательных мнений не встретишь.

Те, кто рискнул и приобрел такую мясорубку, хвалят мощность и производительность этого агрегата. Из недостатков упоминается повышенная шумность, хотя этим приборам тихая работа и не свойственна.

Дизайн техники «Леран»- стильно и надежно

В чем надо отдать должное технике «Леран» (отзывы это подтверждают), так это в том, что у нее отличный дизайн и удобный функционал. Приборы имеют эргономичную форму, сделаны из самых современных материалов, украсят собой любую кухню. Особенно ценным фактом это является для женщин, так как именно они проводят на кухне за приготовлением пищи большую часть времени.

Так приятно налить себе чай из стеклянного чайника, в котором видно бурление пузырьков, или нажать кнопку стильной мультиварки и дожидаться приготовления нескольких блюд одновременно. Вместо того чтобы крутить с усилием ручку мясорубки, одним нажатием обеспечить себя двумя килограммами фарша за 5 минут.

В конце концов, наша жизнь складывается из мелочей, и задача производителей — сделать свою технику внешне приятной и удобной в использовании.

Производство техники «Леран»

Очевидно, что за столь короткий срок (предприятие на рынке чуть более шести лет), производителю не удалось разработать собственные ноу-хау для своего продукта. Ведь все известные бренды держат целую команду высококлассных инженеров и разработчиков для поиска уникальных высокотехнологичных решений, которые можно внедрить в производство бытовой техники.

Такие промышленные секреты строжайшим образом охраняются и недоступны другим производителям. За счет этого бытовая техника каждого известного бренда имеет свою изюминку и любима покупателем. «Леран» пока вынуждена опираться на общедоступные технологии и вряд ли может предложить покупателем принципиально новый функционал своих изделий, в этом надо отдавать себе отчет.

Это сказывается и на качестве бытовой техники, которую можно отнести к разряду сложных. Выбор в пользу этого производителя покупатели сегодня делают, руководствуясь исключительно доступной ценой и приличным дизайном.

Покупать или не покупать?

Здесь каждый решает сам. Если нужно срочно купить дорогостоящую вещь, а бюджет довольно скромен – выбор у вас не богат. Торговые марки, еще не успевшие создать себе имя, могут сослужить и хорошую службу, но могут и подвести. Выбирать покупателю: купить дорогую технику в кредит или накопив на нее или использовать доступные бюджетные варианты вроде «Леран».

Некоторые потребители вовсе не заморачиваются раскрученностью бренда, полагая, что через пять-семь лет и так появятся еще более перспективные модели или даже принципиально новые – потому и не стоит платить за технику ощутимые деньги.

Эта статья вас УДИВИТ:  Также мой гинеколог не рекомендует увлекаться еджедневными прокладками и гелями для интимной

Тогда вполне подойдет техника «Леран», отзывы про данный бренд говорят, что покупка мелких бытовых приборов этой фирмы окажется для потребителя полезной и приятной, а выбирая крупные бытовые приборы, стоит еще раз все взвесить. Скупой платит дважды. Здесь эта поговорка может стать реальностью.

Елизавета

1554 год. Англия. Генрих VIII уже умер, оставив наследницей престола свою старшую дочь Марию. Но новоиспеченная королева скоропостижно умирает, и ее место занимает Елизавета. Эта юная красавица, дочь короля Генриха от его фаворитки Анны Болейн. Молодой девушке хочется простых жизненных радостей, но судьба не оставляет выбора: нужно возглавлять Англию, защищать родную страну от посягательств сразу нескольких европейских государств. Здесь и французы, и испанцы, и итальянцы во главе с Папой Римским – все хотят подчинить туманный остров, сделать его своей территорией. Но Елизавета не собирается сдаваться, и для сохранения независимости она не остановится не перед чем. Эти решительные и, как окажется, успешные поступки навсегда сделали ее национальной героиней в глазах миллионов англичан.

Историческая драма Елизавета – это, возможно, самая популярная работа режиссера Шекхара Капура. Пускай из 7 номинаций на Оскар фильм выиграл только одну – за лучший грим – но ведь всё равно выиграл! Кейт Бланшетт в главной роли смотрится очень убедительно, да и в целом актеры как на подбор. Здесь даже можно заметить профессионального футболиста Эрика Кантона, который после окончания карьеры подался в кинематограф. Елизавета стала его первым полнометражным фильмом, и та довольно объемная роль, что ему досталась, вышла на заглядение.

Несколькими годами позже Капур снял продолжение истории про Елизавету. Сиквел тоже был высоко оценен и получил Оскар, только уже не за грим, а за костюмы. Хотя, по правде говоря, его заслуживала и Кейт Бланшетт.

Выбор королев: какие духи покорили Елизавету II, принцессу Диану и Кейт Миддлтон

К дню свадьбы монаршие особы готовятся , продумывая каждую деталь, — протокол обязывает. Единственный самостоятельный выбор будущих королев — это аромат , который навсегда останется для них символом важнейшего дня в жизни. Что же выбрали наследницы британской короны?

Cosmo рекомендует

Что, если не платье: 7 самых модных брючных костюмов на Новый год-2020

Маникюр на Новый год-2020: как накрасить ногти на корпоратив самой

Кейт , герцогиня Кембриджская

Кейт долгое время не раскрывала своих пристрастий в парфюмерии , но недавно призналась , что никогда не изменяет своему любимому бренду Illuminum — это практически нигде , кроме Британии , неизвестная марка , выпускающая моноароматы. В день свадьбы с принцем Уильямом Кейт выбрала парфюм White Gardenia Petals — нежный , легкий и очень аристократичный.

Интересная деталь: по личной просьбе Кейт Вестминстерское аббатство в день бракосочетания уставили свечами Jo Malone — будущая герцогиня Кембриджская лично отбирала ароматы и остановилась на флердоранже Orange Blossom , цитрусовом Grapefruit and Lime и оригинальном сочетании базилика и мандарина Basil and Mandarin.

72 года вместе: история любви королевы Елизаветы II и принца Филиппа

Принцесса Диана

Диана придавала ароматам особое значение: она была уверена , что они могут приносить удачу или навлекать беду. В день свадьбы леди Ди остановила свой выбор на редком аромате Quelques Fleurs от Houbigant Paris , причем нанесла его не только на кожу , но и на платье , чтобы ноты цитрусовых , жасмина , сирени и гвоздики окутывали ее чарующей дымкой. Облако аромата не осталось незамеченным: журналисты устроили целое расследование , чтобы узнать , что за «магический запах» сопровождал принцессу в день бракосочетания. Аромат в продаже до сих пор и после раскрытия тайны принцессы Дианы невероятно популярен в Великобритании и за ее пределами.

Королева Елизавета

В день бракосочетания будущая королева Великобритании выбрала парфюм , который символизирует саму империю: парфюмеры компании Floris выпускали духи для королевского двора не одно столетие. Королева не озвучивала деталей , и большинство подданных были уверены , что она предпочла аромат своих любимых цветов — гвоздик. Однако впоследствии королева Елизавета призналась , что этот запах показался ей слишком банальным для свадьбы и она решила воспользоваться ароматом White Rose — он звучал более изысканно и торжественно.

«Леран», холодильники — отзывы владельцев, история бренда и характеристики

Пришло время приобрести новый холодильник, а в магазинах такой широкий ассортимент, что просто глаза разбегаются? Рекомендуем обратить внимание на продукцию российской торговой марки LERAN. Она подойдет для тех, кто ограничен в бюджете. Благодаря тому, что бренд еще недостаточно раскручен, в ассортиментной линейке есть достойные варианты по сравнительно невысокой цене. Конечно же, нельзя сказать однозначно, что холодильники «Леран» отзывы получают только хвалебные. Все зависит от того, какие именно требования предъявляются покупателями. Есть такие люди, которые регулярно обновляют технику. Они стараются окружить себя приборами с инновационными технологиями. Поэтому им нет смысла покупать очень дорогое оборудование. А согласно отзывам, холодильники «Леран» вполне смогут прослужить 7-10 лет, что в полной мере оправдывает их стоимость. Итак, давайте заглянем в историю развития фирмы, ознакомимся с мнением специалистов, а также рассмотрим краткие характеристики некоторых моделей.

Заглянем в историю

Торговая марка «Леран» принадлежит российской компании «РемБытТехника» (г. Челябинск). Запуск линейки под этим брендом состоялся в 2010 году. В ассортиментный ряд вошли модели как крупной, так и мелкой бытовой техники. Продукция предназначена для тех покупателей, кто поддерживает отечественного производителя. Как заверила администрация «РемБытТехники», бренд является эксклюзивным и ориентирован только на российский рынок. Хоть данная торговая марка сравнительно молодая, но она уже получила много хороших отзывов от специалистов.

Холодильники «Леран» – не единственный вид крупной техники, выпускаемой челябинской компанией. Ассортимент продукции включает большой перечень климатического оборудования, кухонных приборов, товаров для здоровья и красоты. Также в модельном ряде есть встраиваемая техника, которая в настоящее время пользуется популярностью.

Описывая достижения российской компании, нельзя промолчать о внешнем оформлении приборов. Дизайнеры используют не только классический стиль, но и эксклюзивный. Благодаря такому решению, каждый покупатель очень легко подберет технику под любой интерьер.

Что думают покупатели о бренде «Леран»?

Изучив большое количество информации, представленной в Сети, можно сделать вывод, что в основном пользователи оставляют положительные отзывы о фирме «Леран». Холодильник, как, впрочем, и другая продукция, производится в соответствии с мировыми стандартами. Благодаря тому, что все сотрудники получили высокую степень квалификации, выпускаемая техника отличается надежностью и хорошим качеством.

Компания постоянно отслеживает инновационные разработки, которые используют крупные производители, после чего реализует их в своих приборах. Именно это позволяет конкурировать «молодой» торговой марке с более известными брендами, представленными на российском рынке.

За семь лет деятельности компании у покупателей сложилось довольно неплохое мнение. Конечно же, в Сети встречаются как положительные, так и отрицательные отзывы, однако это вполне нормально, так как выпускаемая продукция «Леран» относится к бюджетному сегменту. Найти идеальную технику трудно даже в премиум-классе, поэтому важно для оценки учитывать оптимальный баланс между ценой, функциональностью и, конечно же, качеством.

Производство

К сожалению, пока компания не может похвастаться собственными инновационными разработками. Известные мировые бренды имеют большой опыт и в этой сфере трудятся не одно десятилетие. В их штате есть многочисленная команда инженеров, которая все силы бросает на поиск уникальных технологичных решений. Именно их впоследствии и внедряют в производство. Именно поэтому холодильники «Леран» (отзывы тому подтверждение) не имеют своей особой «изюминки». Они оснащаются стандартными технологиями и ограничены типичным функционалом. Покупатели, конечно же, от этого не в восторге. Однако в своих отзывах они называют две основных причины, почему стоит выбирать именно технику «Леран», – достойный дизайн и приемлемая стоимость.

Холодильники «Леран»: отзывы специалистов

Специалисты, которые протестировали холодильники данного бренда, выделили не только преимущества, но и недостатки. Какие же минусы были выявлены?

  • Проблемы температурного режима в зоне свежести.
  • Очень громкий шум во время работы двигателя.
  • Нарушения работоспособности морозильной камеры.

А вот положительные отзывы холодильники «Леран» получили благодаря компактным размерам. Производитель в характеристиках указывает, что агрегаты являются экономичными и соответствуют классу А и выше. Тестирование показало, что данная информация правдива. Бесспорным преимуществом специалисты считают большой ассортимент. В линейке имеются экземпляры с одной и двумя дверями. Что касается вместимости, то претензий не возникло ни у кого, так как разработчики позаботились о достаточном объеме холодильных и морозильных камер.

Выдержал ли производитель оптимальный баланс между функциональностью и стоимостью? Специалисты считают – да! Цена на самые простые варианты стартует приблизительно с отметки в 8 тыс. рублей. А у экземпляров, в которых реализованы дополнительные опции, может превышать и 30 тысяч.

Холодильник «Леран CBF 215 W»: отзывы и характеристики

Большим количеством положительных отзывов была отмечена модель Leran CBF 215 W. Тип холодильника – двухкамерный. Морозилка расположена снизу. Компрессор – один. Охлаждение камер осуществляется посредством безопасного газа – R600a. На лицевой панели имеется дисплей, на котором отображается выбранная температура. Панель управления – электронная. Климатический класс (SN, T) полностью соответствует условиям эксплуатации в российских широтах. При включении двигателя шум достигает отметки в 43 дБ. Некоторым владельцам этот звук может показаться громковатым. Данный прибор является экономичным – класс А+. Для размораживания камер использована современная система No Frost. Имеется зона свежести. В сутки можно замораживать до 15 кг продуктов. При габаритах 195 × 60 × 66 см общий объем составляет 338 л. Из них 95 л – морозильная камера и 243 л – холодильная.

Leran CBF 200 W

В отзывах о холодильнике «Леран CBF 200 W» пользователи обратили внимание на довольно вместительные размеры камер. Например, морозилка имеет объем 108 л. Этого вполне достаточно для заморозки большого количество продуктов. Температура во всех отсеках составляет -18 °С. Мощность замораживания небольшая – всего 2 кг в сутки. В плане экономичности холодильник соответствует классу А – в год потребляет 365 кВт. Управление механическое. Размораживание камер осуществляется вручную. К недостаткам владельцы причислили только характерный треск, который появляется в промежутке между включением и отключением двигателя.

Leran CBF 210 IX

Теперь давайте рассмотрим отзывы покупателей о холодильнике «Леран CBF 210 IX». Данная модель оснащена всеми необходимыми технологиями. Для разморозки использована система No Frost, благодаря чему уход за агрегатом не составит труда. Также владельцы причислили к преимуществам довольно большие объемы камер (95 и 222 л). В качестве дополнительных возможностей разработчики предусмотрели индикацию температуры. Холодильник считается экономичным (А+), так как в год потребляет только 307 кВт. Для удобства контроля температурного режима на двери имеется дисплей. Для управления установлена электронная панель. К недостаткам покупатели отнесли довольно громкий шум, поэтому рекомендовать эту модель, например, в квартиру-студию нельзя.

Вывод

К сожалению, в отзывах покупателей о холодильнике «Леран» не всегда говорится о достоинствах. Многие владельцы заметили, что агрегаты этой торговой марки довольно шумные. Со временем обнаруживаются и другие проблемы в работе, поэтому у покупателей есть надежда, что в ближайшем времени производитель исправит все недочеты.

Техника фирмы «Леран»: отзывы покупателей

Ассортимент продукции марки «Леран» достаточно широк. Он включает в себя мелкую бытовую технику, такую как утюги, чайники, мультиварки, хлебопечки. А также крупную, к примеру, холодильники, стиральные машины, духовые шкафы.

«Леран»- отзывы покупателей

Производство и весь персонал предприятия прошли различные проверки и получили сертификат самых высоких стандартов качества. «Леран» отслеживает все тенденции в изготовлении бытовой техники другими производителями, чтобы сделать свою продукцию конкурентоспособной.

На продукцию «Леран» отзывы можно встретить среди тех, кто уже пользуется ею. Покупатели оценивают как сам бренд, так и отдельные виды бытовой техники, которая ими приобреталась. И в общем мнения о бренде оставляют неплохие.

Мелкая бытовая техника

С приходом в каждый дом интернета жизнь одних производителей усложнилась, а других – упростилась. Стало просто невыгодно производить продукцию низкого качества, если на нее распространятся отрицательные отзывы – сразу возникнут проблемы со сбытом.

Что касается самого бренда «Леран», отзывы в целом одобрительные. Можно встретить указание отдельных недостатков, которые нельзя назвать существенными. В целом техника характеризуется как недорогая, надежная, имеющая современный дизайн и вполне стоящая своих денег.

Из недостатков указаны мелочи вроде капелек воды, вытекающих из утюга в режиме выпуска пара, или короткий шнур у электрического чайника.

А какие же фирма «Леран» отзывы получила на крупную бытовую технику?

Плюсы и минусы холодильников «Леран»

У этого бренда есть несколько вариантов моделей холодильников. Цена на них начинается от неполных 8-ми тысяч. На нее, как обычно, влияет наличие дополнительных функций и опций, внешний вид агрегата.

Среди холодильников есть однодверные и двухдверные. В этом плане выбор у покупателя есть. Морозильные и холодильные камеры также имеют различный объем, но маленькими и неудобными эти холодильники не прослыли, скорее наоборот. По вместимости к ним претензий нет.

Некоторые покупатели сетуют на неоднократный возврат в магазин холодильников данной фирмы по причине испорченного царапинами внешнего вида и несоблюдения температурного режима в зоне свежести. В результате овощи и фрукты оказались заморожены.

Встречались также жалобы на неработающую как следует морозильную камеру, повышенную шумность. Из плюсов упоминались компактные размеры и низкий расход электроэнергии этими агрегатами. Вывод один: про холодильник «Леран» отзывы не всегда идеально положительные, а часто качество товара оставляет желать лучшего. Так что если есть возможность потратить на такую крупную покупку больше средств, стоит обратить внимание на более надежный вариант.

Стиральные машины «Леран»

Компания выпускает как машины активаторного типа, так и стиральные машины-автоматы. У первых – несложное устройство и низкая цена, их чаще используют как временный вариант для дачи или на съемном жилье.

Если рассматривать такую технику, как автоматическая стиральная машина «Леран», отзывы положительного плана отмечают модель Leran WMS 1267 WD, получившую одобрение многих хозяек. Покупатели довольны наличием дисплея, большим количеством режимов, чистотой постиранного белья, наличием сигнала об окончании процесса стирки. Недостатков у данной машины они не обнаружили. А вот другую модель Leran WMS 1051 W многие покупатели не одобрили. Среди недостатков отмечено несоответствие описания реальным габаритам машины, низкое качество отстирывания. В целом модель не соответствует запросам и желаниям потребителя.

Конечно, не всегда отзывы позволяют представить качество любой бытовой техники. Возможно, такое негативное мнение оставили только недовольные, а десятки и сотни тех, кого машина устроила, тихо пользуются ею в свое удовольствие. Но стоит отметить, что техника раскрученных брендов отрицательных отзывов почти не встречает.

Ищете мясорубку? Купите «Леран»

Здесь уже в плане отзывов все вполне благополучно. Как упоминалось выше, мелкую несложную бытовую технику этой фирмы покупатели хвалят. Мясорубка «Леран» отзывы получила самые положительные. Среди тех, кто уже пользуется этой кухонной помощницей, отрицательных мнений не встретишь.

Те, кто рискнул и приобрел такую мясорубку, хвалят мощность и производительность этого агрегата. Из недостатков упоминается повышенная шумность, хотя этим приборам тихая работа и не свойственна.

Дизайн техники «Леран»- стильно и надежно

В чем надо отдать должное технике «Леран» (отзывы это подтверждают), так это в том, что у нее отличный дизайн и удобный функционал. Приборы имеют эргономичную форму, сделаны из самых современных материалов, украсят собой любую кухню. Особенно ценным фактом это является для женщин, так как именно они проводят на кухне за приготовлением пищи большую часть времени.

Так приятно налить себе чай из стеклянного чайника, в котором видно бурление пузырьков, или нажать кнопку стильной мультиварки и дожидаться приготовления нескольких блюд одновременно. Вместо того чтобы крутить с усилием ручку мясорубки, одним нажатием обеспечить себя двумя килограммами фарша за 5 минут.

В конце концов, наша жизнь складывается из мелочей, и задача производителей — сделать свою технику внешне приятной и удобной в использовании.

