Что думаете о книги 1984 Библиотека

Содержание

1984 оттенка лжи Джорджа Оруэлла

В 2015 году роман Джорджа Оруэлла «1984» вошёл в топ самых продаваемых в России книг. Его называют пророческим, он до сих пор считается «шедевром антитоталитарной мысли» и своеобразной библией антикоммунистов. О том, почему это произведение является лишь идеологизированным продуктом «холодной войны», полным лжи, клише и неоправданных гипербол, написанным до кучи двуличным доносчиком, но почему данный роман всё же актуален сегодня — читайте в статье Андрея Рудого.

Зачем писать материал о книге, опубликованной без малого 70 лет назад? Кому это вообще нужно? Не будет ли это сродни банальному школьному сочинению на тему «Образ дуба в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»»? Отнюдь. Ведь речь идёт о незабвенном произведении Джорджа Оруэлла «1984».

До сих пор эта книжка продолжает будоражить умы читающей публики, вдохновляет музыкантов и художников. До сих пор, начитавшись её, молодёжь начинает нести ахинею в духе «социализм – это рабство и тоталитаризм!» До сих пор самого Оруэлла многие считают гениальным аналитиком, мастером слова и вообще – пророком. У антисоветчиков (в том числе, и так называемых «демократических социалистов») роман занимает достойное место на полке, в то время как фанаты СССР готовы устраивать его массовые сожжения. Выражения «Большой брат следит за тобой», «новояз», «комната 101» и прочие используются сегодня повсеместно – от публицистики до мемов.

А ещё «1984» и сегодня оказывает влияние на формирование политического мышления общества — что в России, что за рубежом. И потому нуждается в анализе и критике.

Who was mr. Orwell?

Позвольте для начала сказать несколько слов о самом г-не Оруэлле и той обстановке, в которой создавался роман «1984». Не ради перехода на личности, но ради того, что в исторической науке именуется критикой источника.

По молодости лет англичанин Джордж Оруэлл придерживался революционных взглядов, близких к марксистским. Впрочем, уже к 30-м годам он со всей очевидностью осознавал, что перерождение политической системы СССР уводит страну всё дальше от идей социализма. В 1936-м году участвует в гражданской войне в Испании в составе отрядов, созданных Рабочей партией марксистского объединения (ПОУМ), боровшихся как против фашиствующих сторонников Франко, так и против сталинистов. На протяжении дальнейшей биографии Оруэлла, его политические взгляды претерпевают любопытную деформацию. Николас Уолтер в книге “Оруэлл и анархизм” пишет о ситуации конца 40-х годов: “ Эдвард Морган Форстер считал его «настоящим либералом», Феннер Броквей — либертарным социалистом, Крик — левым социал-демократом. Кеннет Оллсоп, в свою очередь, представил аполитичную (практически антиполитическую) версию в своей статье в Picture Post (8 января 1955 года), предположив, что Оруэлл был и социалистом, и индивидуалистом. ” В советских бумагах его идентифицировали как «троцкиста» — в какой-то момент это действительно было справедливо. Но если Троцкий, вскрывая противоречия развития Советского союза и обличая «предателей революции» в лице партократов, не утратил убеждённости в необходимости борьбы за социализм и стоял на позициях критической поддержки СССР, то Оруэлл постепенно ушёл в скепсис и разочарование. Закончилось это разочарование совсем некрасиво. Писатель, бичующий репрессии, доносительство и идеологическую обработку населения в Союзе, сам стал стукачом и не последней по значимости шестерёнкой идеологической машины. Его повесть «Скотный двор» переводилась на русский и массово распространялась западными спецслужбами в советских зонах оккупации в Берлине и Вене. Сам же г-н Оруэлл составил для карательных органов список из 130 с лишним фамилий деятелей культуры и искусства. Обратите внимание, какие блистательные характеристики давал своим «коллегам по цеху» английский писатель:

— писатель Бернард Шоу «занимает явно прорусскую позицию по всем основным вопросам»;

— актер Майкл Редгрейв, «вероятно, коммунист»;

— певец Пол Робсон «очень не любит белых»;

— писатель Джон Стейнбек — «фальшивый, псевдонаивный писатель»;

— писатель Джон Бойнтон Пристли «антиамерикански настроен», «делает большие деньги в СССР»;

— поэт Стивен Спендер «очень ненадежный и подвержен чужому влиянию», имеет «гомосексуальные наклонности».

Согласитесь, это характеристики, достойные Министерства любви. Кстати, о Министерстве любви…

Детище «холодной войны»

Роман «1984» был выпущен в 1949 году на фоне разворачивающейся «холодной войны» (термин, как считается, изобретённый самим Оруэллом), массовых зачисток просоветски настроенных элементов на Западе и нарастания антисоветской истерии в СМИ. Когда победа над Германией возвышает СССР в глазах мира, а Восточная Европа перекрашивается в красный цвет, г-н Оруэлл в перерывах между лечением туберкулёза, скорбью об умершей супруге и написанием доносов на своих знакомых создаёт нетленную антиутопию.

Есть мнение, что Оруэлл писал это произведение «не об СССР», кто-то даже видит здесь критику западного капитализма. Но, учитывая содержание романа, эти версии, на мой взгляд, оказываются несостоятельными.

Если кто-то вдруг не в курсе об основной сюжетной линии, то я вкратце ознакомлю вас с ней. 1984 год (или около того). Мир поделён между тремя тоталитарными социалистическими сверхдержавами – Океанией, Евразией и Остазией, которые непрерывно воюют друг с другом. Воюют, как выясняется, не для победы, а ради процесса – чтобы держать общество в напряжении и уничтожать излишки произведённой продукции, поддерживая низкий уровень жизни населения. Население же делится на несколько частей. Бесправные жители «спорных» областей между державами занимаются рабским трудом. Пролы – неотёсанное большинство, создающее основные блага общества. Члены Внешней партии – живут чуть лучше пролов, работают в министерствах, за ними ведётся неустанный надзор через натыканные повсеместно устройства – телекраны. Наконец, члены Внутренней партии – элита общества, она живёт не так богато, как знатные буржуи ушедшей эпохи, но им это, как выясняется, и не нужно, ибо их цель – власть ради власти. Последние прикрываются образом властного и усатого Большого Брата. Ну, вы поняли, кто стал его прототипом.

В Океании, где и происходит действие романа, господствующей идеологией является английский социализм (он же ангсоц), сохранивший лишь чисто условную связь с марксизмом, от которого он произошёл. Партия держит в строжайшем подчинении население, вычленяя «неверных» даже по жестам или выражению лица. Кругом разруха, дефицит, запрет на сексуальность и удовольствия. Кругом промывание мозгов и доносительство. На поддержание всеобщего контроля работают несколько министерств: Министерство любви – занимается репрессиями и слежкой, Министерство мира – ведёт войну, Министерство изобилия – травит людей голодом, Министерство правды – ведёт пропаганду, занимается ежеминутной фальсификацией документов, изменяя прошлое. На верхушке пирамиды – Большой Брат. Главный враг государства – Эммануэль Голдстейн, срисованный с Троцкого. Основные лозунги: «Свобода – это рабство», «Незнание — сила», «Война – это мир».

Главный герой – Уинстон Смит – едва ли не последний, кто понял ущербность этой системы. Он очень удачно обзаводится соратницей-развратницей Джулией, стремящейся к освобождению подавленной сексуальности. Впрочем, их наметившийся бунт заканчивается плачевно – за Смитом уже 7 лет как неустанно следят, играясь в «кошки-мышки». В застенках Министерства любви оба оказываются морально сломленными.

Оттенки лжи

«Сказка – ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок. Не стройте вы ваш ужасный социализм – получится только то, что было описано выше.» Примерно такой вывод в пору сделать после прочтения романа. Оно и неудивительно, ведь произведение создавалось как элемент антикоммунистической пропаганды в годы «холодной войны».

«Социалист» Оруэлл то там, то тут на протяжении всего романа кручинится об уничтоженном капитализме. Мол, как он ни плох – при нём жить всё равно лучше. Для Уинстона Смита капиталистическое прошлое становится своеобразным «потерянным раем» – и диктата партии не было, и свобода была, и даже вещи хорошие производились. Увы, реальность входит в противоречие с домыслами Оруэлла. Стало ли, к примеру, в советской России с недостроенным социализмом жить хуже, чем в царской – можете посудить из недавнего материала .

Особенно забавно читать фрагменты, описывающие нищету и разруху в Океании. При том, что сам Оруэлл не мог не знать – к 1949 году Советский Союз, вопреки всем прогнозам, как Феникс восстал из руин, оставленных Великой Отечественной войной. Нельзя отрицать, что в соц. странах имелись проблемы с ассортиментом товаров лёгкой промышленности, местами существовала нелегальная продажа вещей. Но основной набор продуктов позволял поддерживать достаточно высокий по тем временам уровень жизни – особенно, вкупе с развитым социальным обеспечением.

Вызывают негодование и те эпизоды, где автор описывает отсталую «советскую» науку, массовую искусственно созданную безграмотность и деградировавшую культуру. Тут уже в пору говорить не о гиперболе, не о передёргиваниях, и наглом откровенном вранье. Жаль, что г-н Оруэлл не дожил до 12 апреля 1961 года – интересно, что бы он написал тогда о «загнивающей» соц науке? Да и что там говорить – Советский Союз поборол извечную российскую безграмотность, создал десятки письменных языков для народов, которые их не имели вовсе. Злые большевики начали культурно образовывать пролетарскую массу, а «низменное» искусство «тоталитарной» эпохи до сих пор является в России своеобразным эталоном. Это, кстати, формировало и особый тип человека. Сколько бы Оруэлл не описывал обозлённых и разрозненных жителей Океании, даже противники левых вынуждены признать сегодня, что граждане соцстран отличались человечностью и доброжелательностью.

Не менее примечательны и рассуждения о несвободе и всеобщем контроле. С дрожью в пере повествуя о местах заключения, концлагерях и прочих прелестях тоталитаризма, Оруэлл почему-то забывает о нескольких моментах. Во-первых, концлагеря были придуманы не русскими и не немцами – они были созданы соотечественниками автора романа. Более того, пока он писал свой пасквиль, английские военные массово мучили и убивали греческих коммунистов (какая ирония!) не хуже, чем нацисты где-нибудь в Бухенвальде. Во-вторых, весь из себя «социалист» Оруэлл почему-то забывает о том, что любое государство тоталитарно уже по сути своей – ибо является орудием господства высших классов над низшими. Ставя знак тождества между коммунизмом и деспотией, недвусмысленно порицая Советский Союз, автор как-то не замечает, что переходит к политике двойных стандартов. О том, как, к примеру, в США в XX веке искоренялось всякое инакомыслие, можно почитать в серии статей Генриха Александрова. Наконец, правомерно ли изобличать доносительство и промывку мозгов идеологией, когда сам являешься доносителем и промывателем мозгов?

Да, Оруэлл интересно обыгрывает отделение партии от народа, культ личности, который подчас лишь прикрывает интересы номенклатуры. Но нигде не существует элиты, которая бы удерживала власть не из экономических интересов, а просто так — управления и садизма ради. История показала, что даже правящая верхушка в СССР, преследуя собственные шкурные интересы, в конце концов перевоплотилась в класс новой буржуазии, присвоив себе народные богатства, накопленные поколениями работяг.

Кстати, об общественной иерархии. В романе «1984» открытым текстом говорится о том, что социальная мобильность при «социализме» ниже, чем в сословном обществе. Умилительно читать такое, вспоминая, как Брежнев начинал работником на заводе, а Горбачёв – трактористом. Это был вполне типичный путь для советских партократов — даже во времена Оруэлла. Так откуда же взялись подобные домыслы?

Вообще, остаётся лишь подивиться тому, что Оруэлл снискал себе славу мыслителя и чуть ли не социолога. Его пространные рассуждения о том, что «общество всегда делилось на три части – низшую, среднюю и высшую», не уступают в банальности некоторым древнегреческим мыслителям . Только древних греков за это можно простить – социологии как науки тогда не было и в помине, но Оруэлла, жившего в XX веке за такую глупость извинять нет резона. Тем более что после этих рассуждений автор «1984» выдаёт идею, достойную закостенелого реакционера: сколько ни происходило в мире бунтов и революций, они в результате оказывались тщетными, ибо всё возвращалось на круги своя. И вот тут ложь и подмена понятий в романе достигают своего апогея. Только законченный невежа поставит знак тождества между феодальной аристократией, буржуазией нового времени и советской бюрократией. Только человек, абсолютно незнакомый с историей, возьмётся утверждать, что революции в итоге не приводили к изменению общественно-политического строя и, соответственно, к его прогрессу. Однако у г-на Оруэлла это выходит в два счёта.