Производство техники «Леран»

Очевидно, что за столь короткий срок (предприятие на рынке чуть более шести лет), производителю не удалось разработать собственные ноу-хау для своего продукта. Ведь все известные бренды держат целую команду высококлассных инженеров и разработчиков для поиска уникальных высокотехнологичных решений, которые можно внедрить в производство бытовой техники.

Такие промышленные секреты строжайшим образом охраняются и недоступны другим производителям. За счет этого бытовая техника каждого известного бренда имеет свою изюминку и любима покупателем. «Леран» пока вынуждена опираться на общедоступные технологии и вряд ли может предложить покупателем принципиально новый функционал своих изделий, в этом надо отдавать себе отчет.

Это сказывается и на качестве бытовой техники, которую можно отнести к разряду сложных. Выбор в пользу этого производителя покупатели сегодня делают, руководствуясь исключительно доступной ценой и приличным дизайном.

Покупать или не покупать?

Здесь каждый решает сам. Если нужно срочно купить дорогостоящую вещь, а бюджет довольно скромен – выбор у вас не богат. Торговые марки, еще не успевшие создать себе имя, могут сослужить и хорошую службу, но могут и подвести. Выбирать покупателю: купить дорогую технику в кредит или накопив на нее или использовать доступные бюджетные варианты вроде «Леран».

Некоторые потребители вовсе не заморачиваются раскрученностью бренда, полагая, что через пять-семь лет и так появятся еще более перспективные модели или даже принципиально новые – потому и не стоит платить за технику ощутимые деньги.

Тогда вполне подойдет техника «Леран», отзывы про данный бренд говорят, что покупка мелких бытовых приборов этой фирмы окажется для потребителя полезной и приятной, а выбирая крупные бытовые приборы, стоит еще раз все взвесить. Скупой платит дважды. Здесь эта поговорка может стать реальностью.

Мария Стюарт и Елизавета Тюдор в кино и сериалах

Этот пост не несет особой смысловой нагрузки, просто сейчас я досматриваю сериал Царство и поэтому решила сделать подборку актрис, игравших роли королевы Англии Елизаветы I Тюдор и королевы Шотландии Марии Стюарт.

Начнем с королевы Шотландии.

Мария Стюарт (1542-1587)

Мария стала королевой Шотландии в 6 дней. Да, это не опечатка, ее отец, король Шотландии Джеймс 5 умер через несколько дней после рождения дочери и она, как единственный ребенок короля была объявлена королевой.

Фактически она начала править в 19 лет. Об этом есть много информации, можно почитать на просторах интернета.


Она трижды была замужем.

Ее единственный ребенок, от второго брака (с двоюродным братом) Генрихом Стюартом — Джеймс 6, стал королем Англии и Шотландии.

1. Американка Кэтрин Хепберн, Мария Шотландская, 1936

2. Англичанка Ванесса Редгрейв, Мария — Королева Шотландии, 1971

3. Англичанка Саманта Мортон, Золотой век, 2007

4. Француженка Клеманс Поэзи, Заговор против короны, 2004

5. Австралийка Аделаида Кейн, Царство, 2013-2020

Немного хочу остановиться на Аделаиде.

В первых сезонах сериала она такая.. милашка, обаяшка, наивная. НО. К 4 сезону (финальному) она стала мне очень нравиться. Когда все любовные интриги уходят на второй план, и самым важным становится политика, наблюдать за Марией реально интересно. Она сильная, волевая, умная девушка.

Конечно Царство это не Тюдоры и не Белая королева, но вот когда из сериала исчезли все эти сладенькие мальчишки, любовные многоугольники и прочая девчачья ерунда, тогда стало очень неплохо и как-то «по-взрослому». Жаль, что сериал приняли решение завершить, как по мне, самое интересное началось именно в 4 сезоне.

5. Француженка (?) Камилла Рутерфорд, Мария — королева Шотландии, 2013

6. Ирландка Сирша Ронан, Мария — королева Шотландии, 2020

Елизавета I Тюдор (1533-1603)

Уверена, про Королеву Елизавету I известно всем.

Дочь Генриха 8 и Анны Болейн.

Королева-девственница. Последняя из рода Тюдор.

Очень рекомендую посмотреть о ней документальные фильмы. Недавно я смотрела один, там было сказано, что к концу жизни (к 70 годам) она осталась совсем без зубов и почти облысела. Кожа была в жутком состоянии. Однажды в ее покои без стука вошел молоденький ухажер, эдакий toyboy средневековья, увидев Елизавету без парика и тонны грима он ужаснулся и убежал. Рассказал другим и смеялся над ней. Парня ожидаемо казнили.

В общем Елизавета личность очень интересная и о ней можно многое рассказать. О ней написано огромное количество книг, снято фильмов.

Актрис, сыгравших Елизавету ТАК много, что всех и не перечислить. Поэтому покажу несколько.

1. Бетт Дэвис, Королева-девственница, 1955

2. Гленда Джексон, Елизавета: Королева Английская, 1971

С Ванессой Редгрейв в роли Марии, в фильме Мария — королева Шотландии, 1971

3. Кейт Бланшетт, Елизвета, 1998 и Золотой век, 2007

4. Джуди Денч, Влюбленный Шекспир, 1998

5. Хелен Миррен, Елизавета I, 2005

А в 2006 году Хелен сыграла Королеву Елизавету II. И получила за эту роль Оскар.

6. Энн-Мари Дафф, Королева-девственница, 2005

7. Джоэли Ричардсон и ее мама Ванесса Редгрейв сыграли Елизавету в молодости и старости, Аноним, 2011

8. Рэйчел Скарстен, Царство, 2013-2020

Рэйчел в роли королевы Елизаветы просто. ужасна. Я всеми силами пыталась увидеть в ее игре хоть что-нибудь хорошее, но тщетно. Она настолько отвратительно играет, с самого первого ее появления это просто кошмар. Ужимки, искусственность. Все это в духе «на меня напялили костюм и я типа крутая королева». Внешне она смотрится в принципе нормально, актриса симпотичная. Аделаида в роли Марии на своем месте, а Рэйчел бы уроков актерской игры взять, я не знаю. Очень плохо.

9. Марго Робби, Мария — королева Шотландии, 2020

Смотря на Маргошу в образе, могу сказать только одно — стопроцентный канон. Кожа, волосы, нос. Достоверно получилось. Наконец покажут Елизавету без прикрас.

А что вы считаете? Кто больше интересен, Мария или Елизавета? Смотрели ли вы фильмы/сериалы/документалки и что думаете?

Оставьте свой голос:

Подпишись на наш дайджест

TOP 5

Герои нашего времени: Вячеслав Алексеевич Бочаров

Будни интроверта

Комментарии про встречи со звёздами

Высокие отношения — 13

А что если мы б могли.

  1. Амели 2645532
  2. WantedGirl 2173287
  3. elena_dokuchaewa 1524394

Все пользователи

  1. katyanochek 361930
  2. Lizbeth 647889
  3. arizonadream 365842
  4. Skarletty 1080972

Список и правила

Комментарии

Энн-Мари Дафф была великолепна в роли Елизаветы

Kaisa, Мои мысли прочитала, только хотела написать

Спасибо за пост! Надо посмотреть некоторые фильмы.
Марго Роби молодец!вот это перевоплощение! Как можно испортить красавицу. Вообще очень жду Мария — королева Шотландии, хочу посмотреть

Мария однозначно. Не зря Елизавета ей всю жизнь завидовала

Parisss, вы транслируете выдуманную историю, выдуманную С.Цвейгом:)) Мария заявляла свои претензии на английский престол это правда, но о какой зависти речь ;))? Кстати, Елизавета была фактически адвокатом Марии, предоставила ей убежище, долгие годы отказывалась выдавать на родину и защищала от собственных сановников настаивавших на «окончательном решении» вопроса Марии. Мария ведь не только притягивала к себе заговоры, но и активно интриговала надеясь не только вернуться в Шотландию на своих условиях, но и со временем занять место королевы Англии. Мария живя в Англии и фактически находясь под защитой Елизаветы активно переписывалась с европейскими дворами и папским престолом на предмет поддержки в случае переворота и свержения Елизаветы.

TODey, ну не то чтобы под защитой Елизаветы. Нет, она была у нее в плену. Не в тюрьме, но деться никуда не могла.
Тем не менее, не знаю, какая там могла быть зависть (и у Цвейга я этого тоже не помню, он, конечно, пытался Марию обелить, но у него не вышло — имхо). У Марии было всё, и она это всё продолбала из-за мужиков годам к двадцати трем, а дальше была только жизнь под зоркой «опекой» Елизаветы.

Bijou, сначала это была именно защита, от момента бегства из Шотландии до казни прошло практически двадцать лет, за это время из гостьи, пусть и не очень желанной, Мария превратилась в узницу, а первое время между королевами велась весьма активная переписка, они посылали друг другу подарки (парики, манжеты, вышитые пояса и пр) свои письма Елизавета неизменно подписывала «Ваша добрая сестра и кузина» + последовательно отстаивала для Марии трон, настаивала что какие бы злодеяния не совершил монарх подданные не в праве судить помазанника божьего. Мария конечно не ожидала что допрыгается до казни, но вот Елизавета, конечно не без давления своего окружения и особенно Уолсингема, приняла такое решение и никто не может ее упрекнуть что она это сделала необдуманно.

TODey, мне кажется, со стороны Елизаветы изначальный план таков и был. Все же Мария не самая разумная «соседка» была. А письма они могли подписывать как угодно, этикет, куртуазность, все дела ))) Все же Елизавета была королевой до кончиков волос.
А Мария именно допрыгалась. Всё так блестяще начиналось и так печально закончилось :(

Bijou, не соглашусь с вами, Елизавета дама прагматичная и защищая Марию она в первую очередь защищала себя и свою власть, не забывайте Елизавета всю жизнь доказывала законность своего нахождения на троне Англии, кроме того она (как и ее дед и отец) придавала огромное значение пиару и прекрасно понимала не только правовые издержки но и репутационные потери. Поэтому в ситуации с Марией у нее не было хорошей игры, выдать в Шотландию это означало признать что подданные имеют право судить помазанника Божьего, оставить у себя это постоянный центр заговоров (не забываем папа пий пятый выпустил буллу согласно которой Елизавета объявлялась еретичкой, папа своей властью освобождал ее подданных от службы королеве, выполнения ее приказов и фактически благословлял на ее свержение и убийство), казнить и вовсе неслыханное дело тем самым она создавала прецедент что монарх одного государства может судить и казнить монарха другого суверенного государства. Решение казнить Марию было очень плохим, но выбирала Елизавета между очень плохим и очень плохим.

TODey, ээээ. а в чем вы со мной не согласны? вроде не возразили и написали вообще про события спустя 20 лет?
Или про то, что Мария допрыгалась? Да, судить и казнить монарха было беспрецедентно, но мое «допрыгалась» было вне обсуждения норм права, просто обывательское суждение. Понятно, что такой исход она не ожидала, но она натворила много глупостей.

Bijou, не согласна что Елизавета с самого начала мыслила радикально решить вопрос с Марией. То что Мария допрыгалась редко кто не согласится :))

TODey, не, ну я не имела в виду, что она изначально планировала ее казнить, конечно. Я думаю, изначально планировалось удержание силой. С максимально возможным в данной ситуации уважении к монаршему происхождению пленницы.

Bijou, так и удерживать смысла не было, сразу было понятно что Мария автоматически становится центром притяжения всех заговоров, особенно заговоров под католическим флагом. В качестве суверенного монарха Шотландии (пусть и заявляющего свои права на английскую корону) Мария была удобнее, бо внутри Шотландии ее прекрасно сдерживали собственные бароны. Парадоксально, но для Елизаветы пленение Марии со всех сторон было невыгодно, а вот для союзников шотландской королевы Франции и Испании данное положение вещей было исключительно выгодно потому что создавало постоянный повод давления на Англию.

Мне Елизавета интереснее) Смотрела не все экранизации, но чисто внешне Кейт Бланшет и Хелен Миррен нравятся. Мария не понравилась ни одна, интересно было бы посмотреть, что у Марго Робби получится.

Soleil12, комментарий отправился раньше времени)))
вообще так получилось, что самых убедительных Елизавету и Марию я видела не в кино, а в маленьком театре, названия которого даже не помню. Может, просто постановка вживую так повлияла, но никакой фильм с эффектами и интерьерами так и не смог перебить моего впечатления.

Только вчера досмотрела последнюю серию Царства, и тут ваш пост)
Согласна на счёт 4 сезона, я честно не знала что сериал закрыли, было неожиданно, все резко оборвали в 16 серии.

Автор, как вам в итоге сериал? Я смогла еле еле осилить 1,5 серии..

iEva, я не автор, меня как раз сегодня хватило на 35 минут первой серии, выключила, осталась в недоумении, ну нельзя же так над историей то.

happyhippo, согласна. Я даже Версаль смогла осилить 2 сезона, но Царство это просто пипец! Нечто подростково-невразумительное.

iEva, нда, даже красивая картинка не спасает все это дело

Что бы посмотреть? — Елизавета Леран

«Она – настоящая королева во всем»
Брантом

«Свинцовый», по выражению Мишеля де Монтеня, XVI век породил двух Маргарит – королев Наварры, младшая из которых позднее станет номинальной королевой Франции. Обе оставили выдающееся литературное и эпистолярное наследие и вошли в историю французской и мировой культуры. Первую звали Маргарита Ангулемская, или Наваррская (1492-1549), и она приходилась родной сестрой французскому королю Франциску I Валуа, представителю Ангулемской ветви королевского дома, вторую – Маргарита де Валуа, или Маргарита Французская (1553-1615), которая являлась внучкой этого короля и более известна под именем королевы Марго.

Однако современники Маргариты де Валуа, наверное, очень бы удивились, узнав, что спустя четыре сотни лет их королева превратилась в «Марго», а ее образ прочно слился с именем персонажа, придуманного писателем Александром Дюма. Между тем, в эпоху последних Валуа Маргариту называли «Мадам» – это был официальный титул сестры короля, затем, в замужестве, она превратилась в «королеву Наваррскую», а после развода с Генрихом IV стала именоваться «королевой Маргаритой, герцогиней де Валуа». Один только Карл IX, ее старший брат, иногда в шутку именовал ее простонародным именем Марго. Очевидно, А.Дюма, однажды встретивший упоминание об этом, решил присвоить королеве новое имя, навсегда (к сожалению?) утвердившееся в массовом сознании.

Вообще, это сознание во многом сформировал, конечно же, не великий французский романист: в его изображении Маргарита – [180] справедливая, гордая и смелая принцесса, во имя высших политических интересов приносящая в жертву свои личные чувства и любовь. Однако имя Марго стало, с подачи А. Дюма, удобной ширмой для многочисленных мифов и легенд о королеве, родившихся уже во время ее неординарной жизни. Умножаясь, со временем они прочно исказили настоящий облик Маргариты де Валуа, причем настолько, что даже в работах известных и авторитетных современных историков существуют поразительные расхождения в оценке ее роли в политической и литературной истории Франции, не говоря уже о разного рода печатных и интернет-изданиях, где можно прочитать фантастические вещи о Маргарите: она была любовницей своих братьев, вела образ жизни Мессалины, имела внебрачных детей и была причастна к убийству своего бывшего мужа. Оставляя на совести авторов подобные измышления, мы хотели бы представить краткий взгляд на последние серьезные работы о королеве, ее сочинениях и ее эпохе.

ЛИТЕРАТУРА О МАРГАРИТЕ

В современном французском учебнике для студентов высших учебных заведений по истории французской литературы о Маргарите и ее «Мемуарах» и других сочинениях нет ни слова 1 . Собственно, это и неудивительно, поскольку до сих пор существует мнение, что ее «Мемуары» – апокриф, и нет серьезных доказательств обратного 2 . И это несмотря на необыкновенный всплеск «маргаритоведения» в 1990-2000-е годы и вообще растущий интерес к истории женщин 3 .

Исторический фильм Патриса Шеро «Королева Марго» с блистательной Изабель Аджани в главной роли, вышедший на экраны в 1994 году и ставший лауреатом кинофестиваля в Каннах, только подогрел интерес к фигуре Маргариты де Валуа. Молодая королева, загадочная и любвеобильная, смелая и чувственная, с [181] риском для своей жизни в отчаянные часы Варфоломеевской ночи спасала жизни своих подданных-гугенотов и свою честь королевы Наваррской. При всем том, что зрители увидели великолепную экранизацию по мотивам романа А. Дюма, режиссер не смог отказаться от традиционного стереотипа – его Маргарита так и осталась всего лишь Марго. И это несмотря на то, что годом раньше, в 1993 году, вышла самая лучшая критическая биография Маргариты, написанная Элиан Вьенно – «Маргарита де Валуа. История одной женщины. История одного мифа», – где эта французская исследовательница шаг за шагом, последовательно и неумолимо развенчивает все существующие в массовом представлении мифы, легенды и домыслы о королеве, равно как о ее сочинениях. Мы еще затронем эту книгу, констатируя, увы, что по сей день Марго побеждает Маргариту.

В отечественной историографии о Маргарите писали немного. Опуская биографические публикации в популярных журналах, прессе и интернет-изданиях, по большей части не заслуживающих внимания и упоминания, хотелось остановиться на работах Е. Б. Черняка и С. Л. Плешковой.

В своей книге «Вековые конфликты», посвященной различным аспектам внутренних, дипломатических и военных конфликтов в разные эпохи, один из разделов книги автор назвал «Королева Марго». Е. Б. Черняк, несомненно, прав, говоря, что Маргарита «занимала такое положение, которое придавало политическое значение многим ее поступкам. Роль, которую ей пришлось сыграть, сама по себе была следствием политической обстановки, сложившейся во Франции и в Европе в целом» 4 . Однако он не признал за Маргаритой права называться политическим деятелем, в отличие, например, от Марии Стюарт, королевы Шотландской.

Отдельные пассажи Е. Б. Черняка, касающиеся фактов биографии Маргариты, вызывают вопросы по причине их неправдоподобности, хотя, в общем, находятся в русле легенды о королеве. Например: «В июле 1585 года Маргарита де Валуа покинула мужа, чтобы присоединиться к католическому лагерю, и заперлась в крепости Ажен в центре протестантского Юго-Запада, обратившись за помощью к Гизам и Филиппу II. Помощь, однако, запоздала, и крепость была взята штурмом войсками Генриха Наваррского» 5 . [182]

В действительности королева Наваррская практически бежала из Нерака в свое собственное владение – Аженское графство – с целью спасения жизни. Произошло это в марте 1585 года. И только в середине мая она приняла решение о присоединении к католической Лиге и Гизам, попросив у них помощи, равно как у испанского короля. Правда, Генрих Наваррский штурмом Ажен не брал – город Маргарита потеряла в сентябре того же года в результате городского восстания, а чуть позже его заняли королевские войска маршала Матиньона.

И далее: «Маргариту заключили в крепость Юссон, откуда она бежала с помощью агента Гизов, однако лишь для того, чтобы снова быть схваченной и возвращенной под стражу» 6 . На самом деле в ноябре 1586 года Маргарита де Валуа была доставлена в Юссонский замок, арестованная по приказу Генриха III, откуда она никогда никуда не бежала и где прожила вплоть до 1605 года, когда ей позволили вернуться в Париж. Уже с февраля 1587 года она фактически стала хозяйкой Юссона, поскольку была освобождена своим тюремщиком, маркизом де Канийаком, правда, не без помощи денег герцога де Гиза.