“Философия” Оруэлла убивает своей поверхностностью в целом ряде эпизодов. Автор лихо проводит параллели между большевизмом и нацизмом, безапелляционно заявляет о том, что уничтожение частной собственности не способствует возникновению равенства и т.д. Если перечислять все ляпы, передёргивания, двойные стандарты, откровенное враньё и гипертрофированные клише, коими кишит роман, то можно написать целую монографию. Дабы не утомлять читателя, остановлюсь лишь ещё на одном пункте, который заинтересовал меня как историка. На протяжении всего произведения автор смакует то, что в Океании ежеминутно прошлое подгоняется под настоящее – и почему-то эти фальсификации снова становятся прерогативой ангсоца. Между тем, изменение истории в угоду интересам правящего класса – явление, которое возникло практически единовременно с самой наукой о прошлом. Тут можно привести массу примеров – начиная от вельмож древности, желавших подвести свою родословную под генеалогическое древо богов, и заканчивая правящими кругами США, присвоившими себе главную заслугу в победе во Второй мировой войне.

Актуальный лжец

Как мы видим сегодня, Оруэлл оказался не ахти каким пророком. Никакой мировой системы «тоталитарного социализма» нет. Земной шар не раскололся на несколько хронически враждующих друг с другом деспотий. В 1984 году Советский Союз уже стоял на пороге Перестройки, в результате которой и рухнул.

Но кое-в-чём автор «1984» оказался прав. Если бы на его страницах, щедро усеянных ложью, не завалялись бы крупицы истины — вряд ли он имел сегодня столь большую популярность. Репрессивная культура, о которой писал ещё Герберт Маркузе в 60-е годы, породила «одномерного человека» – идеального потребителя с атрофированным инстинктом борьбы. Новые технические средства – видеокамеры, сотовая связь, Интернет – открыли возможности не только для коммуникации, но и для тотального контроля и слежки за населением. Кажется, история со Сноуденом показала всему миру: Большой Брат действительно следит за нами.

«Холодная война» прошла, но идеологическая машина обрабатывает сознание индивида неустанно – хладнокровно и жестоко. Правда становится неотделима от лжи, свобода от рабства, знание от дезинформации. Снимая новую экранизацию «1984», можно было бы без труда засунуть в неё реальный фрагмент передачи с Дмитрием Киселёвым – и это смотрелось бы органично!

Как и в книге, образы и термины, используемые пропагандой, отделяются от их изначальных прототипов. Сталин, Николай Второй, Ленин, Георгиевская лента, Великая Отечественная война, флаг Украины — всё это и многое другое слилось в причудливую фантасмагорию, прививающую массам ложное сознание.

Только делает всё это не страшный Сталин и его преспешники, а вполне себе капиталистические элиты, о судьбе кото рых скорбел в своём романе Оруэлл.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Как говорил главный герой книги Уинстон Смит (и тут Оруэлл, видимо, вспомнил о своём марксистском прошлом), «вся надежда на пролов». Миллиарды трудящихся во всём мире, своими физическими и умственными способностями создающие блага цивилизации, но регулярно обираемые, отупляемые, угнетаемые – лишь они в состоянии поменять общество к лучшему. Вопрос лишь в том, что на сей раз они должны быть ещё более сознательными и организованными, нежели сто лет назад – иначе потом какой-нибудь новый Джордж Оруэлл будет пенять на какого-то нового Большого Брата.

Но примечательно и то, что роман «1984», будучи элементом антисоциалистической пропаганды, сегодня может быть использован и против «пролов», сыграв роль демотиватора. Зачем бороться, если победа заведомо обернётся поражением, а попытки построить абсолютную демократию обернутся рабством?

Сборник — Фантастика, 1984 год

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Фантастика, 1984 год»

Описание и краткое содержание «Фантастика, 1984 год» читать бесплатно онлайн.

Традиционный молодогвардейский сборник научно-фантастических повестей, рассказов, очерков и статей.

Фантастика, 1984 год

Традиционный молодогвардейский сборник научно-фантастических повестей, рассказов, очерков и статей.

Повести и рассказы

МИХАИЛ ГРЕШНОВ САГАН-ДАЛИНЬ

– Ну как, Варя? — Константин показал на термометр, прикрепленный рядом с притолокой двери. Термометр показывал пятьдесят три градуса.

– Костя!… — Варя подняла к лицу рукавицы, дула в беличий мех; рукавицы были двойные, сверху вязаные, внутри сделанные из беличьей шкурки. Дыхание не все уходило в них, оседало на шубку блестящим инеем.

– Я тебе говорил… — сказал Костя.

– А я не жалею! — Варя опустила рукавицы, засмеялась. — Все равно мы опять на Байкале!

Байкала не было видно, хотя аэродром находился в километре от берега. Стоял неподвижный белый туман, густой и плотный. Тишина… Так бывает на Байкале, когда столбик термометра опускается ниже пятидесяти.

– Ну, ну, — сказал Костя, понимая, что Варя храбрится.

Он отговаривал ее: подождем до весны. Варя только вертела головой: сейчас, сейчас!

И вот они опять на Байкале.

На этот раз они ничего не увидели. Самолет поднялся из Иркутска в тумане и опустился в молочной мгле.

За ними пришел автобус. Вместе с шофером они перенесли в автобус аппаратуру.

– Закрываю! — сказал шофер простуженным басом, поспешно захлопнул дверь.

В автобусе окна на палец заросли инеем. Смотреть можно было только через лобовое стекло, подогреваемое электричеством. Но и через него ничего не было видно, кроме белой дороги и тумана по сторонам.

Так они доехали до поселка, автобус остановился. Где-то близко глухо прогудел тепловоз.

– Костя, БАМ! — воскликнула Варя.

Но шофер махнул рукой вслед тепловозу:

– Пошел назад. Впереди еще и дороги нет — тоннель.

– Прямо к Байкалу, — сказал шофер. — Там и город построим.

– Как называется город?

– А еще нету названия. Придумывают.

Пока переносили вещи, шофер рассказывал, что тоннель готов, завтра последний осмотр, и будут вызывать приемочную комиссию.

– Что-то у вас тяжелое в чемодане? — спросил он. — Приборы? Вы изыскатели?

– Костя, — спросила Варя, — мы изыскатели?

– Во времени… — непонятно для шофера ответил Костя.

Им отвели комнату в общежитии, с двумя окнами, неожиданно теплую.

– Больше всего боюсь, — сказал Константин, — как бы не растрясло аппаратуру.

К счастью, больших поломок не оказалось, пришлось закрепить лампы, перепаять два контакта; ток пошел, индикаторы вспыхнули.

– Ну вот! — облегченно вздохнула Варя.

Константин присел на табуретку возле стола. Варя пристроилась с ним рядом.

Константин засмеялся: — Ты все такая же.

Вспомнили, как два года тому назад были в Листвянке, любовались летним Байкалом, слушали его музыку. Видели за горизонтом белый город в утреннем свете.

– Северобайкальск! — сказала тогда Варя.

Позже они видели Северобайкальск по телевидению, на фотографиях. Город выглядел совсем иначе, чем тот, в утреннем свете. Может, это был другой город? Какой?

Загадка мучила их два года. Непростые годы — наполненные поиском и работой.

– Все зависит от нашего сознания, — утверждала Варя. — Какую-то часть его, электронный поток, мы можем направлять в прошлое из будущего.

Костя занимался техникой. Сконструировал корону, шлем, и теперь электронный поток, усиленный электрическим полем, свободнее пробивал толщу времени. Не надо было напрягаться, как тогда, летом, в Листвянке. Стоило только обоим подумать, настроиться на волну, и они видели близкое или дальнее время, наблюдали события. Наверно, если бы умели разгадывать речь по движению губ, они бы знали, о чем разговаривают, спорят люди. Но ведь это целая наука — читать по движению губ. Если хоть раз почувствовал дуновение ветра на лице, — там, в будущем или прошлом, — это значит, действительно открывается новое, о нем надо думать, к нему идти.

Они видели Казань, когда ее штурмом брали войска Ивана Грозного — это шестнадцатый век! Они уходили дальше, в дремучую нетронутую тайгу — тысячу лет назад тайга распространялась почти до Москвы; впрочем, тогда еще и Москвы не было. Забредали еще дальше — в бронзовый век.

Но часто все это виделось точно сквозь сетку, похожую на водную рябь.

– В чем дело? — спрашивал Константин. — Аппаратура?

Копался в приборах, усиливал, уменьшал поле. Рябь не проходила.

– Может быть, это от местности? — предположила Варя. — Вспомни сны над Байкалом, — так они с Костей называли виденные картины, — аппаратуры у нас не было!

– Без техники далеко не уйдешь, — возражал Костя.

– Техника помогает, не спорю, — отвечала Варя. — Но, Костя, милый, мне все-таки думается, что там, на Байкале, уникальнейшие условия. Мы видели Чехова, город, и никакое электрическое поле не помогало нам! Я не знаю, почему это, может быть, там земля, почва излучает какую-то эманацию. Надо ехать туда, проводить опыты там!

– Может быть, и от почвы… — кивал головой Костя. Продолжал копаться в приборах.

Пока не пришло это, неожиданное.

Они наткнулись на лесной пожар. Огонь шел лавиной, вскидывался на деревья как зверь. Пламя доставало до неба., птицы падали огненными комками.

Это было страшно. Варя крикнула: — Выключи!

Костя выключил, все исчезло.

Но комната у них оказалась полной дыма.

Отпуск им дали в январе. И они сейчас же решили ехать.

Настояла, конечно, Варя.

– Город, Костя, все-таки это другой город. И мы увидим Байкал!

Они были влюблены в Байкал. Мечтали о нем. И как ни заманчиво было новое, открывшееся перед ними — как попал дым лесного пожара к ним в комнату? — они решили повторить опыты на байкальской земле.

– Нас ждут еще большие неожиданности, — говорила Варя.

– Зима… — осторожно возражал Костя.

Варя настаивала: — Хочу город! Кроме того, Костя, нам постоянно мешает сетка.

Это было верно, рябь не спадала с глаз.

– Может быть, здесь, под нами, слишком много руды? — говорила Варя. — Курское магнитное железо проходит под Белгородом, Орлом?

– Думаешь, под Байкалом меньше железа?

– Костя, тебе хочется спорить?

Спорить Константин не хотел. Но лесной пожар не выходил у него из головы.

“Может быть, Варя надумала посмотреть зимний Байкал? -согласился он. — Пусть посмотрит”.

Но раньше они поставят опыт.

– Аппаратура готова, — говорит Костя, — в этом задержки нет. Но лучше, если мы помечтаем завтра. Утро вечера мудренее.

Варя смеется: — Тогда поцелуй меня!

Ночью прояснилось, высыпали колючие льдистые звезды.

В седьмом часу восток начал белеть, обозначились горы.

Просыпался поселок. Скрипуче звенели шаги по морозному снегу, где-то прогревали мотор автомашины.

– Костя! — Варя глядела в окно. — Утро будет розовым. На далеких гольцах багрянец.

С минуту они глядели на горную цепь, на синий сумрак долины, оранжевые дымы, вставшие над поселком.

Потом Варя пошла готовить завтрак. Костя вернулся к приборам. Но Варя постоянно возвращалась к окну, в разгоравшемся утре ей было видно, что делается в поселке.

Видела площадь, каменное здание — контору. К крыльцу подошла машина. Еще Варя увидела полотно железной дороги, несколько зеленых вагонов, застывших на рельсах. Рельсы выходили из глубины долины и кончались, не доходя до склона горы, насыпь, однако, продолжалась и сквозь огромный зев, тоннель, входила в гору. Окна в конторе освещены, в комнатах двигались люди, силуэты были видны сквозь запорошенные снегом стекла. “Куда-то собираются, — подумала Варя. — А, — вспомнила слова шофера, — осматривать тоннель”.

С крыльца конторы спустились несколько человек, пошли к машине.

– Костя, — сказала Варя, — сейчас они поедут.

– Кто? — спросил Костя.

Костя оторвался от аппаратов, подошел поглядеть.

И тут у них с Варей одновременно возникла мысль: — У тебя все готово? — спросила Варя.

До отказа распахнула на окне занавес, Костя придвинул стулья.

Оба надели, шлемы и, когда автомашина тронулась, стали смотреть ей вслед.

Через минуту автомашина скрылась в тоннеле.

– Тоннель, тоннель… — повторяла Варя. Костя повторял за ней: “Тоннель…” Они настроились на видение.

Окно перед глазами исчезло, надвинулась темнота. Но это вблизи. В отдалении свет фар скользил по серой щебенке и цементным стенам тоннеля.

– Тоннель… — повторяла Варя. Костя мысленно вслед за ней — тоже.

Потом вдруг свет исчез. Так бывает в опытах, когда мысль пробивается сквозь время.