Мы не ставили себе целью детально разбирать написанное Е. Б. Черняком о королеве Маргарите, хотя цитируемые отрывки показательны. Скорее, хотелось продемонстрировать еще раз, насколько ее фигура обросла мифами, превратившими в итоге Маргариту в Марго.

С. Л. Плешкова, написавшая вступительную статью к первой русской версии «Мемуаров» Маргариты де Валуа, в целом придерживаясь реальной биографической линии, все же назвала свою работу «Слово о королеве Марго» (впрочем, и сами мемуары, непонятно почему, вдруг были названы «Мемуары королевы Марго», словно их написала не королева Франции и Наварры, а литературный персонаж Александра Дюма. ) 7 . Однако оценки и суждения, представленные в этой статье, несмотря на ее популярный характер, вызывают удивление: «физическая неприязнь Маргариты к супругу сделала для нее невозможными супружеские обязанности»; «ее любовники сменяли один другого, оставляя о себе недолгую память»; «от дальнейшего изложения своих воспоминаний она отказывается» 8 . На деле все было с точностью до наоборот. [183] Брачная жизнь супругов, несмотря на известное попустительство друг другу, являлась вполне регулярной вплоть до 1582 года, и нет ни одного свидетельства о «физической неприязни». Более того, сохранившаяся переписка королевы свидетельствует о ее огромном желании забеременеть от мужа; из всех мужчин, которых приписывают Маргарите, ее достоверными любовниками были только Бюсси и Шанваллон; что касается ее воспоминаний, то они неожиданно обрываются на 1582 годе, и Элиан Вьенно в свое время доказала, что последние тетради рукописи были утеряны 9 .

Отдельные моменты статьи также вызывают сожаление, поскольку искажают действительность: кардинал Лотарингский не мог венчать Маргариту и Генриха Наваррского – в действительности это сделал кардинал де Бурбон 10 ; Варфоломеевская ночь случилась 24, а не 21 августа 1572 года 11 ; при разводе с Генрихом IV Маргарита не могла получить титул королевы Франции (и Наварры), а сохранила за собой просто титул королевы без королевства, и т. д. 12

В аналогичном ключе выдержан и рассказ о Маргарите де Валуа в книге С. Л. Плешковой «Екатерина Медичи» (вообще переполненной фактическими ошибками): «Добродетельная королева-мать не могла смириться с порочностью Марго», «неунывающая пленница нашла выход, соблазнив маркиза [де Канийака], которому была получена ее охрана», и т. д. 13 О добродетелях Екатерины Медичи говорить сложно, уж слишком избирательно королева-мать их проявляла, особенно в отношении своей младшей дочери, которая ее раздражала отнюдь не порочностью, а скорее политическими интригами. Что касается престарелого Канийака, о ком мы еще будем говорить в настоящей статье, то его более интересовали деньги герцога де Гиза, которыми последний расплатился за освобождение Маргариты, чем прелести королевы Наваррской.

Некоторые французские историки также продолжают писать именно о Марго, опираясь на традицию, сложившуюся в историографии. Так, книга известного беллетриста, автора двухтомной биографии Наполеона, Андре Кастело, вышедшая в 1993 году [184] и переведенная на русский язык, опять-таки называется «Королева Марго» 14 . Конечно, отрадно, что русская версия книги вышла в серии «Жизнь замечательных людей» в издательстве «Молодая гвардия», поскольку настоящая жизнь королевы вполне вписывается в название этой серии, однако А. Кастело, кажется, поставил себе целью написать биографический фарс о Маргарите, но никак не популярную биографию, отражающую ее жизненный путь. Перед нами предстает образ безрассудной нимфоманки, которая год за годом прожигала свою долгую и бесполезную жизнь. Русский перевод только прибавил соответствующих красок в этот портрет. Так, например, знаменитое письмо Жанны д’Альбре, матери Генриха Наваррского, адресованное Бовуару, где она характеризует свою будущую невестку, выглядит в следующей интерпретации: «Я нахожу, что у нее хорошая талия, но уж чересчур она ее перетягивает. А свое лицо она просто испортит, столько всего на нем намазано, тошно смотреть; правда, так принято при этом дворе. » 15 . В действительности же буквальный перевод следующий: «Говоря о красоте Мадам, я признаю, что она прекрасно сложена, однако сильно затягивается; что касается ее лица, то оно излишне накрашено, что меня выводит из себя, поскольку это портит ее облик. Но при здешнем дворе красятся почти все, как в Испании» 16 . Подобные сравнения можно делать до бесконечности.

Андре Кастело вторит и французский профессор – мадам Жанин Гаррисон (кстати, гугенотка), автор многочисленных работ по истории Религиозных войн, в том числе биографии Маргариты, написанной в весьма критическом по отношению к королеве тоне (об этом упоминает так же Лоран Ангар в своей статье в настоящем издании), но в тоже время ничего нового не привносящей в сложившийся образ королевы Наваррской и не использующей никаких новых источников. 17

Фигурой Маргариты де Валуа весьма интересовался Жан Кастаред, непрофессиональный историк, выпустивший в 1992 году книгу под названием «Тройственная жизнь королевы Марго» 18 . В поисках новых источников, еще не известных историческому [185] сообществу, летом 1992 года он приехал в Санкт-Петербург с целью изучить все автографы королевы, хранящиеся в Российской национальной библиотеке. Выяснив, что большая часть из них уже была опубликована Ф. Лозеном 19 , он предположил, что одно письмо Маргариты все же осталось неизданным, и полностью воспроизвел его в своей книге 20 . Сама же его монография, написанная безо всякого критического начала, построена на «Мемуарах» Маргариты и прочих известных источниках, в частности, анонимном гугенотском памфлете 1607 года «Сатирический развод», приписываемом Т.-А. д’Обинье и представляющем откровенную клевету на жизнь королевы. Ж. Кастаред, по сути, принял на веру все содержание этого произведения и даже привел его в качестве приложения к своему сочинению.

В 1991 году состоялась большая международная конференция в Ажене, посвященная Маргарите де Валуа, собравшая много известных историков и филологов и ставшая началом принципиально новых исследований о королеве и ее эпохе 21 . Именно на ней впервые Анн-Мари Кокюла из Университета Мишеля Монтеня в Бордо сделала доклад о невозможности отождествления личности Маргариты де Валуа и общераспространенного образа королевы Марго 22 . Исследовавшая брачную жизнь Маргариты Жаклин Буше, специалист по французскому дворянству и обществу эпохи Религиозных войн, в свою очередь, показала, что, вопреки сложившимся в XVIII веке представлениям, Маргарита вовсе не сопротивлялась своему браку с Генрихом де Бурбоном и большую часть времени своего замужества (или правильнее – пребывания рядом с мужем) была его настоящим союзником и другом в делах 23 . Остальные статьи – Э. Беррио-Сальвадор, Ж. Бальзамо и многих других – были посвящены литературному наследию королевы, философии и культуре ее времени. Наконец, иные исследователи, в том числе историки-краеведы из Ажена, хорошо знакомые [186] с муниципальными архивами, внесли много нового и интересного в историю пребывания Маргариты в Гаскони.

В 1993 году появляется уже упомянутая книга Элиан Вьенно, являющаяся переработанной докторской диссертацией исследовательницы, защищенной в 1991 году в Сорбонне 24 . В отличие от «классической» биографии Маргариты позитивиста Ж.-И. Марьежоля 25 , который в свое время тщательно собрал все имеющиеся на тот момент факты из жизни королевы и стал выразителем мнения большинства академических историков, как своих современников, так и предшественников, казалось, окончательно закрепившего образ «королевы Марго» в историографии, сочинение мадам Вьенно представляет собой кардинальный пересмотр всех имеющихся представлений о Маргарите. Главный вывод, который можно сделать по прочтении этой книги: Маргарита де Валуа никогда не была королевой Марго.

Автор не случайно назвала свою книгу «История одной женщины. История одного мифа», поскольку она разделена на две соответствующие части. Подвергнув критическому анализу и «заново прочитав» уже известные источники, в частности, воспоминания королевы и жизнеописание Маргариты Брантома, для своего исследования Элиан Вьенно привлекла огромное число тогда еще неизвестных и неизданных писем последней Валуа, которые позднее она опубликовала отдельным изданием 26 . Благодаря этому мадам Вьенно сумела доказательно развенчать многие мифы о Маргарите, возникшие еще при ее жизни, и сделать вывод (не без феминистского оттенка) о том, что королева последовательно отстаивала свои политические прерогативы младшего венценосца, став предтечей «разделения политической власти между мужчинами и женщинами в сегодняшнем обществе» 27 . Ее попытки настаивать на собственной политической позиции и праве на личную жизнь были необычны даже для принцессы свободолюбивой эпохи Ренессанса и вызывали нескрываемое раздражение и противодействие (в том числе в памфлетной форме) как у католиков, так и у гугенотов.

В 1998 году Элиан Вьенно, закрепляя успех своей книги, опубликовала, как уже упоминалось, полную корреспонденцию [187] королевы, а в следующем году – «Мемуары» и прочие ее произведения, в том числе поэтические 28 . В 2005 году вышло новое издание ее биографии Маргариты де Валуа – явление редкое для Франции, доказывающее востребованность и высокий профессиональный уровень автора, равно как очевидный общественный интерес к объекту исследования.

Коллега мадам Вьенно по Университету Сент-Этьен Жаклин Буше, уже упомянутая нами выше, в 1995 году выпустила монографию «Две супруги и королевы в конце XVI века: Луиза Лотарингская и Маргарита Французская» 29 , которая, хотя и вышла почти одновременно с «Историей одной женщины», явилась совершенно иным по содержанию историческим исследованием. Построенная на колоссальном фактическом материале, чем всегда славилась Ж. Буше, в том числе с привлечением новых источников (финансовых счетах домов обеих королев, впервые вводимых в научный оборот), ее книга стала незаменимым биографическим путеводителем относительно рассматриваемых персонажей и важным вкладом в изучение Религиозных войн во Франции. Ж. Буше, используя сравнительный метод, заставила иначе посмотреть на истоки ссоры в королевской семье Валуа и объяснила логику поведения каждой из этих коронованных женщин в эпоху крушения центральной власти.

Тем не менее, мадам Вьенно и Буше своими книгами и публикациями сумели «не закрыть» окончательно тему Маргариты, а наоборот, дали начало качественно новым работам. Так, своеобразная реабилитация королевы представлена также в книгах американского историка Роберта Сили «Миф о королеве Марго» 30 , построенной на развенчании идей уже упомянутого «Сатирического развода», и французского регионального историка Мишеля Муазана «Оверньское изгнание Маргариты де Валуа» 31 . Последний, государственный чиновник в Оверни и доктор права, не являясь профессионалом-историком, представил самое подробное и очень выверенное описание пребывания королевы Франции и Наварры в Юссонском замке с учетом всех предыдущих публикаций источников и исторических исследований 1990-х годов. [188]

Наконец, из последних работ о Маргарите необходимо отметить труды израильского историка Моше Слуховски, исследующего влияние образа героини А. Дюма на возникновение сексуальной легенды о королеве Марго 32 , и французского филолога Лорана Ангара, докторанта Университета Марка Блока в Страсбурге, статья которого, ставшая квинтэссенцией его последних работ, представлена в настоящем издании.

Нам остается взглянуть на некоторые интересные факты из жизни нашей героини, о которых по какой-то причине она решила не упоминать в своих «Мемуарах» (впрочем, значительная часть которых до нас не дошла) или же упомянула мимоходом, не придав им значения, и которые стали известны из ее писем и иных источников эпохи Религиозных войн.

О чем же не вспомнила королева Франции и Наварры?

«ПЛОХО ВЫДАННАЯ ЗАМУЖ»

Именно так, вслед за Ж. Дюби, можно сказать, описывая мытарства королевского дома Валуа сначала в поисках достойной партии для Маргариты де Валуа, а затем в попытках ее расстроить. Дело в том, что иностранные принцы, в общем, не хотели брать Маргариту замуж, и все попытки Екатерины Медичи «подороже продать свою дочь», по выражению А. А. Сванидзе, в результате закончились только браком с одним из подданных короля Франции – принцем крови Генрихом де Бурбоном, королем Наваррским. Из всех внешних кандидатов, которых искали для Маргариты, в своих «Мемуарах» она упоминает только короля Себастьяна Португальского – не столько как самый лучший вариант, сколько как самый общеизвестный, отрицая в то же время слухи о своих планах стать женой герцога де Гиза.

Вообще, судьба Маргариты де Валуа, младшей и самой любимой дочери Генриха II, сложилась сложно и трагично. С самого детства ей пришлось не только стать свидетельницей разрушительных Религиозных войн во Франции и гибели своей семьи, но и пережить страшную кульминацию гражданского противостояния – Варфоломеевскую ночь. [189]

Она родилась в королевской резиденции – замке Сен-Жермен-ан-Ле 14 мая 1553 года – и являлась седьмым ребенком в семье Генриха II и Екатерины Медичи. Трое ее старших братьев стали последними королями рода Валуа, поскольку не оставили законного потомства – Франциск II (1559-1560), Карл IX (1560-1574) и Генрих III (1574-1589). Четвертый брат, Луи де Валуа, умер в детском возрасте. Наконец, две старшие сестры – Елизавета и Клотильда де Валуа – стали, соответственно, в замужестве королевой Испании и герцогиней Лотарингской.

Генрих де Бурбон, сын первого принца крови Антуана де Бурбона, герцога Вандомского, потомка Людовика IX Святого, и королевы Наварры Жанны д’Альбре, единственной дочери Маргариты Наваррской-писательницы, появился на свет в один год с Маргаритой – в 1553 году, 13 декабря. А уже в марте 1557 года дети были обручены по предложению Генриха II. В письме к своей сестре герцогине Неверской Антуан де Бурбон писал: «Я хотел бы. рассказать Вам о чести и милости, оказанной мне королем и заключающейся в соглашении между нами о браке Мадам Маргариты, его дочери, с моим старшим сыном» 33 . Французский король продолжал политику своих предшественников по установлению тесных семейных уз между французским и наваррским королевскими домами, дабы обеспечить максимальную лояльность последнего и превратить королей Наварры в вассальных князей. Рождение Генриха де Бурбона не могло не вызвать беспокойства у царствующего дома Валуа, поскольку принц Наваррский соединял в своем лице старшие ветви фамилии Бурбонов и дома королей Наварры д’Альбре, к тому же в его жилах также текла кровь Валуа, поэтому Генрих II рассчитывал посредством организации брака принца с Маргаритой превратить его в покорного слугу короны. Предполагались переезд Генриха де Бурбона на постоянное жительство в Париж и воспитание его при дворе 34 .

Однако последующие события, связанные с трагической смертью Генриха II на турнире, безуспешным для Франции окончанием Итальянских войн (1559), смещением акцентов внешней политики страны в сторону сближения с Испанией и быстрым распространением кальвинизма, надолго отодвинули идею «наваррского брака». Две непримиримые политические соперницы – регентша при малолетнем Карле IX Екатерина Медичи и королева Наваррская [190] Жанна д’Альбре (овдовевшая в 1562 году) – предпочли вообще не вспоминать об обручении, тем более что страна была фактически накануне внутреннего религиозного конфликта и разделения на католический и протестантский лагеря. Этот конфликт и начался в 1559 году, когда ослабевшее центральное правительство оказалось не в состоянии контролировать восстание умов королевства. Религиозный конфликт сразу же превратился в религиозно-политический, гражданский и вооруженный одновременно, став отражением большого социального кризиса во французском обществе эпохи позднего Ренессанса. Началась эпоха Гражданских, или Религиозных, войн во Франции (1559-1598), которая продлилась почти сорок лет, поставив страну на грань национальной катастрофы.

Королевская семья во главе с итальянкой Екатериной Медичи, обремененной несколькими малолетними детьми, оказалась в крайне трудной ситуации, поскольку разные аристократические кланы стремились воспользоваться неопытностью и юностью ее сыновей и оспорить ее права регентши-иностранки. Генриху IV приписывают следующие слова, сказанные им по поводу Екатерины спустя много лет после ее смерти: «Помилуйте, ну что могла сделать эта бедная женщина, когда у нее умер муж и она осталась с пятью маленькими детьми на руках, а два великих семейства Франции – наше [Бурбоны] и Гизы – задумали овладеть короной? Не пришлось ли ей поэтому то и дело менять маски, чтобы провести и тех, и других, сохраняя, что ей и удалось, пока суд да дело, своих детей, которые, следуя один за другим, правили под мудрым руководством столь умной дамы? Меня удивляет, как она не натворила чего похуже!» 35 .

Первые воспоминания Маргариты, по-видимому, датируются 1558-1559 годами, когда она передает свой разговор с отцом. Однако пышные летние празднества 1559 года, посвященные бракосочетанию ее старшей сестры Елизаветы с испанским королем Филиппом и ее тетки Маргариты с Савойским герцогом, она уже упускает из внимания. Дело в том, что младшие королевские дети (Маргарита и будущий Франсуа Алансонский) мало привлекались к праздникам по причине малолетства (им было 6 и 5 лет соответственно) и находились в Лувре или Сен-Жермене со своими воспитателями. [191]

Неожиданно овдовев, но успев выдать свою старшую дочь Елизавету Французскую замуж за Филиппа II Испанского, Екатерина Медичи решила закрепить этот альянс браком своей младшей дочери Маргариты и ее сверстника – короля Португалии Себастьяна, за которого правили его происпански настроенные родственники – бабка Екатерина Австрийская, тетка Филиппа II, и дядя кардинал Энрике. Как показывают письма французского посла в Португалии Жана Нико 36 Екатерине Медичи, брачные предложения португальскому двору им были представлены уже в августе 1559 года 37 . Учитывая, что кончина Генриха II наступила 10 июля, невольно возникает предположение, что переговоры или консультации обоих дворов на эту тему начались раньше, возможно, со времени прибытия посла в Лиссабон в мае 1559 года. Нико информировал королеву-мать, что «Себастьян хорош собой» и что «в Португалии все желают этого брака» 38 . Однако уже в письме Карлу IX от 5 ноября обеспокоенный посол сообщил, что испанский король явно противодействует усилиям французского дипломата, предлагая в качестве жены Себастьяна свою дочь 39 .

Судя по всему, Екатерину Медичи португальский союз интересовал с двух точек зрения. С одной стороны, королева-мать в условиях начавшихся потрясений во Франции пыталась максимально обезопасить себя и ослабевшую королевскую власть от внешних посягательств со стороны могущественного Австрийского дома и его союзников, с другой – питала полумифические надежды на корону Португалии, на которую могла претендовать как отдаленная родственница правящего там дома. Маргарита могла усилить ее претензии и при благоприятных обстоятельствах помочь обрести еще один трон для Валуа 40 . [192]

Приняв во внимание подробнейшие отчеты Жана Нико и позицию испанского короля, Екатерина решила действовать на два фронта. Только этим можно объяснить то, что французский посол в Мадриде епископ Лиможский (кстати, при полном согласовании с Нико, что показывает переписка обоих дипломатов) весной 1560 года начал разговор о возможности обручения Маргариты и сына Филиппа II от первого брака – дона Карлоса 41 . Испанский король, со своей стороны, не нуждался в более тесном союзе с Францией, продолжая считать ее своим главным противником и желая ее всяческого ослабления, поэтому представил в Париж весьма уклончивые ответы, которые расценили как отказ. Поэтому, если сюжет о браке с доном Карлосом исчезает из переписки Екатерины Медичи, то португальский вариант продолжает усиленно разрабатываться. Так, 17 августа 1561 года Нико докладывает, что при португальском дворе только и говорят о возможном бракосочетании Себастьяна и Маргариты, «портрет которой всем весьма понравился». Вместе с тем посол пишет о том, что сама королевская семья в лице матери короля и одновременно сестры Филиппа II Хуаны Австрийской (проживавшей постоянно в Испании), равно как его бабки и дяди, ратует за брачный союз с представительницей семьи Габсбургов 42 .