Но тут послышался голос: — Что такое — туман?…

Варя и Константин вздрогнули: голос прозвучал будто в комнате, а может, у них в ушах.

Темнота продолжалась. Варя и Константин сидели с закрытыми глазами неподвижно, это способствовало успешному продолжению опыта.

Анализ романа Оруэлла «1984»

Автор: Guru · Опубликовано 05.05.2020 · Обновлено 08.10.2020

Распространение военной диктатуры в 20 веке не могло укрыться от внимательного взгляда литераторов, которые чутко фиксировали малейшие колебания общественных мнений. Многие писатели заняли те или иные стороны баррикад, не отстраняясь от политических реалий своего времени. Среди блестящих талантов, разделяющих идеи гуманизма и индивидуализма личности, грубо попираемого в авторитарных государствах, особенно выделяется автор гениальной антиутопии «1984» Джордж Оруэлл. В своем произведении он изобразил будущее, которого стоит бояться во все времена.

О чем книга?

Роман повествует о возможном сценарии развития мира. После череды кровопролитных войн и революций Земля была разделена на три сверхдержавы, которые перманентно воюют между собой, чтобы отвлекать население от нерешенных внутренних проблем и полностью его контролировать. Описание книги «1984» стоит начать с главного действующего лица. В одной из этих империй живет герой – работник министерства правды, органа власти, специализирующегося на уничтожении и переписывании прошлого под новые стандарты. Кроме того, оно занимается пропагандой ценностей существующего строя. Уинстон каждый день видит, как происходящее в реальной жизни перекраивается в угоду политическим интересам правящей элиты, и задумывается о том, насколько правильно то, что происходит. В его душу закрадываются сомнения, и он заводит дневник, которому смело их поверяет их, прячась от вездесущих камер (его телеэкран не только транслирует то, что нужно смотреть, но и снимает его покои). С этого начинается его протест.

В новой системе нет места индивидуальности, поэтому Смит ее тщательно скрывает. То, про что он пишет в дневнике, является мыслепреступлением и карается смертной казнью. Утаивать что-либо от Большого Брата (верховный правитель Океании) нелегко: все дома из стекла, везде камеры и жучки, полиция мыслей следит за каждым движением. Он встречает Джулию, весьма раскрепощенную особу, которая тоже таит в себе самостоятельную личность. Они влюбляются друг в друга, а местом свиданий назначают обиталище пролов – низшей касты рабочих. За ними не наблюдают так рьяно, ведь их интеллектуальный уровень ниже среднего. Им разрешается жить по обычаям предков. Там герои предаются любви и мечтам о революции руками тех самых пролов.

В конце концов, они знакомятся с настоящим представителем сопротивления, который дает им запрещенную книгу о философии грядущего переворота. За ее чтением пару как раз и застает полиция мысли: надежный человек оказался агентом полиции мыслей. После жестоких пыток Уинстон и Джулия сдаются и предают друг друга. В финале они искренне верят в могущество Большого Брата и разделяют общепринятую точку зрения, что в стране все хорошо.

Как Оруэлл придумал название 1984?

Автор написал свой труд в 1948 году, и избрал для него название, поменяв порядок двух последних чисел. Дело в том, что в это время мир поближе познакомился с мощнейшей армией в Европе родом из СССР. У многих замученных лишениями и боевыми действиями людей сложилось впечатление, что на место немецко-фашистского агрессора пришел другой, не менее беспощадный и опасный противник. Угроза Третьей Мировой Войны, несмотря на поражение Третьего Рейха, по-прежнему витала в воздухе. И тогда вопрос о правомерности какой-либо диктатуры активно обсуждался людьми со всего света. Оруэлл, видя, к каким ужасающим последствиям привела борьба авторитарных режимов и их своеволие в пределах своих государств, стал убежденным критиком тирании во всех ее проявлениях. Он боялся, что в будущем деспотичная власть уничтожит «свободу говорить, что дважды два – четыре». Опасения за судьбу цивилизации породили замысел антиутопии «1984». Как видно, писатель угадывал триумф тоталитаризма в недалеком будущем: всего лишь через 36 лет с момента создания книги. Значит, обстановка располагала к мрачным предсказаниям, которые, во многом благодаря искусной пропаганде гуманистических идеалов в литературе, не сбылись.

Художественный мир Оруэлла

Главные герои

  1. Уинстон Смит – главный герой романа «1984», сотрудник министерства правды. Ему 39 лет, он худощавый и нездоровый на вид. У него изможденное лицо с резкими чертами, усталый взгляд. Он склонен к раздумьям и сомнениям, исподтишка ненавидит существующий строй, но не располагает смелостью, чтобы протестовать открыто. С детства Уинстон был эгоистичным и слабым: его семья жила в нищете, и он вечно жаловался на голод, отнимал еду у матери с сестрой, а однажды отобрал у сестры шоколадку, убежал, и, вернувшись, никого не обнаружил. Так он попал в интернат. С тех пор его натура мало изменилась. Единственное, что его возвысило, — это любовь к Джулии, породившая в нем смелость и готовность к борьбе. Однако испытаний мужчина не выдерживает, к жертве ради любимой женщины он не готов. Оруэлл издевательски присваивает ему унизительную фобию – боязнь крыс, которая губит чистосердечные порывы Смита. Именно клетка с грызунами заставила его предать возлюбленную и всей душой приобщиться к идеологии Большого Брата. Так образ борца с системой деградирует до типичного характера приспособленца и раба конъюнктуры.
  2. Джулия – главная героиня антиутопии «1984», любимая женщина Уинстона. Ей 26 лет. Она трудится в литературном цехе, занимается сочинением романов на специальном приборе. Она имеет солидный сексуальный опыт, развращает членов партии, являясь символом неукротимого человеческого естества с его инстинктивной логикой поведения. У нее густые темные волосы, веснушки на лице, миловидная внешность и красивая женственная фигура. Она отважна, гораздо смелее и откровеннее возлюбленного. Именно она признается ему в своих чувствах и увлекает его загород, чтобы высказать сокровенные мысли. Она своей распущенностью протестует против пуританства партии, хочет отдавать свою энергию ради наслаждения и любви, а не во славу Большого Брата.
  3. О’Брайен – обладатель солидного чина в партии, тайный агент полиции мыслей. Хорошо воспитан, сдержан, имеет спортивное телосложение. Намеренно создает впечатление оппозиционности. Он – резонер, его роль схожа со значением образа Мефистофеля в судьбе Фауста. Он является Уинстону во снах, рождает в его мыслях сомнение в том, что тот разделяет политические взгляды большинства. Герой все время подбрасывает поленья в огонь протеста Смита, наконец, открыто склоняет его к участию в готовящемся мятеже. Позже выясняется, что он был провокатором. О’Брайен лично руководит пытками своих «друзей», постепенно выбивая из них индивидуальность. Жестокий инквизитор обнаруживает при этом редкое обаяние, ясный ум, широкий кругозор и дар убеждения. Его позиция гораздо последовательнее и логичнее того, что пытаются противопоставить ему заключенные.
  4. Сайм – филолог, один из основателей новояза. Все второстепенные персонажи нарисованы автором схематично и только ради того, чтобы показать несправедливость и порочность государственной системы в антиутопии «1984».