В Португалии развернулось самое настоящее противостояние между регентами, с одной стороны, и представительным органом – кортесами, с другой, по кандидатуре невесты Себастьяна. Кортесы, в условиях усиления испанского влияния в стране, выступали за переговоры с Парижем, королевская семья – с Мадридом и Веной. Юная Маргарита не могла знать, что ее судьба с самого ее рождения станет заложницей большой европейской политики.

Молчание португальского двора в 1562-1563 годах в Париже было воспринято как провал переговоров. Нико был отозван, и Екатерина Медичи начинает разрабатывать новый брачный проект для Маргариты, уже с Рудольфом Габсбургом, сыном императора Максимилиана II. Она по-прежнему питала иллюзорные надежды, что брачными союзами сможет обезопасить Францию от экспансии Австрийского дома, правившего на территории половины Европы и вытеснявшего французов из Нового Света, – это [193] диктовалось прежде всего все усложнявшейся внутриполитической обстановкой и разрушительными гражданскими войнами в 1560-е годы. В 1563-1565 годах по инициативе французской стороны были организованы новые переговоры между Парижем, Веной и Мадридом, которые в итоге опять были сорваны из-за позиции Филиппа II, предпочитавшего иметь как можно меньше обязательств перед Францией 43 . Во время так называемого «большого путешествия» французской королевской семьи и всего двора в 1564-1566 гг. по Франции, о чем Маргарита пишет в «Мемуарах», Екатерина надеялась встретиться с Филиппом II и своей старшей дочерью в приграничной Байонне, чтобы в числе прочих дел поднять вопрос о Маргарите. Увы, на встречу с королевой испанский король отправил вместо себя свою жену Елизавету Французскую в сопровождении герцога Альбы. В Байонне Екатерину Медичи постигло горькое разочарование: Филипп II не желал никаких браков и устами Альбы даже угрожал войной, если королева-мать будет вести переговоры с гугенотами и продолжит политику замирения своего королевства. Елизавета – прежде любимая дочь Екатерины – полностью поддержала позицию своего мужа, что дало королеве-матери повод воскликнуть: «Какой же испанкой Вы стали, дочь моя!» 44

Очередная, уже третья, неудача выдать замуж Маргариту де Валуа вызвала нескрываемое раздражение дома Валуа. Однако анализ корреспонденции Екатерины Медичи показывает, что она воздерживалась открыто обвинять испанского короля в срыве столь важных для Франции соглашений: в условиях растущей внутренней нестабильности она не могла рисковать, бросая вызов Филиппу II, с которым все-таки предполагала найти общий язык.

Между тем, неожиданно начался второй этап франко-португальских переговоров, спровоцированный захватом французами под командованием Фабиена де Монлюка португальского острова Мадейры в Атлантике в 1566 году. Моряки, зная, что Франция не признавала договор о разделе Нового Света между Испанией и Португалией, грабили остров в течение нескольких месяцев 45 . [194] В Париж в связи с этим срочно был отправлен многоопытный дипломат Жуан Перейра Дантас, уже бывший послом во Франции в 1559-1560 годах, которому Екатерина Медичи цинично заявила, что Франция готова рассмотреть вопрос о некотором возмещении ущерба, если Маргарита де Валуа станет португальской королевой. 16 и 17 февраля 1567 года датированы ответы на это условие короля Себастьяна, Екатерины Австрийской и кардинала Энрике, адресованные Екатерине Медичи и Карлу IX 46 . В этих письмах сообщается о том, что португальский посол получил все полномочия для ведения переговоров о браке Себастьяна и Маргариты, который «будет служить укреплению дружбы между двумя странами». Французский двор попытался, правда, не очень благовидным способом, заставить португальскую королевскую семью действительно приступить к переговорам о женитьбе. Несмотря на заверения португальцев в симпатиях к Франции, навязывание брака их королю в очередной раз и уже едва ли не силой вызвало негативную реакцию в Лиссабоне. Воспользовавшись началом Второй гугенотской войны во Франции (1567-1568), португальский двор спешно отозвал своего посла, что завершило очередную фазу брачных переговоров.

Четырнадцатилетняя Маргарита не могла не помнить события этой войны, поскольку королевская семья в это время подверглась смертельной опасности, оказавшись в унизительном положении беглецов в собственной стране. Пребывая в бургундском замке Монсо в сентябре 1567 года, двор во главе с юным Карлом IX и Екатериной Медичи чудом не попал в плен к гугенотам. Последние во главе с принцем де Конде, родным дядей Генриха Наваррского, попытались в очередной раз захватить короля. Екатерина Медичи в последний момент успела вырваться из окружения и укрыться за крепкими стенами замка Mo, куда в спешном порядке были вызваны швейцарцы. Нужно было любой ценой прорваться в Париж и начать собирать силы. Вокруг всего королевского поезда – нескольких десятков карет, носилок и повозок – швейцарцы образовали каре по типу македонской фаланги. Под защитой их оружия в два часа ночи двор покинул Mo и, исполненный страха и паники, спешно двинулся в столицу, по пути несколько раз подвергаясь атакам гугенотских отрядов. К утру, «в полнейшем беспорядке», он добрался до спасительного Парижа. Весь миротворческий итог [195] «большого путешествия», организованного королевой-матерью, оказался сведенным к нулю. Вера в политику веротерпимости рухнула. Семнадцатилетний Карл IX, который и прежде не славился хорошим здоровьем, после этих событий стал постепенно превращаться в угрюмого неврастеника 47 .

Маргарита де Валуа никогда не писала об унизительных ситуациях, в которые попадала королевская фамилия во времена гражданских смут – как настоящая принцесса дома Валуа она являлась носительницей королевского Величества, «моего ранга», как она часто повторяет в мемуарах, и не могла даже в мыслях допустить любое ущемление прав и прерогатив своей семьи. Если отдельные эпизоды на эту тему все же присутствуют в ее мемуарах и переписке, то, как правило, они касаются только ее лично, причем королева убеждает читателя, что Божественное провидение всегда помогало ей любые неприятности обращать себе на пользу.

В октябре 1568 года неожиданно умерла старшая сестра Маргариты – королева Испании Елизавета Французская, и Екатерина Медичи спешно отправляет в Мадрид кардинала де Гиза с предложением Филиппу II руки своей младшей дочери. Трудно сказать, на что в действительности рассчитывала королева-мать, ведь в последние годы испанский король вел себя в отношении Франции и ее королевского дома все более бесцеремонно. Но, видимо, браком с Маргаритой она пыталась обеспечить, хотя бы на время, продолжение политики военного невмешательства Испании в дела Франции – ослабление последней в результате внутренних потрясений было очевидно. Филипп II ответил, что намерен жениться на своей австрийской родственнице, однако не будет против брака Маргариты и Себастьяна. Давая такой ответ, испанский король в очередной раз вселял во французов надежды, которые невозможно было осуществить, о чем ему было прекрасно известно. Король Себастьян, достигший к тому моменту совершеннолетия, продолжал находиться под огромным влиянием своих испанских родственников – бабки и матери, а также иезуитского окружения, которые уже были наслышаны о Маргарите и не желали терять своего влияния на короля. В апреле 1569 года португальский монарх сообщил Филиппу II, что в ближайшем будущем жениться не намерен 48 . [196]

В этом же году судьбой Маргариты неожиданно заинтересовались на другом конце Европы – в Трансильвании, небольшом румыно-венгерском княжестве, возникшем после поражения Венгрии от турок в 1526 году и напрямую зависимом от Турции. Точнее говоря, именно в Константинополе, зная о безуспешных брачных переговорах Франции с Испанией и Португалией, предложили Парижу рассмотреть в качестве кандидатуры в мужья для французской принцессы князя Яноша Жигмонда Запольяи, которому было около тридцати лет. Порта, вечный противник Испании, всегда искала возможность упрочить свой союз с Францией и не допустить франко-испанское сближение. Однако, несмотря на желание Франции поддерживать дружеские отношения с султаном в пику испанцам, фигура трансильванского князя, отлученного от церкви и к тому же протестанта, в Париже даже не рассматривалась. Впрочем, сам Янош Жигмонд вскоре скончался. 49

Екатерина Медичи тем временем продолжала упорно цепляться за португальский брак. Прагматичный и жесткий политик, сохранившая корону своим детям, она всю жизнь строила для них разные брачные планы, обманываясь и не сообразуясь с существующими реалиями. Так было в отношении Генриха III, Франсуа Анжуйского и, конечно, Маргариты де Валуа. Уже в конце жизни ей не удастся заменить Маргариту на свою внучку Кристину Лотарингскую, которую она сватала за Генриха Наваррского после разрыва последнего со своей женой.

Португальским планам Екатерины не суждено было осуществиться еще и в связи с поведением самой Маргариты: весной 1570 года французский двор заговорил о ее близости с герцогом Генрихом де Гизом, блестящим кавалером, будущим главой Католической лиги и претендентом на трон. Хотя Маргарита в своих мемуарах отрицает всякую любовную связь с герцогом и отношения с Гизами вообще, источники того времени запечатлели эти события в ином свете. Гизы, «иностранные принцы», представлявшие младшую ветвь Лотарингского герцогского дома, резко возвысившиеся в XVI веке и натурализовавшиеся во Франции, видимо, сделали неофициальную попытку посватать принцессу из королевского дома. Очевидно, они рассчитывали только на положительный ответ королевской семьи. Родство с царствующей фамилией еще более повысило бы статус Гизов, усилило бы их амбиции и стало бы важным аргументом в борьбе за корону. К тому моменту это [197] семейство уже стало самой могущественной и влиятельной католической фамилией Франции, связанной родством с французской и шотландской королевскими династиями 50 и иными владетельными иностранными домами, и поэтому полагало, что наступило время осуществить долгожданные планы и укрепить семейные связи с правящим домом, тем более что Генрих де Гиз и Маргарита де Валуа любили друг друга. Кардинал Лотарингский Шарль де Гиз, дядя герцога и главный инициатор их союза, уже по-свойски называл Маргариту в своей переписке «наша малышка» 51 .

Растущие претензии этой семьи, которая была чрезмерно облагодетельствована королями Франции, вызывали беспокойство у Екатерины Медичи и Карла IX. Дом Валуа, опасаясь столь сплоченного и влиятельного клана, все же ясно дал ему понять, что брак принцессы из королевского дома не может быть заключен с одним из подданных короля, не имеющих суверенных прав. Впервые со времен Франциска I Гизам четко указали их место в иерархии. Такое решение королевской семьи было во многом продиктовано чувством фамильного самосохранения. Маргарите, в свою очередь, было запрещено думать о браке с герцогом де Гизом, которого вскоре заставили жениться на вдове принца де Порсиана Екатерине Клевской. Маргарита в своих мемуарах рисует не очень лестный портрет Гиза, что вполне объяснимо, поскольку своими воспоминаниями она занялась уже во времена Генриха IV. Однако ее единственное сохранившееся письмо герцогу, написанное в 1587 году (оно присутствует в настоящей книге), невольно наводит на мысль, что Гиз и Маргарита даже спустя годы испытывали чувства друг к другу. Кстати, именно это письмо каким-то образом попало в руки к Генриху IV (видимо, оно потому и сохранилось, так как вся переписка королевы и герцога явно носила секретный характер, и письма уничтожались сразу же по прочтении), и Маргарите спустя годы даже пришлось отрицать свое авторство 52 . Были ли они любовниками, как пишут [198] некоторые историки 53 , в действительности неизвестно. У нас нет никаких доказательств. Непонятно также, какую роль Гиз отводил Маргарите в случае обретения короны в 1580-х годах. Во всяком случае, именно он вызволил ее из заключения в начале 1587 года и обеспечил ее безопасность. Что руководило герцогом – политический расчет или прежние чувства, – нам остается только догадываться. Королева тоже не захотела открывать одну из своих самых сокровенных тайн.

В том же 1570 году Екатерина Медичи делает последнюю попытку завязать отношения с Португалией. Она использует посредничество папы Пия V, который летом этого года отправляет своего посланца Луиса де Торреса для ведения переговоров в Португалию. Папа спешно собирал Священную лигу для борьбы с экспансией турок, поэтому для него было важно присоединение к Лиге и Франции, которая дружила с Константинополем в противовес Испании и не желала расставаться с таким выгодным союзником. Главной темой переписки королевы-матери летом и осенью была организация переговоров с королем Себастьяном. В Рим для давления на папу был отправлен кардинал де Рамбуйе, а в Мадриде посол Франции барон де Фуркево делал все возможное, чтобы выяснить настроения и замыслы испанцев. Его содержательные депеши ко двору позволяют понять, что португальцы хотели главным образом заручиться согласием Филиппа II на брак, который, в свою очередь, предпочитал замалчивать этот вопрос. Такая позиция, конечно же, означала «нет». Испанскому королю важно было сохранить статус-кво и не допустить, чтобы Португалия сблизилась с Францией. В ноябре 1570 года Фуркево проинформировал, что переговоры Луиса де Торреса закончились безрезультатно 54 .

Терпение Карла IX и его матери истощилось. Происки Филиппа II представляли собой неприкрытое оскорбление Франции. В январе 1571 года французский двор резко обрывает тему португальского альянса. В секретной инструкции барону Фуркево Карл IX приказывает хранить молчание о будущем Маргариты де Валуа и прекратить все разговоры об отношениях Франции и Португалии 55 . Именно в это время вновь всплывает идея брака с принцем Генрихом Наваррским, тем более что 8 августа 1570 года был [199] подписан очередной, Сен-Жерменский мирный договор между католиками и гугенотами, завершивший Третью Религиозную войну во Франции.

Нам неизвестно, у кого родилась мысль возобновить франко-наваррский союз, скорее всего, у той же Екатерины. Во всяком случае, именно в ее переписке впервые появляется идея закрепить Сен-Жерменский мир межконфессиональным браком 56 . Одновременно это был бы своеобразный ответ и месть Филиппу II за причиненные унижения и разжигание гражданской войны во Франции. Весь свой дипломатический талант королева-мать бросила на подготовку «наваррского брака», который обещал стать беспрецедентным событием – союзом католической принцессы и протестантского принца. В июле 1571 года Карл IX представил официальные предложения о браке своей сестры и принца Наваррского матери последнего Жанне д’Альбре.

Такой поворот событий встревожил Пия V и Филиппа II. Первый опасался излишней самостоятельности Франции в религиозной политике и победы веротерпимых сил. Межконфессиональный брак означал крушение вековых религиозных канонов, открывая дорогу другим подобным союзам, и позволял не особо прислушиваться к мнению Святого престола. Филипп II, со своей стороны, всеми силами стремился не допустить согласия в стране своего потенциального соперника. Однако, казалось, во Франции вновь возрождается политическое единство, ради которого французы были готовы поступиться религиозной враждой и примириться символическим актом – бракосочетанием принца Наваррского и принцессы Валуа, сплотившись из-за внешней опасности – агрессивных претензий Австрийского дома на мировое господство. Единая и сильная Франция могла и должна была бросить вызов Габсбургам, взяв реванш за унижения последних лет и неудачу в Итальянских войнах. Папа и испанский король попытались спасти положение, добившись от Себастьяна нового посольства во Францию, которое возглавил Жуан Гомес да Сильва.

Посла в Париже встретили весьма холодно, и он сумел попасть на аудиенцию только к королеве-матери (8 октября 1571 года). Гомес да Сильва попытался разыграть спектакль удивления в связи с решением о предполагаемом браке и напомнить о неких обязательствах Франции перед Португалией, связанных с упоминавшимся инцидентом на Мадейре. На что ему было без обиняков [200] отвечено, что брак сорвался только по вине Себастьяна и его испанских родственников, поэтому ни о каких компенсациях не может идти и речи. Маргарита отразила этот сюжет в мемуарах. Правда, из ее рассказа непонятно, с какой именно португальской делегацией она встречалась («королева моя мать приказала мне надеть соответствующие наряды») – да Сильвы 1571 года или же Дантаса 1567 года. Впрочем, спустя годы для нее это уже не имело значения. В октябре того же 1571 года в Париж пришло сообщение о победе испанского флота над непобедимыми до того турками в битве при Лепанто, что означало еще большее усиление Филиппа II. Последние колебания и сомнения французов развеялись. До сведения португальского, а заодно и испанского монархов было доведено, что Франция никогда прежде не была связана семейными узами с португальским домом и отказывается от дальнейших переговоров по этому вопросу 57 . Впрочем, Маргарита немного потеряла, не став португальской королевой. Как известно, незадачливый и психически не во всем полноценный Себастьян таинственно погиб в африканском походе в 1578 году, так и оставшись неженатым 58 .

Трудности, с которыми столкнулась Екатерина Медичи при обустройстве нового союза, можно разделить на внешние и внутренние. Внешние состояли из изнурительных прошений папе Пию V, а затем сменившему его Григорию XIII разрешить бракосочетание. Она им обещала, что Франция не будет воевать с Филиппом II, убеждала в преданности французской короны устоям католической религии, объясняя в то же время, что намечаемый альянс вполне равноценен, поскольку в будущем Маргарите достанется корона Наварры, а также оправдан, так как он принесет «мир и спокойствие» во Францию. Одновременно королева-мать сумела организовать сильное давление на Святой престол. Помимо энергичного посла Франции в Риме Фераля при папском дворе интриговали в пользу брака три влиятельных кардинала – Гиз-Лотарингский (этот, правда, скорее делал вид, что хлопочет, поскольку был уязвлен решением семьи Валуа, отвергнувшей его племянника Гиза), а также Феррарский и д’Эсте. Перед папой хлопотали итальянские родственники Екатерины, в частности, герцог Тосканский 59 . Несмотря на то что Григорий XIII был более склонен к компромиссу [201] с Парижем, чем его предшественник, собственные интересы папы и негативная позиция Филиппа II давали основание для колебаний и проволочек. Молчание Рима, которое Карл IX воспринимал как косвенное проявление интриг Испании, заставило короля в июле 1572 года довести до сведения Григория XIII, что намечаемая свадьба состоится в любом случае 60 .

Церемонию бракосочетания должен был осуществить кардинал де Бурбон, родной дядя Генриха Наваррского и единственный католик в этой семье. Однако он также откладывал свою миссию, ожидая разрешения из Рима. В августе, когда все приготовления к свадьбе были закончены, Париж был переполнен приехавшими гостями, а общая ситуация во Франции вновь становилась нестабильной, стало ясно, что откладывать дальше церемонию невозможно. Не дождавшись папского разрешения, Екатерина Медичи решилась на крайние меры: по ее приказу было объявлено о подписании Григорием XIII специального бреве, позволявшего католичке выйти замуж за гугенота, чего не было в действительности 61 . Настоящее разрешение было составлено и пришло в Париж много позже – во второй половине ноября 1572 года, уже после возвращения Генриха Наваррского в лоно католической церкви. Брачная жизнь Маргариты де Валуа началась с обмана – этот факт вспомнят неоднократно, когда впоследствии пойдет речь о ее разводе с королем. Одновременно Карл IX, в опасении отрицательного решения папы, велел задерживать всех курьеров, следующих из Италии 62 .