Смысл книги

Дж. Оруэлл изобразил бессмысленный и беспощадный поединок личности и системы, где первая обречена на гибель. Авторитарное государство отрицает право человека на индивидуальность, а это значит, что все, что нам дорого, будет попрано, если власть будет государства над обществом абсолютной. От коллективизма мысли предостерегал нас писатель и от вседозволенности диктатуры под какими бы то ни было лозунгами, которым наверняка нельзя верить. Смысл произведения «1984» в том, чтобы представить мир, диалектически эволюционировавший по закономерностям сегодняшнего дня до состояния тирании, и показать его убожество, его тотальное несоответствие нашим ценностям и представлениям. Автор довел до крайности радикальные идеи современных ему политиков и получил не фантастику, нет, а самый настоящий прогноз на будущее, к которому мы, сами того не ведая, приближаемся в настоящем. Любая антиутопия сгущает краски, чтобы заставить человечество задуматься о том, что будет дальше, если позволить произвол сегодняшнему дню.

В середине 20 века прототипов у Океании было множество. Особенно резко Д. Оруэлл отзывался об СССР. Он часто выступал в прессе с критикой авторитарного строя страны, репрессивной внутренней политики, агрессивного поведения на мировой арене и т.д. Многие детали из книги поразительно напоминают реалии России советского периода: культ личности, репрессии, пытки, дефицит, цензура и т.д. Возможно, произведение носило характер вполне конкретного сатирического выпада против Советского Союза. Например, известно, что знаменитое «дважды два равняется пяти» писатель придумал, когда услышал выражение «пятилетку за 4 года».

Концовка

Несоответствие человеческой природы и диктатуры подчеркивается в финале романа «1984», где личности главных героев были стерты до неузнаваемости. Уинстон после длительных физических страданий признает, что О’Брайен показывает не четыре пальца, а пять, хоть это и неправда. Но инквизитор идет дальше в своих экспериментах: он тычет в лицо узнику клетку с крысами. Для Смита это выше всяких сил, он до сумасшествия боится их и предает Джулию, умоляя отдать ее крысам вместо него. Впрочем, она тоже предает его под пытками. Так борцы с системой разочаровываются друг в друге, все их мечты становятся похожими на детский лепет. После этого они уже не могут даже думать о протесте, все их помыслы полностью контролируются полицией мыслей. Это сокрушительное внутреннее поражение контрастирует с очередной «победой» Океании в войне против Евразии. Под призывные звуки фанфар Смит совершенно искренне возлюбил Большого Брата. Теперь он – часть всеобщего единомыслия.

Критика

Впервые роман «1984» перевели на русский в 50-х годах прошлого века, в 1957 (в годы оттепели после смерти Сталина) в самиздате даже вышла книга. Однако советская критика предпочла не замечать ярко-выраженного намека на авторитарный режим в российских широтах и охарактеризовала ее, как упадническое явление загнивающего империалистического Запада. Например, в Философском энциклопедическом словаре 1983 года по поводу антиутопии написано вот что: «За идейное наследие Оруэлла ведут острую борьбу как реакционные, ультраправые силы, так и мелкобуржуазные радикалы». Их зарубежные коллеги, напротив, отмечали мощную социальную проблематику и политический подтекст произведения, акцентируя внимание на гуманистическом посыле автора.

Современные читатели двояко оценивают роман: они не отказывают ему в художественной ценности, но не выделяют особого смыслового многообразия. Политический деятель левого толка и литератор Эдуард Лимонов отмечает, что Оруэлл выполнял некую пропагандистскую миссию своей партии (троцскистской), хоть и качественно это делает. Однако неясным остается тот факт, что писатель отвергает идеалы, столь дорогие сердцу Лейбы Троцкого. Например, идея мирового государства явно преподносится, как путь к тоталитарной власти, которая вызывает у автора такое категорическое неприятие.

Критик, публицист и поэт Дмитрий Быков высоко ставит художественность текста Оруэлла, но глубоких социальных мыслей он там не находит. А писатель (в жанре научно-популярной литературы) Кирилл Еськов и вовсе раскритиковал роман-антиутопию «1984» за излишнюю утопичность явлений, воссозданных в нем. Он подчеркнул нежизнеспособность многих из них.

1984, Джордж Оруэлл — отзыв

Пророчество, сбывающееся на глазах, или чтиво для домохозяек? Разбор «1984» без инфантилизма. Внутри малоизвестный бонус из биографии Оруэлла как повод оценить книгу по-новому..

Изрядно посмеялся, читая заголовки отзывов на сие произведение на irecommend. Что только пользователи не пишут: «Гениальнейшая книга. Великая антиутопия. Пророчество насчет Украины(как, почему, при чем тут Украина?!).

Книга Джорджа Оруэлла «1984«, отзывы о которой в сети сугубо положительные, на самом деле не такая, какой кажется. Сначала небольшой экскурс в историю(для неинтересующихся предпосылками создания романа можно проскроллить до тезисов).
Эрик Артур Блэр, более известный под псевдонимом Джордж Оруэлл, по началу был сторонником социалистических идей, причем ультралевого толка. Идеалист, романтик, поборник справедливости, в общем всего того, что было модно в начале 20 века, в век рассвета социалистических идей, в век «Броненосца Потемкина», Великого Октября, борец «за все хорошее против всего плохого». Во время Гражданской войны в Испании между мятежниками-фашистами и избранным правительством левого толка вступил в добровольческие отряды Рабочей Партии Марксистского Единства (POUM). Окрыленный идеями мировой революции, попав на фронты Гражданской войны, будущий известный писатель вскоре начал разочаровываться в своих идеалах. Будучи идейным сторонником левой оппозиции в СССР, противостоящей Сталину, он с ужасом для себя открыл, что СССР имеет огромное влияние в республиканской Испании.

Партия, в ополчении которой он состоял, была признана вне закона за вооруженное выступление в Барселоне и разгромлена под контролем НКВД. Сам Оруэлл, получив ранение, вернулся на берега Туманного Альбиона и забросив мировую революцию, ушел работать диктором на радио, попутно сочиняя мемуары и вот такие вот романы.

Но вернемся к книге. Не будем углубляться в перипетии сюжета (он вторичен и заимствован из произведения другого писателя-фантаста Евгения Замятина) и перейдем к моменту выхода произведения в тираж. Кратко — роман представляет из себя агитку против СССР (о чем Оруэлл и сам не скрывал, см википедию). Он не был популярен на старте, но отлично попал в тогдашнюю политическую конъюнктуру. Тиражи книги взлетали до небес в период обострения отношений с Союзом, но снижались во времена Оттепели, Разрядки и Перестройки. Но что этот политический памфлет против почившего в бозе СССР забыл в 21 веке?

Оруэлл не самый посредственный писатель и хорошо владеет приемами завоевания внимания читающей публики, причем публики массовой. Так, злая политическая сатира узкого антисталинского профиля середины 20-го века заполонила книжные прилавки века 21-ого, превратившись в поп-чтиво в мягкой обложке на полках АШАНа. В отличии от тяжелого в чтении Замятина , галантный британский джентельмен легко развивает четыре основных сюжетных направления, которые заставляют переживать неокрепшие умы впечатлительных граждан, как то:

1. История «маленького» человека, осознавшего мрак, царящий вокруг. Главный герой за пару страниц романа из винтика в Системе превращается в Джорджа Оруэлла, пламенного борца против сил Зла (Партии). Он был самый обычный, но стал «не такой как все», не как «стадо». А каждый человек в душе считает себя уникальным, неповторимым и самым умным.

Profit! Восторженные подростки с юношеским максимализмом принялись качать «произведение Века».

2. Любовная линия — куда без нее, родимой. Она на 100% скопирована из произведения «Мы» Замятина. Проходя красной нитью через всю книгу, она призвана повышать пульс у непуганных антиутопиями барышень, особенно к развязке. Ничего интересного в целом из себя она не представляет и могла бы отсутствовать, оставляя только экзистенциальные переживания главного героя перед угрожающим колоссом Партии, но Оруэлл не был бы самим собой (плагиатором), если бы не стащил у Замятина и ее «до кучи».

Profit! Заинтригованные советами подруг читательницы кладут с книжных полок в Ашане к огурцам и гречке за 59 рублей вместо опостылевших любовных романов заветный томик в мягком переплете.

3. Скромное обаяние диктатуры, атмосфера унифицированного «тоталитаризма». Читая описания нравов и жизни в оруэлловской версии тоталитаризма, современный человек с толикой фантазии легко проецирует Океанию на любое государство, которое захочет. Хоть на США, хоть на СССР или Россию, хоть, прости Господи, на Украину. И в этом то и вся соль и причина коммерческого успеха: диктатура по Оруэллу (в отличие от оригинала) блеклая, без подробностей и деталей, проста и универсальна как презерватив. Натянуть эту груду шаблонов можно хоть на Уганду, хоть на цивилизацию Протоссов из игры Starcraft, суть одна: кругом пропаганда и подмена понятий, лицемерие и обман. Общество- это трусливое озлобленное стадо и только главный герой, такой «лучик света в темном царстве» (с которым, естественно, впечатлительный читатель ассоциирует себя), осознает всю порочность Системы и вступает в неравный бой со Злом.

Profit! «Думающая», не лишенная критического мышления по собственному мнению читающая публика, вдоволь нажанглировавшись аллюзиями на современный мир, в голове отмечает сей опус как одну из лучших прочитанных в жизни книг, чтобы впоследствии, при каждом удобном случае, сыпать цитатами а-ля «Незнание- сила, свобода это рабство и т.д.» при политических застольных дебатах на дне рождения свекрови под хорошую закуску.

4. «Неожиданный финал«.

Финал так же полностью, выражаясь близким Оруэллу революционным жаргоном, украден экспроприирован у Замятина. Как восточный варвар, разоривший Константинополь, Оруэлл без намека на жалость и совесть забрал у Замятина все, что ему понравилось и финал в том числе. Этот трюк с неоднозначным финалом давно излюблен в литературе. Не раскрывая детали, скажу что у впечатлительной публики он вызовет желание отложить книжку и подумать минуту-другую (на самом деле, это называется фрустрация).

Profit! «Это же самое что ни на есть пророчество про Россию. Про Украину. Про США. Про Зимбабве. #подставить нужную страну#. Мы живем в 1984, ЛЮДИ-И-И! Как вы не понимаете!» И у всех прочитавших впечатлительных людей «перевернулся мир», «открылись глаза».

Резюме.

Плагиат, наглое заимствование, граничащее с воровством. С легкой руки современных коммерсантов и конъюнктурщиков злобная агитка против Советской России превратилась в «Книгу Века». Вторичность сюжетов, отсутствие деталей и подробностей мрачного тоталитарного режима (мы ведь за ним сюда пришли?). В общем, универсальная книга, погружаясь в которую неискушенный читатель будет с глубоким придыханием видеть «современное» общество что в 1984, что в 2020, что в 2284 году. А теперь главный вопрос: почему так получается? Почему каждый фантазер видит аллюзии на то государство, которое хочет видеть? А тут все очень просто, обращаемся к классику- получаем емкий ответ: «Политическая власть — это организованное насилие одного класса для угнетения другого», т.е. если вы не входите в привилегированный правящий класс, то будьте любезны- захлопнуть рот, не оспаривать право на власть, внимать телевизору и считать, что живете в самой прекрасной стране на всем белом Свете, и она такая, только благодаря нам, вашему мудрому правительству (эй, американцы-россияне-украинцы-зимбабвийцы-протоссы-кто угодно, ничего вам не напоминает?). И ничего с годами не меняется и не изменится НИКОГДА. Смиритесь. Во веки веков, аминь.

Бонус для тех, кому понравилось читать мой отзыв.