Вообще, история с папским разрешением на брак Генриха и Маргариты запутана. Дело в том, что документ был утерян во время династического кризиса и фактического междуцарствия в 1589-1594 годах. Во всяком случае, его не смогли найти ни во время бракоразводного процесса в 1590-х годах, ни в последующее время. Архивы Ватикана, где наверняка хранится копия документа, до сих пор хранят молчание. Уже в то время во Франции сомневались, было ли оно вообще. Существует одно-единственное упоминание о получении долгожданного разрешения в письме Екатерины Медичи от 19 ноября 1572 года 63 . Маргарита в своей переписке также говорит о его существовании (см. ее письма [202] № № 9-11 в настоящей книге), правда, неясно, видела ли она его воочию. Может быть, в августе 1572 года Екатерина Медичи, видя, что папского благословения не получить, а намечаемый брачный союз бесполезен (поскольку вооруженные гугеноты в Париже вели себя вызывающе, рассчитывая прямо из столицы отправиться на войну с Испанией во Фландрию), не исключала последующий скорый развод своей дочери и признание брака недействительным, тем более что Маргарита в своих воспоминаниях подтверждает разговоры на эту тему с матерью. Не отсюда ли родилась легенда о том, что на церемонии бракосочетания принцесса Валуа, зная, что в действительности папа не разрешил брак, не смогла заставить себя сказать «да» в ответ на вопрос кардинала де Бурбона? 64

Что касается внутренних проблем с заключением брака, то в действительности таковая была одна: Екатерине Медичи нужно было убедить в необходимости свадьбы лидеров гугенотов, прежде всего Жанну д’Альбре. Письма королевы Наваррской за 1571-1572 годы представляют собой самое яркое свидетельство хода переговоров между Валуа и Бурбон-д’Альбре. У Жанны д’Альбре, с одной стороны, не было причин доверять французской королевской семье, особенно королеве-матери, своей давней противнице, с другой стороны, союз ее сына с принцессой царствующей фамилии сулил не только закрепление религиозного мира, но также усиление суверенных прав и привилегий Бурбонов и Наваррского дома. В письме к Комону от 1571 года она пишет: «Я. отправляюсь ко двору, где Господь поможет руководить моими действиями, да послужит это к Его славе. Дело, которое меня туда влечет, имеет столь большое значение, что о нем стоит позаботиться» 65 . Речь идет о завершающей стадии переговоров, которые проходили с февраля 1572 года в тогдашней резиденции двора в Блуа.

Эта статья вас УДИВИТ:  Хобби Работа Хобби-работа! Лёка7813

Подозрительной и полной предубеждений суровой протестантке Жанне д’Альбре французский двор казался олицетворением порока и всеобщего лицемерия. Она жалуется в письмах к сыну, что ее силой принуждают подписывать брачный контракт, а Екатерина Медичи, с которой она «не может общаться», всячески над ней издевается, наконец, ее устраняют от встреч с королем и Маргаритой: «Что касается Мадам [Маргариты], то я вижу ее только у королевы – месте не слишком достойном, откуда она не выходит. Она отправляется в свои апартаменты только в те часы, [203] которые неудобны для беседы» 66 . Вместе с тем, королева Наваррская не скрывает своей радости от первых впечатлений о будущей невестке: «Я Вам скажу, что Мадам [Маргарита] оказала мне столько почестей и доброжелательства, сколько было возможно, и говорила мне чистосердечно, как она Вами довольна»; и далее: «Я сказала ей о Вашем письме, и она была очень деликатна, отвечая, как обычно, в выражениях великодушной покорности к Вам и ко мне, как будто она уже Ваша жена» 67 . Судя по всему, на Жанну большое впечатление произвели безупречные манеры и такт принцессы, ее ум и рассудительность. Вместе с тем, королева Наваррская почувствовала в ней реальную соперницу за влияние на Генриха Наваррского, которого предупреждала позднее, что твердая преданность Маргариты католической религии и своему дому может негативно отразиться на всем гугенотском движении, добавляя: «Принцесса красива, но прошла школу разложения» 68 .

Жанна д’Альбре видела в Маргарите только дочь ненавистной ей Екатерины Медичи и быстрее, чем сама королева-мать, поняла, что принцесса во все времена будет отстаивать прежде всего интересы правящей семьи Валуа и свои принципы. Другие ее письма уже отражают мнение раздраженной свекрови – одно из них мы уже цитировали выше, другие привел в своей интересной статье Роберт Кнехт 69 .

Долгожданный брачный договор Жанна д’Альбре подписала 11 апреля 1572 года после долгих колебаний и сомнений. Адмирал Колиньи, гугенотский лидер в то время, сыграл в этом деле большую роль, так как Екатерина Медичи, по словам венецианского посла, обещала в случае успеха не препятствовать его сближению с Карлом IX 70 . Неожиданная кончина в Париже королевы Наваррской от туберкулеза 9 июня была воспринята двором с облегчением 71 . Отныне внутренних препятствий для совершения бракосочетания почти не было, если не считать непримиримую [204] позицию ультракатоликов герцогов Гизов, находившихся в то время в немилости.

Гизы были, бесспорно, оскорблены тем, что их главу в свое время отвергли в качестве достойной партии Маргариты де Валуа. И, быть может, стремление Генриха де Гиза расправиться с королем Наваррским и прочими гугенотскими принцами во время Варфоломеевской ночи (возможно, и организация самой резни) во многом носило следы личной мести и многолетней вражды Гизов и Бурбонов.

Пышная свадьба была отпразднована 18 августа 1572 года по невиданному до того церемониалу, согласованному еще Екатериной Медичи и Жанной д’Альбре, когда невеста-католичка венчалась одна в Соборе Парижской Богоматери (место жениха занимал ее брат Генрих Анжуйский), а гугенот Генрих Наваррский, к тому моменту уже король, ожидал снаружи. Судьба продолжала испытывать Маргариту де Валуа: после стольких лет ожидания замужества бракосочетание состоялось, но без должного разрешения папы и без соблюдения церемониальных норм бракосочетания принцесс Франции.

Впереди была Варфоломеевская ночь – массовая резня гугенотов в ночь на 24 августа 1572 года (праздник святого Варфоломея), происходившая по всему Парижу, включая королевский замок Лувр. Известно, что существует всего лишь два ее описания с точки зрения обитателей Лувра: секретаря графа де Ларошфуко, сеньора де Мерже, и Маргариты де Валуа, королевы Наваррской.

БАРОН ДЕ ЛЕРАН

Многие историки, основываясь главным образом на мемуарах самой королевы, показывают события той ночи ее глазами: девятнадцатилетняя девушка, исполненная ужаса от происходящего, пыталась исправить непоправимое – спасти, не задумываясь, человеческие жизни, неважно, гугенотов или католиков, и, бросившись к ногам короля, сумела сохранить жизни как минимум трем дворянам – Генриху д’Альбре, барону де Миоссансу, наваррскому принцу и родственнику ее мужа (католику), а также знатному сеньору Жану д’Изоре д’Арманьяку (гугеноту) и, наконец, барону де Лерану (гугеноту), ставшему главным героем ее трагических воспоминаний о Варфоломеевской ночи, о котором нужно сказать отдельно. [205]

Кстати, в рассказе Маргариты много интересных подробностей, но есть одна поразительная деталь – она фактически подводит читателя к мысли, что Екатерина Медичи, специально не посвящая свою младшую дочь в кровавые замыслы организаторов Варфоломеевской ночи (точнее говоря, Варфоломеевского утра – Маргарита довольно точно указывает время, когда ее разбудили крики Лерана), рассчитывала на ее смерть! Зная беспредельный цинизм королевы-матери и ее отношение к Маргарите, такую версию нельзя исключать. Гибель королевы Наваррской – сестры короля Франции – от рук разъяренных гугенотов, мстящих за погибших друзей и родных, или же от случайного удара католиков (что едва и не произошло на самом деле), стало бы аргументом колоссальной силы для королевской семьи и оправдало бы все убийства. К счастью, Маргарита чудом осталась жива сама и смогла найти силы спасти других.

В те трагические часы она не могла не понимать, что ее бракосочетание, позже названное «парижской кровавой свадьбой» и явившееся в итоге предлогом для убийства сотен дворян-протестантов (конечно, не только дворян. ), навсегда останется в памяти людей как акт чудовищной трагедии, разыгравшейся в стенах Лувра, на улицах Парижа и других городов и мест. События 24 августа 1572 года сделали очевидным всю бессмысленность заключенного накануне политического брака католички и гугенота, который не смог разрешить противоречий конфликтующих сторон, закрепить мир во Франции и привнести спокойствие в королевскую семью.

Миоссанс и Арманьяк, спасенные Маргаритой, составляли ближайшее окружение Генриха Наваррского, являясь, соответственно, его первым камер-юнкером и первым камердинером. Оба они позднее остались благодарными своей королеве и оказывали ей различные услуги. Так, в мемуарах за 1573 год Маргарита откровенно говорит, что именно благодаря Миоссансу она узнала о заговоре своего мужа и младшего брата против короля и сумела предупредить последнего об опасности. В письме же от 16 февраля 1584 года она пишет, что Жан д’Арманьяк посредничает в деле ее возвращения ко двору в Нераке и примирения с мужем 72 .

Что касается Лерана, то королева Наваррская его не упоминает вообще ни в своих письмах, ни в мемуарах, отражающих события после Варфоломеевской ночи. Что случилось с бароном после [206] того, как Маргарита спрятала его в своих покоях? Встречались ли они потом при наваррском дворе? Как сложилась его дальнейшая судьба? Сюжет с Лераном выглядит недописанным. Известно, однако, что среди потерянных тетрадей мемуаров королевы как раз отсутствует важная тетрадь о последних месяцах 1572 – десяти первых месяцах 1573 годов 73 . Видимо, некоторые ответы находились (находятся?) там.

Историки до сих пор расходятся во мнении, какой же именно Леран был спасен королевой Маргаритой в Варфоломеевскую ночь: у Ф. Эрланже это Филипп де Леви, барон де Леран 74 , у Ива Казо – «персонаж, который трудно определить» 75 ; есть и другие мнения, которые мы приведем ниже.

Вообще, о неком загадочном человеке, которого Маргарита спасла в своей спальне, французское общество впервые узнало из ее «Мемуаров», впервые опубликованных в Париже в 1628 году, спустя 13 лет после смерти королевы. Однако вплоть до издания «Мемуаров» 1842 года, подготовленного Ф. Гессаром, его имя писалось как «Monsieur de Téjan», которое ничего не говорило ни современникам, ни потомкам, и что дало нам однажды повод сделать неверное предположение, что Маргарита просто забыла имя своего спасенного гугенота 76 . Дело в том, что правильное имя – Леран – встречается только одном из списков «Мемуаров» – т. н. «списке А», хранящемся в Библиотеке Арсенала в Париже, который Франсуа Гессар положил в основу своего лучшего на тот момент издания сочинений королевы 77 , и тем самым подтвердил неуверенный рассказ Брантома о Леране (о чем скажем позже). В основу же предыдущих изданий (в том числе и 1628 года) был положен другой список – т. н. «список В» из Национальной библиотеки Франции, где и представлено искаженное имя барона 78 . [207]

Вернемся к свидетельству Брантома: «Мне рассказали об этом те, кто там [в Лувре, во время Варфоломеевской ночи] был, и я знаю только то, что от них услышал. Она [Маргарита] отнеслась к избиениям с большим нетерпением и спасла многих, в том числе одного гасконского дворянина (мне кажется, что его звали Леран), который, весь израненный, бросился на кровать, где она спала, а она [королева] прогнала убийц, преследовавших его вплоть до дверей; ибо она всегда была милосердна и проявляла доброту ко всем, как подобает дочерям Франции» 79 . Как известно от самой Маргариты, Брантом послал ей свою рукопись с ее жизнеописанием, содержащим эти строки, около 1593 года. Королева немного исправила и уточнила его рассказ, однако ошибка с именем Лерана все равно закралась в издания ее «Мемуаров» в XVII-XIX веках, скорее всего, по вине переписчиков, поскольку авторский вариант воспоминаний не сохранился (или до сих пор не найден). Сочинения Брантома, в свою очередь, впервые были опубликованы в 1665 году в Голландии 80 , но, как видно, не убедили издателей мемуаров королевы исправить «Monsieur de Téjan» на «Monsieur de Leran». В парижском издании 1789 года, правда, есть курьезная сноска: «Брантом называет этого дворянина Lerac» 81 (не это ли имя подтолкнуло Александра Дюма сделать из барона де Лерана Лерака де Ла Моля в своей «Королеве Марго»?).

Существует еще одно любопытное мемуарное свидетельство о сцене в спальне королевы Наваррской, опять же, сделанное отнюдь не очевидцем событий и к тому же известным противником Маргариты – Т.-А. д’Обинье: «Виконт де Леран, получив первые удары, поднялся на ноги и бросился на кровать королевы Наваррской. Камеристки спасли его» 82 . И – ни слова о спасительной роли Маргариты де Валуа. Речь идет о «Всеобщей истории» д’Обинье, впервые вышедшей в 1616 году, уже после смерти Брантома (1614) и Маргариты (1615). Мемуаристу была неизвестна настоящая роль [208] Маргариты? Очень сомнительно, ведь он отлично знал судьбы многих дворян-гугенотов юга Франции, что доказывают все его произведения. Скорее всего, его давняя ссора с королевой не позволила ему быть правдивым. Недаром большинство исследователей именно ему приписывают самый известный памфлет, направленный против королевы – «Сатирический развод», изданный в 1607 году.

Таким образом, все три свидетельства о Леране – Маргариты, Брантома и д’Обинье, опубликованные в разное время и отличавшиеся по разным причинам, – не пролили свет на его личность. И только к середине XIX века, когда во Франции началось массовое издание и переиздание исторических документов и мемуаров известных людей, издатели (как правило, ученые-гуманитарии), критически осмысливали и комментировали тексты. Уже упоминавшийся Франсуа Гессар впервые в примечаниях к «Мемуарам» Маргариты сделал предположение, что королева Наваррская явно имела в виду не мифического «Monsieur de Téjan», а вполне осязаемого ею в Варфоломеевскую ночь Габриеля де Леви, барона или виконта де Лерана 83 .

Необходимо упомянуть еще об одном уточнении, сделанном Маргаритой в мемуарах. Во всех шести сохранившихся рукописных списках «Мемуаров» о Леране написано, что он являлся «племянником господина д’Одона» 84 . Однако это уточнение было воспроизведено только в издании 1628 года. Позже издатели таинственным образом упускали его из основного текста, более того, его не увидел и Ф. Гессар. Только Элиан Вьенно в 1999 году восстановила полный текст «Мемуаров», упомянув в примечаниях обо всех разночтениях.

В 1857 году вышел седьмой том «Протестантской Франции» под редакцией братьев Эжена и Эмиля Хааг, где присутствует статья «Levis, Jean-Claude de, baron d’Audon» – «Жан-Клод де Леви, барон д’Одон» 85 . Речь идет о представителе знатного гасконского рода, «сыне Гастона де Леви и Марии д’Астарак-Фонтрай, одном из самых храбрых и бесстрашных протестантов Верхнего [209] Лангедока. Начиная с 1567 года, мы видим его идущим на помощь принцу де Конде. », и т. д. Судя по дальнейшему «послужному списку» барона д’Одона, приведенному в названной статье, он являлся довольно известным гугенотским капитаном эпохи Религиозных войн, и Маргарита в мемуарах специально упоминает о нем, чтобы оттенить неизвестную тогда фигуру его племянника Лерана. В статье также говорится, что в Варфоломеевскую ночь королева Наваррская спасла от смерти его родного брата Гастона де Леви, барона де Лерана, который погиб на войне в том же 1572 году 86 . Это явно противоречит рассказу Маргариты, которая пишет не о брате, а о племяннике д’Одона, и вряд ли ошибается.

Известно, что Гастон VII де Леви (ум. 1559) в 1547 году женился на Габриель де Фуа, и у них было четверо детей, родившихся, видимо, в конце 1540 – начале 1550-х годов. Два сына Гастона сопровождали короля Наваррского в Париж на свадебные торжества. Старший, Филипп, погиб в Варфоломеевскую ночь. Таким образом, Маргарита имела в виду младшего – Габриеля де Леви – кстати, по возрасту ровесника Генриха де Бурбона и ее самой. То есть Ф. Гессар в свое время сделал совершенно верное предположение, указав на Габриеля. Именно Габриель вместе со своим братом и десятками других гугенотских дворян оказался запертым в Луврской ловушке в ночь на 24 августа 1572 года. По приказу Нансея, капитана королевских гвардейцев, всех гугенотов, ночевавших в Лувре, собрали во внутреннем дворе замка, где начали безжалостно рубить алебардами. Раненому Габриелю (который, кстати, еще не носил титул барона де Лерана) удалось прорваться через цепь швейцарцев и вернуться в замок. Он побежал к единственному безопасному помещению, которое только знал в Лувре, – апартаментам наваррских королей, в которых к тому моменту оставалась одна королева Наваррская вместе с кормилицей, камеристками и камердинерами 87 . Об остальном известно: Маргарита спасла его, не без помощи Нансея, который опасался скандала, связанного с вторжением в апартаменты сестры короля, и спрятала в своем будуаре. Больше нам ничего не известно. Понятно лишь, что позднее ей удалось его вывезти в безопасное место. Больше никто в Лувре не смог бы помочь гугенотскому дворянину. Спустя пять лет мы видим его уже [210] в Гаскони и Лангедоке, где с оружием в руках он отстаивал дело протестантского движения.

В той же статье о бароне д’Одоне приводятся биографические сведения о Леране, по большей части начиная с 1598 года. Бароном он стал все в том же 1572 году, после смерти брата, а позднее титуловался виконтом. Как и его дядя, Леран прославился как активный участник Гражданских войн, в основном на юге Франции, откуда он был родом. Так, известно, что в 1577 году вместе с младшим братом он участвовал в походе на крепость Кастельверден под началом своего дяди, а в 1580 году все они находились на службе у Тюренна, приближенного Генриха и Маргариты Наваррских 88 . Мы можем только предполагать, что Маргарита и барон де Леран встречались в Нераке или в других городах юга Франции, где часто останавливался наваррский двор. В 1586 году Леран командовал гарнизоном в Мазере, затем отличился в войнах Генриха IV. При Людовике XIII показал себя как непримиримый протестант. Скончался в 1638 году, уже после завершения борьбы центральной власти с гугенотами, будучи глубоким стариком 89 .

Остается сказать, что родовой замок Леранов сохранился, равно как и архив этой семьи. Наверняка исследователей ждут новые сюрпризы. Наконец, согласно генеалогическим данным, в 1593 году Габриель де Леви, виконт де Леран успешно женился на богатой наследнице Катрин де Леви-Мирпуа и обзавелся детьми. Свою старшую дочь он назвал Маргаритой 90 .

МАРГАРИТА ДЕ ВАЛУА И ГЕНРИХ ДЕ БУРБОН

Спасла ли Маргарита, помимо трех дворян, также своего мужа во время Варфоломеевской ночи? Сама она никогда не отвечала прямо на этот вопрос, написав в мемуарах только, что отказалась вести разговоры о своем разводе с королем Наваррским спустя несколько месяцев, вопреки желанию своей семьи. У нас вообще очень мало сведений, что же произошло в апартаментах короля ранним утром 24 августа 1572 года, когда туда доставили арестованных Генриха Наваррского и принца де Конде-младшего. Очевидно одно: две женщины, две королевы – королева Наварры [211] Маргарита де Валуа и королева Франции Елизавета Австрийская, жена Карла IX, – бросились в ноги королю с просьбой остановить бойню и спасти дворян, ожидающих от них помощи. «В конце концов», по выражению Маргариты, ей удалось вымолить жизни трем из них.

Однако современники королевы были убеждены, что именно она сумела убедить короля и свою мать оставить своего супруга в живых. Послушаем Брантома: «Я слышал от одной принцессы, что она спасла ему [Генриху Наваррскому] жизнь во время Варфоломеевской ночи, ибо, несомненно, он был обречен и внесен в кровавый список, как говорили, потому что высказывалось мнение 91 , что следует уничтожить на корню короля Наваррского, принца де Конде, адмирала и прочих знатных лиц. Однако названная королева [Наваррская] бросилась в ноги королю Карлу, прося его сохранить жизнь своему мужу и господину. Король Карл дал ей свое согласие с большим трудом, и только потому, что она была его доброй сестрой» 92 . Сама Маргарита, прочитав этот пассаж в 1593 году, не стала его ни подтверждать, ни опровергать. На тот момент она являлась женой уже короля Франции, и, возможно, ей не хотелось публично напоминать Генриху IV о своей роли в самые трагические часы его жизни.


Существует еще одно ценное свидетельство весьма осведомленного человека – кардинала де Ришелье, главного министра Людовика XIII. Он лично знал Маргариту, поскольку вместе с ней участвовал в работе Генеральных штатов 1614 года. В своих «Мемуарах» Ришелье отозвался о Маргарите в превосходных тонах, написав между прочим: «Она была самой известной королевой своего времени. Если эта свадьба [Генриха и Маргариты] оказалась настолько ужасающей для всей Франции, она оказалась не менее ужасной и для ее личной судьбы. Ее муж подвергался смертельной опасности, шел спор о том, следует ли его уничтожить, она спасла его» 93 . Вряд ли Ришелье этими строками хотел угодить [212] королю, хотя ему, как никому другому, было известно об отношении Людовика XIII, сына Генриха IV, к первой жене своего отца: король искренне любил Маргариту, в отличие от собственной матери Марии Медичи. Мемуары не предназначались для печати и были опубликованы много позже смерти кардинала 94 .

Больше у нас нет никаких достоверных данных о спасении Генриха Наваррского. Умоляя короля и королеву-мать о сохранении жизни дворянам из его свиты, Маргарита забыла упомянуть собственного мужа? Очень сомнительно. В 1582 году в одном из своих писем к Генриху Наваррскому она уронит замечательную фразу: «Что же касается короля, то я всегда отвечала своей жизнью, чтобы с Вами ничего не случилось» 95 .

Большинство историков склоняются к тому, что в решении судьбы Генриха де Бурбона верх взяли не столько мольбы Маргариты, сколько целесообразность сохранения жизни принцам крови в противовес Гизам 96 . Понимая это лучше других, Екатерина Медичи, возможно, воспользовалась Маргаритой для убеждения Карла IX. Генриху Наваррскому даровали жизнь в обмен на возвращение в лоно католической церкви и статус заложника в Лувре.

Через два года, весной 1574 года, Маргарита опять спасла своего мужа, на этот раз от тюрьмы (а возможно, и большего), поскольку тот ввязался в большой заговор против умирающего Карла IX в пользу Франсуа Алансонского, младшего из братьев Валуа, который мечтал о короне. Чтобы оправдать Генриха, от его имени она написала свое самое известное политическое сочинение – «Оправдательную записку Генриха, де Бурбона», авторство которой, впрочем, было определено только в конце XVIII века 97 . «Записка» была адресована Екатерине Медичи, которая, получив ее в канун смерти короля и удовлетворившись ее содержанием, рекомендовала членам Парижского парламента – главной судебной инстанции Франции – согласиться с письменными доводами короля Наваррского (Маргариты). Маргарита опять не пишет, остался ли ее муж благодарным ей на этот раз.

Вообще, отношения Генриха и Маргариты были удивительными даже для современников, не говоря уже о потомках. Очевидно, [213] что оба рассматривали свой союз как политическую необходимость и считали себя свободными от брачных обязательств. Флирты их обоих казались вызывающими даже в раскрепощенную эпоху Ренессанса. Маргарита откровенно говорит в мемуарах, что видела в Генрихе только брата, а он в ней – сестру. Но вместе с тем это не исключало их отношений как мужа и жены со сценами ревности и взаимными упреками. Известно также, что королева Наваррская мечтала забеременеть от мужа, о чем однажды написала матери: «Я нахожусь на водах Баньера, куда я приехала в надежде, что судьба будет ко мне благосклонна и позволит мне увеличить число Ваших подданных» 98 . Генрих Наваррский, вместе с тем, всю свою жизнь, не стесняясь, использовал Маргариту для достижения своих целей: сначала в качестве гаранта своей безопасности во время луврского плена и политического союзника (1572-1576), затем как посредницу в отношениях с французским двором и незаменимую участницу мирных переговоров (1578-1582), наконец, уже после развода, как хранительницу традиций и церемониала королевской семьи. В отличие от своей жены, Генрих не был интеллектуалом, интересовавшимся книгами, науками или искусством. Он был хитрым, удачливым и прагматичным политиком, которому, к тому же, очень повезло на определенном этапе. Маргарита была ступенью к этому везению. Несмотря на все их ссоры и разногласия, в итоге королева осталась его другом и помогла утвердиться на троне его сыну Людовику XIII.

В самом начале своих «Мемуаров» королева объясняет, почему она не хочет вспоминать отдельные яркие моменты своей жизни: за нее это лучше сделал ее друг и почитатель Брантом: «Я весьма польщена, что столь благородный муж, как Вы, пожелал изобразить меня в таких богатых красках. Но на этом полотне приукрашенное изображение в большой степени затмевает истинные черты персонажа, который Вы хотели запечатлеть». Генрих Наваррский мог оценить интеллект своей жены в августе 1573 года, когда польские послы прибыли в Париж, чтобы объявить своим новым королем Генриха Анжуйского, брата Карла IX и Маргариты. На торжественном приеме, устроенном в их честь, из всей королевской семьи одна королева Наваррская смогла понять, о чем говорят иностранные гости. Послушаем Брантома: «Когда поляки. прибыли к ней, чтобы выразить свое почтение, епископ Краковский, [214] главный и первый человек среди послов, произнес торжественную речь на латинском языке, адресованную всем присутствующим, так как был мудрым и ученым прелатом. Королева, хорошо поняв и разобрав эту речь, ответила ему настолько выразительно и с таким знанием дела, безо всякой помощи переводчика, что все пришли в большое изумление, а ее голос они [поляки] назвали голосом второй Минервы, или богини красноречия» 99 .

Маргарита подробно отразила первые два периода (луврский и неракский) своей совместной жизни с королем Наваррским в своих воспоминаниях, но почти не затронула сюжет своей первой поездки в Гасконь в 1578 году, во владения своего супруга, дав право Брантому говорить за нее: «Я вспоминаю (ибо сам присутствовал при этом), как королева, мать короля, сопровождала эту королеву [Маргариту], свою дочь, к королю Наваррскому, ее мужу, и, достигнув Коньяка, сделала там небольшую остановку; в этом городе множество знатных, благородных и прекрасных дам этой области прибыли приветствовать их и выразить свое почтение; и все они [дамы] были счастливы видеть красоту королевы Наваррской, которую расхваливали королеве ее матери, пребывающей от этого в счастливом состоянии. Посему она [королева-мать] однажды попросила свою дочь нарядиться как можно пышнее; [. ] и та появилась, одетая в самое великолепное платье из серебряной ткани с вставкой на булонский манер, с ниспадающими рукавами, с роскошной прической и белой вуалью [. ]. Она была исполнена такого величия и красоты и такой милости, как будто была скорее небесной богиней, нежели земной королевой» 100 . Вообще, мемуары королевы и ее жизнеописание Брантома дополняют друг друга, и эти два сочинения невозможно читать по отдельности.

1578-1582 годы – свое первое пребывание при наваррском дворе (главным образом, в Нераке) – королева считала одним из самых счастливых периодов своей жизни. Изысканная Маргарита даже вдали от Парижа не могла жить без книг, поэтов, философов, пышных балов и праздников 101 . Знаменитые Мишель де Монтень, Гийом дю Бартас, Ги дю Фор де Пибрак входили в ее окружение. Именно к этому периоду ее жизни относится ее [215] подпись-автограф – «Marguerite» – на форзаце «Исторической Библии» Гийара де Мулена XIV века – рукописной иллюминированной книги, созданной для семьи Альбре и хранившейся в их библиотечном собрании. Представители этой фамилии, ставшие королями Наварры в конце XV века, видимо, придавали этой книге особое значение, поскольку выработали традицию ставить на ней владельческие подписи: так, помимо остальных, наряду с автографом Маргариты присутствуют также подписи ее супруга – «Henry», и свекрови – «Jehanne». Остается добавить, что ныне рукопись хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, и мы можем точно сказать, что ее держала в руках и читала последняя королева Наваррская 102 . Кстати, помимо этой рукописной книги в петербургской библиотеке хранятся также сорок два ее письма, ценнейших по содержанию, по большей части датированных 1579-1581 годами (см. нашу вступительную статью к разделу II настоящей книги).

После выхода в 2004 году книги доктора искусствоведения И. Н. Новосельской «Французский рисунок XV-XVI веков в собрании Эрмитажа» можно было бы присовокупить к этому то, что в Санкт-Петербурге также находится неизвестное портретное изображение Маргариты де Валуа – рисунок неизвестного же мастера. Воспроизведение этого рисунка присутствует в книге, а сам он в свое время выставлялся в Эрмитаже как портрет королевы Наваррской эпохи 1570-1580-х годов 103 . Конечно, И. Н. Новосельская в своей книге поставила под сомнение (знак вопроса), что на портрете именно Маргарита, однако, на наш взгляд, там изображена совсем другая (неизвестная) дама. Увы, ничего общего с известными (а их более десятка) изображениями Маргариты де Валуа эрмитажный портрет не имеет. В этом можно убедиться, посетив интернет-сайт французского искусствоведа Франсуа Дюбуа, где собраны все известные (включая эрмитажные Генриха II и Карла IX) на сегодняшний день портреты семьи Валуа 104 . Принимая во внимание характерную внешность королевы, а также ее явное сходство со своей матерью и братьями, можно утверждать категорически, что атрибуция И. Н. Новосельской ошибочна. [216]

Как известно, «Мемуары» Маргариты обрываются неожиданно, на полуслове, в начале 1582 года. Очевидно, их конец утерян. Нам остается следить за судьбой королевы, опираясь на ее переписку, а также прочие источники разного рода. Двенадцать ее писем мы приводим с соответствующими пояснениями в настоящем издании, равно как интересные неизданные документы, которые проливают свет на ее жизнь после этого времени. Вместе с тем эту статью нам меньше всего хотелось бы превратить в традиционную биографию нашей героини с названием «Маргарита де Валуа и ее эпоха», пересказывая все ее многочисленные жизненные коллизии на фоне бесконечных гражданских войн. Скорее – посредством отдельных сюжетов нарисовать, перефразируя Стефана Цвейга, «портрет неординарного характера».

После заключения (при непосредственной помощи королевы Наваррской) мира во Флеи в ноябре 1580 года, который завершил очередную, Седьмую Религиозную войну во Франции, Генрих III и Екатерина Медичи всеми силами пытались заманить Генриха Наваррского – в тот момент бесспорного лидера гугенотов – в Париж ко двору, мечтая тем самым выиграть несколько мирных лет. Маргарите в этом плане отводилась едва ли не ключевая роль. Однако второй раз попадать в луврский плен ему не хотелось, и, несмотря на призывы своей жены (см. письмо № 4 в настоящей книге), в столице он не появился. Помимо политического расчета у наваррца были и другие резоны не приезжать в Париж: в его жизни появилась новая любовница – Диана д’Андуэн, вдовствующая графиня де Гиш, прозванная Коризандой, откровенно враждебно настроенная к Маргарите и мечтавшая заменить ее на наваррском троне. Генрих, обещавший всем (!) своим официальным любовницам корону, вселял в них несбыточные надежды, впрочем, на деле не придавая своим словам никакого значения.

В Париже от мужа не отставала и Маргарита, возобновившая интриги в пользу своего любимого младшего брата Франсуа Алансонского и Анжуйского, который безуспешно пытался утвердиться во Фландрии, приняв титул герцога Брабантского. Придворный Франсуа – маркиз де Шанваллон – стал ее возлюбленным. Помимо графа де Бюсси, о котором она много пишет в «Мемуарах», Шанваллон – второй и последний достоверный любовник королевы. Сохранилась значительная часть их корреспонденции (21 письмо), главным образом письма Маргариты, написанные великолепным и неповторимым ренессансным языком, страстным [217] и наполненным чувством настоящей любви 105 . Судя по началу этой переписки (май 1581 года) и формам оформления писем, не содержащих обращения и подписанных монограммами, королева Наваррская пыталась держать в тайне свои чувства. В своих воспоминаниях она ничего не говорит о Шанваллоне и не указывает главный мотив своего отъезда от неракского двора в феврале 1582 года: в действительности ее влекла в Париж прежде всего любовь.

В Париже ее связь с Шанваллоном стала общеизвестной и в итоге дала повод для гнева короля, который даже подозревал сестру в рождении ребенка от маркиза и приказал ей отправляться назад к мужу в Гасконь. В августе 1583 года Маргарита безо всякой помпы с небольшим эскортом двинулась назад в Нерак, где ее никто не ждал. Настоящие же причины ее «высылки», конечно же, крылись совсем в другом: она не смогла заставить мужа приехать в Париж, через своих придворных дам поддерживала тайную переписку с младшим братом и, наконец, открыто противостояла новому фавориту короля – герцогу д’Эпернону 106 . Последний, опасаясь повторить судьбу другого фаворита Генриха III, Ле Га, убитого, как полагали, по наущению королевы Наваррской, сыграл на упреждение и сумел спровоцировать короля устроить скандал своей сестре. Оскорбленная королева Наваррская выехала назад в Нерак, но по пути получила приказ мужа остановиться. Генрих Наваррский умело воспользовался ситуацией и потребовал объяснений, а затем и компенсаций от Генриха III, отказавшись принимать жену, честь которой оказалась под сомнением.

Приводимые в настоящей книге неизвестные документы (в разделе III) отражают результат торга Генриха Наваррского с двором и характеризуют его как циничного и дальновидного политика: в итоге он разрешил жене приехать в Нерак, но практически перестал с нею общаться. Прекрасная Коризанда, у которой отношения с королевой Наваррской не сложились еще в Париже, делала все возможное, чтобы ее возлюбленный игнорировал свою жену. [218]

Летом 1584 года королевскую семью Валуа, а Маргариту в особенности, постиг удар, который разом изменил всю политическую и династическую ситуацию во Франции и напрямую повлиял на судьбу королевы: от туберкулеза – наследственной болезни последних Валуа – скончался тридцатилетний неженатый герцог Франсуа Алансонский и Анжуйский, наследник французского трона, претендент на руку Елизаветы I Английской и неудачливый властитель Фландрии – страны, которую он так и не смог удержать. Он был любимым братом королевы Наваррской, которая много лет помогала ему в пику Генриху III и которая спустя годы так тепло отозвалась о нем в своих воспоминаниях. При его жизни у Маргариты еще оставалась надежда, что она вновь станет нужна мужу как посредница в его союзнических отношениях с герцогом, но смерть последнего превратила Генриха де Бурбона в наследника трона Франции, который отныне не нуждался в дипломатических услугах своей супруги и предпочел договариваться с двором напрямую. Впрочем, представить протестанта-гугенота будущим королем Франции не мог никто, главным образом католики во главе с герцогами Гизами, которые восстановили Католическую лигу и заключили союз с Испанией, бросив вызов королям Франции и Наварры. Настал их звездный час: именно в конце 1584 – начале 1585 годов. Гизы развязали новую, восьмую по счету и заключительную гражданскую войну во Франции, получившую также название «войны трех Генрихов» – Генрихов Валуа, Бурбона и Гиза. Ставка в этой борьбе была самой высокой – корона Франции.

В условиях начавшейся войны, в марте 1585 года, с позволения мужа, под предлогом празднования католической Пасхи Маргарита и ее двор окончательно покидают Нерак и направляются в Ажен – католический анклав на юго-западе Франции, являющийся частью ее приданого. Это произошло по нескольким причинам. Генрих Наваррский с радостью избавлялся от своей королевы, которая в тот момент была не нужна ему ни как жена, ни как политическая союзница. Гугенотское окружение Генриха, к тому же, не скрывало своей неприязни к королеве Наваррской, а Коризанда мечтала ее отравить и занять ее место 107 . В Париже ее также никто не ждал – Екатерина Медичи готова была постричь ее в монастырь и предложить Генриху Наваррскому другую [219] супругу – Кристину Лотарингскую, свою внучку и племянницу Маргариты. В сложившихся обстоятельствах Маргарите нужно было спасать свою жизнь, о чем она позже и напишет Генриху III, оправдывая свой мятеж в 1585-1588 годов (письмо № 8). Оскорбленная и преданная всеми своими родственниками, включая супруга, королева открыла активную переписку с руководителями Лиги, а также с Филиппом II Испанским, и, по договоренности с герцогом де Гизом, в мае 1585 года объявила о своем присоединении к лигерам. К тому же у нее появился дополнительный аргумент для разрыва с мужем: в начале сентября этого же года папа Сикст V отлучил его от церкви и лишил всех прав, титулов и владений, включая право на французский трон 108 .

«После случилась война Лиги, – повествует Брантом, – и так как королева Наваррская опасалась некоторых лиц, являясь истовой католичкой, то удалилась в Ажен, который ей был пожалован королями ее братьями как апанаж и дар до конца ее жизни, равно как и область вокруг него. [. ] Она пожелала укрепить католическую религию со своей стороны, насколько могла, и начала войну против [гугенотов]. Но так как она была окружена очень плохими слугами, особенно мадам де Дюра, которая, как говорят, обладала на нее сильным влиянием, от имени королевы осуществлялись большие бесчинства и лихоимство. Жители города озлобились и тайно замыслили обрести свободу, изгнав и свою госпожу, и ее гарнизон» 109 .

Последнее произошло в конце сентября 1585 года, когда Маргарита и ее двор бежали в оверньский замок Карла, также входящий в ее владения. Ее придворная дама мадам де Дюра, служившая ей еще в Париже, видимо, сыграла, наряду со своим мужем, весьма отрицательную роль в жизни Маргариты – сама королева подробно пишет об этом в своем письме Филиппу II (№ 7). Вообще, мятеж королевы Наваррской испугал как короля Франции, так и короля Наварры. Усиление Католической лиги фигурой Маргариты смешивало все планы обоих королей, тем более что и Генрих де Бурбон, и его жена, несмотря на решение папы, должны были взойти на французский престол после Генриха III: король отказался лишить своего зятя права на корону Франции, а король Наваррский отверг Кристину Лотарингскую как возможную замену [220] Маргарите. Беарнец, с его сомнительными, для современников вообще и правоведов в частности, правами на корону Валуа, как с точки зрения вероисповедания, так и происхождения, прекрасно понимал, что его жена Маргарита, несмотря на Салический закон, как дочь Франции и сестра последних королей является естественной защитой от обвинений в не легитимности его претензий и одновременно незаменимым фактором при наследовании французского королевства 110 .

Генрих III, между тем, использовал все возможности, чтобы пресечь активность своей сестры и арестовать ее. Екатерина Медичи по его просьбе написала письмо Маргарите с предложением перебраться в принадлежащий ей замок Ибуа в той же Оверни с тем, чтобы захватить ее там 111 . Поначалу Маргарита, чувствовавшая себя в безопасности в Карла, отказалась это сделать, успешно оказывая сопротивление отрядам гугенотов, однако когда королевские отряды герцога де Жуайеза подошли вплотную к замку, а внутри окружения королевы начались ссоры между ее капитанами – Линьераком и д’Обиаком, – она решилась уехать во владения своей матери. В своем письме к Филиппу II она описывает обстоятельства своих злоключений в это время, объясняя, что герцог де Гиз и Лига не успели вовремя оказать ей помощь. В октябре 1586 года королева Наваррская со своей свитой отправилась в Ибуа, куда прибыла с большими трудностями, и сразу оказалась в ловушке. Швейцарцы короля во главе с маркизом де Канийаком, бывшим послом в Константинополе, арестовали ее там и спустя месяц доставили в замок Юссон – ее собственную сеньорию. В своих письмах Филиппу II и гофмейстеру королевы-матери Серлану (№ № 5 и 7) Маргарита, не стесняясь, обвиняет во всем своих ближайших родственников, вынудивших ее переживать крайние унижения.

Король Франции, однако, несмотря на всю свою строгость к сестре, не терял надежды на ее воссоединение с мужем и обретение ими наследника и не поддержал свою мать, готовую избавиться от своей дочери любым способом. Так, в декабре 1586 года он писал Екатерине Медичи, говоря о своем зяте: «Ему не нужно надеяться, чтобы мы поступили с нею [Маргаритой] сурово или избавились от нее, чтобы он снова мог жениться. Я бы хотел, чтобы она жила [221] в таком месте, где он сможет навещать ее, когда захочет, и попытается иметь с ней детей. Он не должен собираться вступать в брак снова, пока она жива. В случае, если он забудет об этом и поступит иначе, то поставит под сомнение законность наследования, и я стану его смертельным врагом» 112 . Генрих III всеми силами пытался обеспечить преемственность в наследовании трона, не допуская мысли, что лотарингский клан однажды заменит потомков Капетингов. Екатерина со своей опасной дипломатией потворствования лотарингцам и такими же матримониальными планами, идущими вразрез с королевскими, постепенно начинала раздражать короля.

Впрочем, унижения Маргариты длились недолго. Канийак, очевидно, ожидал от короля благодарностей за оказанные услуги, но королевская милость запаздывала. Генрих де Гиз, со своей стороны, уже в январе 1587 года довел до сведения маркиза, что готов заплатить ему за освобождение королевы Наваррской звонкой монетой – испанским золотом, полученным от Филиппа II 113 , а также предложить ему пост командующего артиллерией в армии своего брата герцога Майенннского. Сомнения Канийака развеялись. В Национальной библиотеке Франции в Париже сохранилось его ответное письмо Гизу: «Монсеньор, все, что мне говорил господин де Форон [от Вашего имени] относительно королевы Наваррской, совершенно убеждает меня, что мне не стоит искать другой фортуны, кроме Вашей» 114 . В феврале 1587 года он вывел во внутренний двор Юссонского замка швейцарцев, которые присягнули на верность Маргарите де Валуа.

Получив известие, что его первая любовь получила освобождение и готова опять противостоять мужу и брату, 14 февраля герцог написал испанскому послу в Париже Мендосе: «Я не могу не известить Вас о том, что переговоры, которые я начал с маркизом де Канийаком, успешно завершились, с совершенной пользой для нашей партии, и благодаря этому королева Наваррская пребывает в уверенности, что теперь находится в полной [222] безопасности. Маркиз отослал назад гарнизон, предоставленный ему Его Величеством» 115 . Что руководило герцогом де Гизом? Воспоминания о событиях двадцатилетней давности, когда он был влюблен во французскую принцессу, или политический расчет человека, рвущегося к трону? В литературе можно встретить самые разнообразные интерпретации мотивов его помощи Маргарите. Скорее всего, имело место и то, и другое. Из всей переписки Маргариты и Гиза осталось только одно ее письмо (№ 6), датированное как раз 1587 годом, содержание которого, однако, говорит о близких и очень доверительных отношениях королевы и герцога: «Я же буду неустанно возносить молитвы Господу, – пишет Маргарита, – как всегда это делала, умоляя его даровать Вам удачу и славу, что также желают Вам все добрые люди, а я более, чем кто-либо, выражаю Вам свою вечную преданность и любовь». С другой стороны, в очередном письме Мендосе Гиз не скрывает, что, освободив королеву, он покончил с «заверениями, которые предоставлялись королю Наваррскому, в скорой смерти его жены, чтобы обеспечить ему иной брачный альянс» 116 . Конечно, Гиза и Лигу весьма устраивало разделенное положение наваррской четы, а также независимость Маргариты и ее местоположение, далекое от двора, не дающее возможность королевской семье Валуа-Бурбонов договориться о воссоединении и союзе.

Королева Наваррская, таким образом, стала королевой Юссонской сеньории. Впрочем, у маркиза де Канийака было еще несколько причин, чтобы присоединиться к Лиге и освободить королеву. На одну из них справедливо обратил внимание Мишель Муазан в своей уже упоминавшейся книге «Оверньское изгнание Маргариты де Валуа»: дело в том, что Канийак являлся зятем мадам де Кюртон, гувернантки Маргариты в детские годы, о которой она пишет в своих «Мемуарах» 117 . Развивая эту тему и опираясь на данные просопографии, нетрудно выяснить, что дочь мадам де Кюртон – Жильберта де Шабанн – входила в штат постоянных дам королевы Наваррской и оказалась вместе с ней в Юссоне. Канийак, видимо, надеялся, что рано или поздно Маргарита [223] возвратится в Париж ко двору, и его жена займет одно из лучших мест при королеве Франции.

Затем, судя по всему, Канийак был жаден и не очень умен. В конце XIX века в одном из провинциальных архивов был найден и опубликован поразительный документ – «Дарение королевы Маргариты де Валуа маркизу де Канийаку» от 8 сентября 1588 года, написанный ею собственноручно. За оказанные Канийаком «добрые услуги» королева уступала ему «все свои права . на графство Овернь и иные земли и сеньории названной области Овернь, принадлежащие нашей весьма почитаемой госпоже и матери, которые мы можем и должны наследовать», а также обязалась выплатить сорок тысяч экю в течение нескольких лет, т. е. Маргарита жаловала Канийаку шкуру еще не убитого медведя 118 Она прекрасно знала, что сеньории в статусе апанажа, принадлежащие членам королевской семьи, не могут быть объектом дарения, купли-продажи, залога и т. п. К тому же, по иронии судьбы, Екатерина Медичи в своем завещании отказалась вообще упоминать свою дочь, передав графство Оверньское своему незаконнорожденному внуку герцогу Ангулемскому 119 С последним королева Маргарита будет долго судиться за наследство своей матери и уже в 1600-х годах, не без помощи бывшего мужа – короля Франции, отсудит у него земли Екатерины.

Кроме всего прочего, маркиз де Канийак, судя по письму Гиза Мендосе, обещал, что отошлет швейцарцев короля («гарнизон») назад. Трудно сказать, сделал ли он это в действительности. Дело в том, что летом 1605 года, возвращаясь в Париж из Юссона по приглашению Генриха IV, Маргарита написала королю буквально следующее: «Я оставила Ваш замок Юссон под надежной охраной одного старого дворянина, моего гофмейстера, и всех моих швейцарцев и солдат, служивших мне все то время, пока я жила там по воле Господа» 120 Эти строки наталкивают на мысль, что, получив финансовые средства от герцога де Гиза, Канийак перекупил королевский гарнизон, благодаря которому в свое время захватил мятежную наваррскую королеву. Возможно, значительную часть швейцарцев он оставил в замке обеспечивать ее охрану и не стал набирать новую гвардию. [224]

Что касается солдат, кого имеет в виду Маргарита, опять же неясно. Из переписки уже упомянутого посла Испании при французском дворе Мендосы известно, что Генрих III высказывал свое открытое неудовольствие в адрес Филиппа II в связи с тем, что последний усилил гарнизон Юссона солдатами-арагонцами 121 . Оставались ли они в замке все годы, которые королева провела в Оверни? Согласно «Сатирическому разводу», королевский гарнизон заменили на «преданных ей людей» 122 . Историк Пьер де Весьер утверждает, что солдат прислал герцог де Гиз из Орлеана, всего – около 100-140 аркебузиров 123 . Так или иначе, некоторые из них сыграли в жизни Маргариты весьма предательскую роль зимой 1590/91 года, подняв мятеж в замке, в результате которого она едва не погибла. Мы вообще мало что знаем об этом периоде ее жизни: после убийства Генриха III в августе 1589 года во Франции наступила крайняя политическая разруха, усугубляемая испанской интервенцией. В глазах большей части французов Генрих Наваррский по-прежнему воспринимался только как глава гугенотов-еретиков, и ему пришлось прежде всего силой оружия доказывать свое право на трон Франции. В Оверни, помимо сторонников Лиги и короля Наварры, боровшихся за каждое укрепленное место, царили банды грабителей и мародеров. Маргарита оказалась меж нескольких огней.

В своем письме папе Павлу V в 1610 году, испрашивая его разрешения основать монастырь Святой Троицы в память о своем счастливом избавлении от смерти, она напишет: «Я. восхваляю и прославляю доброту Господа, проявившему ко мне свою бесконечную милость, ниспосланную мне посредством чудесного освобождения от огромнейшей опасности во времена самых больших волнений в нашем королевстве, когда я пребывала в Юссоне, который был захвачен восставшими солдатами, и мне пришлось спасаться в донжоне замка. Ему же [Богу] было угодно всю свою могущественную доброту направить на победу над моими врагами, и в тот же вечер моя жизнь и мой замок оказались в безопасности» 124 . Слова королевы подтверждает сообщение [225] лигерского муниципалитета Пюи консулам Лиона от января 1591 года: «Некоторые из противной партии [гугенотов]» замыслили убить королеву Наваррскую «выстрелом из пистолета, что и было совершено в ее комнате в замке Юссон. Пуля попала в платье Ее Величества. Тем самым они хотели захватить названный замок Юссон. Эта трагедия осуществлялась под руководством капитана ее гвардейцев. [. ] Названные противники захватили другой замок недалеко от Юссона – всего в полутора лье, под названием Сен-Бабель» 125 .

Большинство историков склоняются к мысли, что покушение было спланировано Ивом IV бароном д’Аллегром (или Алегром), назначенным Генрихом Наваррским губернатором соседнего Иссуара в 1590 году 126 . Д’Аллегр, в желании поставить Овернь под власть Бурбона, пытался овладеть ключевыми укрепленными местами в провинции. Окруженный тройными стенами, неприступный Юссон с королевой Наваррской во главе явно был одной из главных целей барона, хотя Маргарита, формально ставшая королевой Франции, фактически порвала все связи с Лигой после 1589 года 127 . Стоит напомнить в связи с этим, что маркиз де Канийак погиб, сражаясь на стороне герцога Майеннского в том же 1589 году, а годом раньше Генрих III расправился с герцогом де Гизом в Блуа. В письме Брантому от 1591 года королева писала: «Подобно Вам, я выбрала спокойную жизнь» 128 , т. е. нейтралитет. Лишившись всех своих покровителей, ей оставалось только ждать, в чью пользу закончится гражданская война. Однако отказ Маргариты от политической борьбы вряд ли был известен ее мужу, который, в условиях отсутствия регулярных контактов со своей женой, признавался своей Коризанде в январе 1589 года: «Я не дождусь того часа, когда мне сообщат, что покойную королеву Наваррскую задушили» 129 . Впрочем, нет сомнений, что этими строками хитрый беарнец хотел только успокоить свою фаворитку, которая по-прежнему мечтала взойти на трон. Всерьез он никогда не собирался жениться ни на одной из своих многочисленных пассий [226] и, порвав с Коризандой уже в 1590 году, вскоре возобновил обмен курьерами с женой.

Таким образом, организуя покушение на Маргариту, барон д’Аллегр, возможно, хотел выслужиться перед королем. Однако на деле у него была и иная причина свести счеты с Маргаритой де Валуа. Отец Аллегра в 1577 году был убит бароном де Витто, который двумя годами раньше оказал неоценимую услугу королеве Наваррской, погубив знаменитого Ле Га, фаворита Генриха III и ее недруга. Спустя несколько лет Ив д’Аллегр отомстил за отца: к великому удивлению современников, в честной дуэли с ним опытнейший фехтовальщик Витто погиб. 130 В начале 1590-х тридцатилетний Аллегр стал открыто жить со знаменитой куртизанкой Франсуазой Бабу де Ла Бурдезьер, маркизой д’Эстре, пятидесятилетней дамой со скандальной репутацией. Будучи замужем, она успела побывать любовницей герцога Анжуйского, будущего Генриха III, и, что самое главное, – того же Ле Га, которого особенно любила. Последнее обстоятельство в свое время толкнуло ее в лагерь противниц королевы Наваррской. Согласно недавнему исследованию французского историка Роже Аршо, маркиза последовала за Аллегром в Иссуар, откуда неоднократно пыталась с помощью любовника захватить Юссон и отомстить королеве Наваррской. Очевидно, что верные швейцарцы и солдаты Маргариты сумели отстоять замок и в итоге предотвратили гибель своей госпожи. Впрочем, вскоре источник этой опасности вообще исчез: в июне 1592 года барон со своей любовницей были убиты в результате мятежа в Иссуаре 131 . К этому моменту Генрих и Маргарита уже были готовы к восстановлению отношений, общаясь через посредников, однако очередное любовное увлечение короля перечеркнуло все планы Маргариты воссоединиться с мужем и стать настоящей королевой Франции: в его военном лагере появилась Габриэль д’Эстре, младшая дочь погибшей маркизы.

Нетрудно догадаться, какие чувства испытывала эта самая известная из всех королевских фавориток к королеве Маргарите, которую ненавидела ее мать и которая была непреодолимым (как ей казалось) препятствием на ее пути к трону, который ей [227] также обещал король. Восшествие Генриха IV – окончательное в 1594 году – на престол Франции мало что изменило в жизни Маргариты. 132 Оставаясь юссонской затворницей, она вынуждена была выпрашивать средства к существованию у короля и вести бесконечные унизительные переговоры с его министрами об условиях развода. Часть переписки на эту тему с ценнейшими подробностями приведена в настоящей книге (письма № 9-11). Вообще, после окончания Гугенотских войн и заключения долгожданного мира во Франции в 1598-1599 годах. Генрих начал сложную брачную игру, одновременно занимаясь тремя делами сразу: он попытался ускорить процедуру развода с королевой, дал публичное обещание жениться на Габриэль д’Эстре, родившей ему троих детей, и одновременно направил послов в Италию вести переговоры о браке с Марией Медичи, дочерью Великого герцога Тосканского. Эти действия короля до сих пор дают почву для споров историков: что же в действительности затеял Генрих IV? 133 То, что он ввел в заблуждение весь свой двор, равно как и королеву Маргариту, сомнений нет: в последний момент, уверенная в скорой свадьбе короля и Габриэль, она отозвала свое согласие на развод, дав понять, что трон королей Франции может занять только принцесса ее ранга. Свое отношение к фаворитке она выразила позже в письме к Сюлли, сюринтенданту финансов, не постеснявшись в выражениях (письмо № 11).

В 2002 году немецкий литератор и переводчик Вольфрам Флейшгауэр опубликовал свою книгу в модном на тот момент жанре – «искусствоведческом триллере» – «Пурпурная линия», вскоре переведенную на русский язык. 134 Действие романа происходит в 1598-1599 годах и касается взаимоотношений короля Генриха и его любовницы. Однако в завершении книги автор, как настоящий академический исследователь, отрывается от вымышленного сюжета и переходит к реальности, сообщая в Приложении читателю некоторые факты, подтолкнувшие его к написанию книги, и об определенных открытиях, которые ему удалось сделать в ходе подготовительной работы. В частности, перлюстрируя переписку [228] флорентийского посланника при французском дворе, опубликованную Дежарденом-Канестрини в шестом томе «Дипломатических переговоров Франции и Тосканы» в 1886 году, он обратил внимание на то, что в документации существует значительная лакуна, охватывающая период с декабря 1598 по осень 1599 года – времени кульминации брачных метаний Генриха IV. 135 Случайно выйдя на малоизвестную книгу бельгийского историка Жака Болля «Почему убили Габриэль д’Эстре?» 136 , В. Флейшгауэр выяснил, что последнему удалось-таки найти недостающие документы в архиве Медичи во Флоренции в начале 50-х годов XX века. Более того, Ж. Болль объяснил, почему важнейшая часть переписки не попала в упомянутое издание Дежардена: она была зашифрована, и издатели просто не смогли найти ключ к ее разгадке. Бельгийскому исследователю удалось найти этот ключ и расшифровать малую часть посланий, которых, однако, было достаточно, чтобы сделать вывод, что «Габриэль вообще не играла никакой роли в матримониальных планах Генриха» 137 . Серьезность намерений короля Франции в отношении тосканской принцессы не оставляла никаких сомнений: «уже неделю спустя после публичного обещания женитьбы на Габриэль он вел интенсивные переговоры с Флоренцией относительно размеров приданого Марии Медичи» 138 . Ж. Болль, правда, все свое открытие свел к мифической идее заговора против фаворитки, которая на деле умерла от родовой горячки, и поэтому оно осталось незамеченным в историческом сообществе. Большая же часть документов по сей день так и остается неопубликованной и не разгаданной.

Для Маргариты желание короля жениться во что бы то ни стало означало только одно: Генрих IV будет добиваться развода любой ценой. Своевременная смерть Габриэль помогла ускорить этот процесс. С 17 декабря 1599 года королева Франции и Наварры превратилась в «королеву Маргариту, герцогиню де Валуа» – самый необычный и самый почетный титул, которым только награждались разведенные коронованные особы во Франции. В следующем году Мария Медичи стала новой королевой Франции. А спустя несколько лет, летом 1605 года, Маргарита прибыла в Париж по решению [229] короля, продемонстрировавшего тем самым единство королевской семьи и династическую преемственность.

Любвеобильный Генрих IV оказался в окружении двух королев, одна из которых была его настоящей, а другая бывшей женой! Наконец, очередная королевская фаворитка – Генриетта д’Антраг – довершала эту семейную идиллию. Мария Медичи сначала ревниво отнеслась к появлению Маргариты, проявляя знаки откровенного невнимания и недружелюбия, чем даже вызвала гнев и раздражение короля. Так, со слов Таллемана де Рео, «Генрих IV. навещал королеву Маргариту и всякий раз ворчал, что королева-мать [Мария Медичи] де недостаточно далеко вышла ей навстречу при первом посещении» 139 . Однако очень скоро положение изменилось, ибо мудрая Маргарита оказалась незаменимым советником по части организации и регламентации придворной жизни: она регулярно консультировала царствующую королеву по различным вопросам внутренней жизни дамского двора и французского двора в целом. Несомненно, возвращение королевы в столицу повлекло за собой оживление и придворных празднеств. Так, в 1609 году она лично руководила постановкой пышного королевского балета в парижском Арсенале, состоявшегося по случаю визита испанского посла, первого балета такого масштаба со времен покойного Генриха III 140 .

Доверительная по характеру переписка Маргариты и Генриха в 1605-1610 годы доказывает, что их отношения восстановились полностью: королева обсуждала с ним свои имущественные проблемы, просила помочь своим друзьям и придворным, искренне радовалась появлению законных королевских отпрысков, наконец, выполняла различные поручения короля. Так, 6 сентября 1606 года в связи с распространением чумы в окрестностях Парижа Генрих IV попросил королеву Маргариту (а не Марию Медичи!) срочно вывезти дофина Людовика из Сен-Жерменского замка в безопасное место. Выполнив королевский приказ, Маргарита отписала: «Я нижайше умоляю Вас верить, Ваше Величество, что честь исполнять Ваши приказания всегда будет для меня самым большим счастьем» 141 . Поразительная привязанность будущего Людовика XIII к Маргарите уже тогда была общеизвестной, и король неизменно пользовался этим. [230]

14 мая 1610 года Генрих IV погиб от руки Равальяка. В свои последние годы Маргарита, предвидя очередные гражданские смуты, поддерживала Марию Медичи советами, дипломатическими усилиями по умиротворению мятежных вельмож, организацией работы Генеральных Штатов 1614 года. Все свое имущество она завещала Людовику XIII, оставшись верной принцессой королевского дома Франции. Маргарита де Валуа умерла от воспаления легких в разгар новой гражданской смуты весной 1615 года. Отстаивая всю свою жизнь божественное право королевской семьи творить мир и правосудие в стране, сама она так и осталась королевой религиозных войн.

МЕМУАРЫ

Автограф «Мемуаров» не сохранился. У нас нет никаких достоверных сведений о том, как они создавались: диктовала ли их королева или же занималась ими собственноручно. Скорее всего, последнее, поскольку она пишет в посвящении аббату Брантому: «Я начертаю [tracerai] свои Мемуары. ».

Как уже упоминала Элиан Вьенно в своем предисловии к настоящей книге, королева Маргарита первоначально не собиралась писать «Мемуары», а только намеревалась поправить свое жизнеописание (в разных изданиях оно называется по-разному, чаще всего «Discours sur la Reyne de Navarre»), составленное ее другом Брантомом, однако в конце работы невольно изменила свой замысел. Ее воспоминания превратились в самостоятельное произведение и вышли за рамки «ответа» аббату. Нам известно, когда она получила рукопись Брантома – в конце 1593 года, и, соответственно, можно предположить, что следующий, 1594 год – время начала ее работы над мемуарами 142 . Когда она закончила их (и закончила ли?), также неизвестно, текст обрывается, как уже говорилось, на событиях зимы 1581/82 года.

До нас дошло шесть рукописных копий «Мемуаров» Маргариты первой половины XVII века, четыре их которых хранятся в Париже, две – в Карпантра (Carpentras). Пять из этих шести имеют незначительные отличия друг от друга, учтенные Элиан Вьенно при издании «Мемуаров» в 1999 году. Самая «старая» по времени создания рукопись, видимо, начала XVII столетия, входила в [231] состав коллекции Ломени-Бриеннов и ныне хранится в Национальной библиотеке Франции. Помимо этого, она является наиболее полной из всех и поэтому была положена в основу критического издания мадам Вьенно. Рукопись написана с использованием довольно архаической орфографии, весьма схожей с орфографией писем Маргариты, и не разделена хронологически.

Первое издание «Мемуаров» было осуществлено в Париже в 1628 году книгоиздателем Шарлем Шапленом, который впервые разделил их на три части. Спустя несколько лет, в 1641 году, одновременно появился английский и итальянский переводы «Мемуаров». Французские издатели «Мемуаров» XVIII века, не разделяя текст, уже обозначали примерные годы, в которых происходили описываемые события. Первое же критическое издание с выверенным (на тот момент) текстом и примечаниями было осуществлено только Франсуа Гессаром в 1842 году, о чем писалось выше. Всего на сегодняшний момент «Мемуары» издавались только во Франции более сорока раз!

Повторимся, что лучшими научными изданиями «Мемуаров» Маргариты де Валуа в настоящее время являются издания Ива Казо (Mémoires et autres écrits de Marguerite de Valois, la Reine Margot / Éd. Yves Cazaux. Paris, 1971 et 1986) и Элиан Вьенно (Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999), которые и были использованы при подготовке русского перевода.

Остается передать слово Лорану Ангару, который подробнее расскажет о мемуарах королевы.

омментарии

1. К. Ловернья-Ганьер и др. История французской литературы / Под ред. Д. Берже. М., 2007 (Paris: Nathan, 2002).

2. J.-L. Bourgeon. Pour une histoire, enfin, de la Saint-Barthélemy // Revue historique. № 282, 1989. P. 105-106.

3. Сошлемся только на основательное двухтомное исследование Элиан Вьенно «Франция, женщины и власть. Изобретение салического закона (V-XVIII века)»: Éliane Viennot. La France, les femmes et le pouvoir. L’invention de la loi salique (V-XVIII siècle). Paris, 2006-2008.

4. Черняк Е. Б. Вековые конфликты. М., 1988. С. 123.

6. Черняк Е. Б. Вековые конфликты. М., 1988. С. 126.

7. Мемуары королевы Марго / Перевод И. В. Шевлягиной. Вступ. ст. и комм. С. Л. Плешковой. М., 1995.

9. Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999. Introduction. P. 51-55.

10. Мемуары королевы Марго. С. 16.

13. Плешкова С. Л. Екатерина Медичи. Черная королева. М., 1994. С. 296, 298.

14. Кастело А. Королева Марго. М., 1999.

16. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret / Éd. Le Marquis de Rochambeau. Paris, 1877. P. 350.

17. Garrison Janine. 1572. La Saint Barthélémy. Paris, 1987; Marguerite de Valois. Paris, 1994.

18. Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. Paris, 1992.

19. См. нашу статью в разделе II настоящего издания.

20. Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. P. 135-136.

21. Ее материалы были опубликованы в кн.: Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. Sept. 1991. Agen, 1994.

22. Cocula A.-M. Marguerite de Valois, de France et de Navarre: impossible identité de la Reine Margot // Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. P. 17-27.

23. Boucher J. Le double concept du mariage de Marguerite de France, propos et comportement // Marguerite de France, reine de Navarre et son temps. Actes du colloque d’Agen. P. 81-98.

24. Éliane Viennot. Marguerite de Valois. Histoire d’une femme. Histoire d’un mythe. Paris: Éditions Payot et Rivages, 1993.

25. Mariéjol J.-H. La vie de Marguerite de Valois, reine de Navarre et de France. 1553-1615. Paris, 1928.

26. См. раздел II настоящего издания.

27. Viennot Éliane. Marguerite de Valois. P. 394.

29. Boucher J. Deux épouses et reines à la fin du XVIe siècle: Louise de Lorraine et Marguerite de France. Saint-Etienne, 1995.

30. Sealy Robert T. The myth of the Reine Margot: toward elimination of a legend. New York, 1994.

31. Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. Carlat – Usson. 1585-1605. Nonette, 1999.

32. Sluhovsky Moshe. History as voyeurism: from Marguerite de Valois to la Reine Margot // Rethinking History. Vol. 4. Issue 2. July 2000. P. 193-210; Слуховски Моше. Совращение и бойня: «Королева Марго» Патриса Шеро // Варфоломеевская ночь. Событие и споры / Под ред. П. Ю. Уварова. М., 2001. С. 198-225.

33. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 144.

34. Бабелон Ж.-П. Генрих IV. Ростов-на-Дону, 1999. С. 60 и далее.

35. Цит по: Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. 24 августа 1572 года. СПб., 2002. С. 268.

36. К слову сказать, именно Жан Нико (отсюда – никотин), дипломат и интеллектуал, прославился тем, что в 1560 году отправил ко французскому двору образцы табака, который уже был в обиходе при дворе португальском, и тем самым положил начало его распространению во Франции, а затем в Европе.

37. Эти малоизвестные письма хранятся в Санкт-Петербурге, в Российской национальной библиотеке, в коллекции П. П. Дубровского, Автограф 110. В свое время они были опубликованы Э. Фальгеролем: Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique / Éd. Edmond Falgairolle. Paris, 1897; электронная версия: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k815545.r=Jean+Nicot.langFR.

38. Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique. P. 3-8.

40. Клула Иван. Екатерина Медичи. M., 1997. С. 539 и далее.

41. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. Expose des négociations entammées en vue de mariage du roi de Portugal avec Marguerite de Valois. Paris, 1884. P. 13.

42. Jean Nicot, ambassadeur de France en Portugal au XVIe siècle. Sa correspondance diplomatique. P. 69-72.

43. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. P. 26-27.

44. См.: Леони Фрида. Екатерина Медичи. M., 2006. С. 276-281; Гармсен О. М. Байоннское свидание 1565 г. (из истории французско-испанских дипломатических отношений XVI века) // Ученые записки Московского городского педагогического института. T. VIII. Кафедра истории средних веков. Вып. I. / Под ред. А. А. Фортунатова. М., 1948. С. 95-114.

45. Monluc Biaise de. Commentaires. 1521-1576 / Éd. P. Couteault. Paris, 1971. P. 582.

46. Эти письма также хранятся в Санкт-Петербурге в составе коллекции П. П. Дубровского, Авт. 69. См. прим. к разделу III «Неизданные документы» настоящей книги.

47. Эрланже Ф. Генрих III. СПб., 2002. С. 62-63.

48. São M. de. Don Sebastien et Phelipe II. P. 43-46.

49. Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. Часть 3. М., 2004. С. 216-217.

50. Мать герцога Генриха де Гиза Анна д’Эсте, итальянская принцесса из Феррары, по матери являлась внучкой Людовика XII, а Мария де Гиз, тетка Генриха де Гиза, была замужем за Иаковом V Шотландским и была матерью Марии Стюарт, вдовы Франциска II.

51. Lettres du Cardinal Charles de Lorraine (1525-1574) / Publ. D. Cuisiat. Genève, 1998. P. 610.

52. В письме Генриху IV от 9 апреля 1593 года: Marguerite de Valois. Correspondance. 1569-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1998. № 251. P. 343.

53. Кастело А. Королева Марго. С. 45-47.

54. Lettres de Catherine de Medicis / Publ. Hector de La Ferrière. T. IV ( 1570– 1574). Paris, 1891. P. 5, 14.

56. Lettres de Catherine de Medicis. P. 25 (письмо от 8 января 1571 г.).

57. Lettres de Catherine de Medicis. P. 97.

58. Bourdon L. L’ambassade de Joào Gomes da Silva en France. Lisboâ, 1958.

59. Lettres de Catherine de Medicis. P. 75-79, 106-107.

60. Lettres de Catherine de Medicis. P. 106-107.

61. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 161.

62. Lettres de Catherine de Medicis. P. 110.

64. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 165.

65. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 335.

66. Recueil des letters missives de Henri IV / Éd. Berger de Xivrey. T. I (1562-1584). Paris, 1843. P. 32.

67. Lettres d’Antoine de Bourbon et Jehanne d’Albret. P. 340; Recueil des letters missives de Henri IV. P. 32.

69. Кнехт P. Екатерина Медичи: святая или грешница? // Варфоломеевская ночь. Событие и споры / Под ред. П. Ю. Уварова. М., 2001. С. 24-25.

70. Toleranzedikt und Bartholomäusnacht. Französische Politik und Europäische Diplomatie. 1570-1572 / Éd. J. Mieck. Göttingen, 1969. P. 14.

71. См. в связи с этим статью Лорана Ангара в настоящем издании.

72. Marguerite de Valois. Correspondance. № 200. P. 283.

73. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 51.

74. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 197. В действительности Филипп погиб в Варфоломеевскую ночь.

75. Mémoires et autres écrits de Marguerite de Valois / Éd. Yves Cazaux. Paris, 1986. P. 293.

76. Шишкин В. В. Маргарита де Валуа. Путь к кровавой свадьбе // Варфоломеевская ночь. Событие и споры. С. 42. Мы использовали тогда издание 1789 года, имеющееся в нашей библиотеке.

77. Mémoires et letters de Marguerite de Valois. Nouvelle édition revue sur les manuscrits des Bibliothèques du Roi et de l’Arsenal /Publ. par François Guessard. Paris, 1842.

78. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 55.

79. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre // Oeuvre complètes / Publ. par J. A. C. Buchon. T. II. Paris, 1848. P. 167.

80. Брантом. Галантные дамы. Пер. И. Я. Волевич, Г. Р. Зингера. М., 1998. С. 413.

81. Mémoires de Marguerite de Valois, reine de France et de Navarre // Collection universelle des mémoires particuliers relatives à l’histoire de France. Londres-Paris, 1789. P. 181.

82. Aubigné T.-A. d’. Histoire universelle. 1550-1601 / Éd. Alphonse de Ruble. Paris, 1886. Vol. 3. P. 338-339.

83. Mémoires et letters de Marguerite de Valois / Éd. F. Guessard. Paris, 1842. P. 34.

84. Во всяком случае, это утверждает Элиан Вьенно, исследовавшая все эти списки: Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. P. 59.

85. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. T. VII. Paris, 1857. P. 61-66.

86. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. T. VII. P. 62-63.

87. Описанную картину восстановил Иван Клула: Екатерина Медичи. М., 1997. С. 391-392.

88. Haag Eug. et Haag Em. La France protestante. P. 62.

90. Anselme de Sainte-Marie. Histoire généalogique et chronologique de la maison royale de France. T. IV. Paris. 1729. P. 18, 23.

91. Согласно мемуарам Таванна-младшего, сына маршала де Таванна, участника утренней сцены в королевских апартаментах, такое мнение действительно отстаивал Альбер де Гонди, граф де Рец, королевский советник: Gaspard de Saulx-Tavannes. Mémoires (écrits par son fils Jean) / Éd. Michaud et Poujoulat. Vol. 8. Série 1. Paris, 1836. P. 387, 390.

92. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 167.

93. Ришелье Арман-Жан де. Мемуары. 1610-1617 / Пер. Т. В. Чугуновой. М., 2005. С. 260-261.

94. Люблинская А. Д. Франция при Ришелье. Французский абсолютизм в 1630-1642 гг. Л., 1982. С. 19-20.

95. См. письмо № 4 в разделе II настоящей книги.

96. Эрланже Ф. Резня в ночь на Святого Варфоломея. С. 195.

97. Mémoire justificatif pour Henri de Bourbon // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614 / Éd. Éliane Viennot. Paris, 1999. P. 213-250.

98. В письме от июня 1581 года: Marguerite de Valois. Correspondance. № 113. P. 171.

99. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 162.

101. Droz E. La reine Marguerite de Navarre et la vie littéraire à la cour de Nérac. 1579-1582 // Bulletin de la Société des bibliophiles de Guyenne. № 80, juilet-déc. 1964. P. 77-120.

102. См. подробное описание «Исторической Библии» Л. И. Киселевой: Искусство западноевропейской рукописной книги V-XVI вв. СПб., 2005. С. 124-127.

103. Новосельская И. Н. Французский рисунок XV-XVI веков в собрании Эрмитажа. СПб., 2004. С. 92-93.

105. Удивительно, но эти бесподобно красивые письма пока ушли от внимания исследователей: Marguerite de Valois. Correspondance. № 110, 115, 117, 124, 155, 157-159, 161-164, 167, 170-175.

106. Об этом недвусмысленно пишет Брантом, отразивший мнение двора, уверенного в том, что причина отъезда Маргариты заключалась только в ее ссоре с д’Эперноном: Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 168-169.

107. Об этом докладывал Екатерине Медичи ее дипломатический посланец на юге Франции Помпон де Беллиевр в письме от 5 апреля 1585 года: Lettres de Catherine de Medicis. T. VIII. P. 432.

108. Бабелон Ж.-П. Генрих IV. Ростов-на-Дону, 1999. С 245.

109. Brantôme, Pierre de Bourdeille, abbé de. Marguerite, reyne de France et de Navarre. P. 169-170.

110. Viennot Éliane. La France, les femmes et le pouvoir. L’invention de la loi salique. T. 1. P. 600 etc.

111. Marguerite de Valois. Correspondance. № 236. P. 321-322.

112. Цит по: Леони Ф. Екатерина Медичи. С. 504.

113. См., например, денежную расписку Гиза от 19 июня 1586 года, подтверждающую получение в пользу Лиги 50 тысяч золотых экю от посланца испанского короля Габриеля де Аллегриа: Quittance donnée par le duc de Guise au roi d’Espagne // René de Bouillé. Histoire des ducs de Guise. T. 3. Paris, 1850. Appendice. P. 505.

114. Цит по: Mariéjol J.-H. La vie de Marguerite de Valois, reine de Navarre et de France. P. 261.

115. Цит по: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 96.

116. Идея женить Генриха Наваррского на Кристине Лотарингской, внучке королевы-матери, как отмечалось, принадлежала самой Екатерине Медичи, мечтавшей тем самым примирить три рода – Валуа, Бурбонов и Гизов, но не была поддержана ни одной из сторон: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 94.

117. Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 94.

118. Donation de la reine Marguerite de Valois au marquis de Canillac / Éd. É. Vimont // Revue d’Auvergne. T.l. 1884. P. 231-232.

119. Клула И. Екатерина Медичи. С. 649-650.

120. Marguerite de Valois. Correspondance. № 364. P. 493-494.

121. Jensen L. de. Diplomacy and dogmatism. Bernardino de Mendoza and the French Catholic League. Cambridge (Mass.), 1964. P. 74-75.

122. [Aubigné T.-A. d’]. Divorce satyrique // Castarède Jean. La triple vie de la reine Margot. P. 273.

123. Vaissière Pierre de. Marguerite de Valois et la Ligue en Auvergne // Revue des questions historiques. № 131, 1938 (Janvier). P. 32-33.

124. Marguerite de Valois. Correspondance. № 454. P. 588.

125. Цит по: Moisan Michel. L’exil auvergnat de Marguerite de Valois. P. 1.

126. Viennot Éliane. Marguerite de Valois. P. 179; Boucher J. Deux épouses et reines à la fin du XVIe siècle. P. 347-348.

127. Во всяком случае, не сохранилось ни одного ее письма сторонникам Лиги после этого времени и ни одного свидетельства об ее связях с лигерами.

128. Marguerite de Valois. Correspondance. № 248. P. 338.

129. Recueil des letters missives de Henri IV / Éd. Berger de Xivrey. T. II (1585-1589). Paris, 1843. P. 417.

130. Новоселов В. Р. Последний довод чести. Дуэль во Франции в XVI – начале XVII столетия. СПб., 2005. С. 112-113.

131. Archaud Roger. Yves d’Alègre, marquis d’Auvergne. Polignac, 2006; Jouanna A., Boucher J. et als. Histoire et Dictionnaire des Guerres de Religion. Paris, 1998. P. 897.

132. См. подробнее: Шишкин В. В. Французский двор в конце Гугенотских войн: потеря единства и проблема воссоздания // Королевский двор в политической культуре средневековой Европы: теория, символика, церемониал / Отв. ред. Н. А. Хачатурян. М., 2004. С. 141-152.

134. Флейшгауэр В. Пурпурная линия. Пер. с нем. А. Н. Анваера. M.: АСТ, 2005.

135. Desjardins A., éd. Négociations de la France avec la Toscane, 1311-1610. Documents recueillis par G. Canestrini. T. 6. Paris, 1886.

136. Bolle J. Pourquoi tuer Gabrelle d’Estrée? Paris, 1954.

137. Флейшгауэр В. Пурпурная линия. С. 435-436.

139. Таллеман де Рео Ж. Занимательные истории. Л., 1974. С. 16.

140. Solnon J.-F. La cour de France. Paris, 1987. P. 193-194.

141. Marguerite de Valois. Correspondance. № 407. P. 538-539.

142. Viennot Éliane. Introduction // Marguerite de Valois. Mémoires et autres écrits. 1574-1614. Paris, 1999. P. 23.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский онлайн журнал