Чтобы понять всю бессильную ненависть к Советской России, которую испытывал Оруэлл, работая над своим романом, а так же насколько он оказался далек со временем от своих же идеалов свободы, антиавторитаризма и ценности человеческой личности и жизни, в общем, от тех идеалов, которые он в книге пропагандирует, достаточно одного факта. В 1949 писатель передал британской контрразведке т.н. «Список Оруэлла», который содержал 135 имен британских и американских писателей, деятелей культуры и политиков, «по его мнению, сочувствующих коммунистам», который он готовил годами. То есть, фактически, Оруэлл был стукачом в британском «Министерстве Любви», по-английски педантично кляузничая на сограждан. В список попали в том числе: Бернард Шоу и Чарли Чаплин. Вот такой неожиданный поворот в этом сюжете про борьбу с тоталитаризмом.

Библиотекарь Светлана Маркевич: «Просто полки с книгами людям уже неинтересны»

Превратит ли Интернет классические библиотеки в пережиток прошлого, как уживаются электронные и бумажные издания, почему в селах, где есть библиотеки, меньше пьют и можно ли вернуть молодежи любовь к литературе, рассказала cherinfo библиотекарь центральной городской библиотеки имени Верещагина Светлана Маркевич.

— Светлана Эдуардовна, многие думают, что обязанность библиотекаря выдавать книги и принимать их. Что еще должен знать и уметь библиотекарь?

— Библиотекарю нужно быть универсалом. Приходит человек и говорит: «Мне нужно написать доклад, как плавить металл в печах такого-то типа». И библиотекарь должен указать правильный стеллаж с литературой. То есть должен знать по чуть-чуть, но обо всем. Многие действительно думают, что в нашей работе нет ничего сложного — сиди да книжки выдавай. Но с годами учишься понимать, какую именно книгу хочет читатель: что-то серьезное или просто модное, чтобы потом произвести впечатление, сказать: «А я читал эту книгу. А вы разве не читали? М-да, странно, это же самый писк!».

— В вашей жизни была книга, которая перевернула мировоззрение?

— Мощное впечатление на меня производят тяжелые книги, к которым даже не хочется больше приближаться. В детстве такое впечатление произвел польский педагог Януш Корчак своей сказкой-притчей «Король Матиуш Первый». Перечитывать мне ее никогда не хотелось. Из недавних — «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Потрясающий язык, история очень тяжелая. Оторваться от этой книги было невозможно.

— А как вы относитесь к современной прозе, к бестселлерам?

— Я нормально отношусь к любым книгам, даже примитивным. Считаю, что чтение даже самых незатейливых любовных романов и боевиков гораздо больше дает для развития мозга, нежели просмотр тех же самых боевиков и любовных сериалов. Есть простая истина: в любом жанре процентов десять литературы и 90 — макулатуры. Так, авторов фантастики уровня братьев Стругацких пока не появилось. Бывают книги незаслуженно раскрученные или незаслуженно забытые. Например, «Тринадцатая сказка» — дебютный роман английской писательницы Дианы Сеттерфилд. В 2006 году это был бестселлер. Но уже в 2009-м люди даже вспомнить о ней не могли. А это книга о книгах, написанная хорошим языком. Перевод — просто конфетка! Чувствуется, что автор очень начитанный, воспитан на классической литературе. Я считаю, что эту книгу стоит читать. Кстати, интерес ко многим произведениям сильно подогревают их экранизации.

— Вам нравится читать бумажный экземпляр или электронную книгу?

— Люблю листать страницы, это приятно. Но электронная книга у меня тоже есть, и я ей часто пользуюсь, потому что сейчас много всяких «сказюлечек», которые хочется почитать, но покупать я их не собираюсь. Это одноразовое чтиво, среди потока которого достойные произведения мелькают редко.

— Люди какого возраста чаще посещают библиотеку?

— Часто приходят пенсионеры. Люди выходят на заслуженный отдых, появляется свободное время. Также наши частые читатели — люди среднего возраста. Есть молодежь, а школьников совсем мало. Насколько я знаю, сейчас всплеск посещаемости в детских библиотеках, так как книг не накупишь из-за дороговизны, а задают читать в школах много, особенно на лето. В это время с полок сметается все. И потом, в школе требуют, чтобы книга лежала на парте. Так что многие вспомнили о библиотеках.

— Книги каких авторов и жанров сейчас наиболее популярны среди читателей?

— Это детективы, фантастика, любовные романы. Кто-то сериалы смотрит, а кто-то книги читает. Люди по-прежнему любят биографическую литературу, публицистику — особенно остренькую, скандальную. Классику тоже берут. Считаю, в нашей библиотеке разделение литературы по отделам на трех этажах сыграло в минус. Многим просто лень подняться выше. Вот недавно женщина взяла пару детективов и спросила еще книгу по уходу за ребенком, а за ней надо идти на третий этаж. Она так и ушла только с детективами. И так происходит часто, хотя выше стоят и пылятся прекрасные и очень полезные книги.

— А что случилось с читальным залом?

— Его ликвидировали из-за малого потока посетителей. Но если кто-то хочет позаниматься, у нас в отделах есть столы, где можно посидеть с книгой.

— Читатели часто портят книги? Что вы в этом случае делаете?

— Да, бывает: собачка погрызла или залили чем-то. Если сильно испорчен экземпляр, то мы просим человека заменить книгу. Вот был случай: женщина принесла книгу, полностью залитую растительным маслом. Читательница купила точно такое же издание. Некоторые приносят взамен другие книги.

Люди по-прежнему любят биографическую литературу, публицистику — особенно остренькую, скандальную.

— Когда вы списываете книги в утиль?

— Списываем, когда они засалены до такой степени, что в руки взять противно, или совсем потрепанные. Чаще в такое состояние приходит всякое «развлекалово», которое и не жалко. Ценные экземпляры мы до последнего сохраняем. Обложку можно заменить, я умею переплет делать. Но когда-то приходит конец и этим усилиям.

— Электронная библиотека — как вы к этому относитесь?

— Считаю, что она больше подходит для законопослушных граждан, которые не хотят нелегально бесплатно скачивать книги, а платно — слишком дорого. Конечно, ассортимент там не очень велик, так как мы за деньги приобретаем книги для электронной библиотеки, бесплатно это только для наших подписчиков.

— Насколько упал интерес к библиотекам?

— Интерес начал падать еще с перестройки, когда книги появились в магазинах. Был очень широкий ассортимент всякой литературы и очень доступный по цене. После перестройки появились и другие источники развлечения: телевидение с разными шоу, острыми программами, смелыми сюжетами, зарубежными фильмами, музыкой. Еще одна причина падения посещаемости библиотек — люди были вынуждены больше работать. Небольшой всплеск интереса к библиотекам появился в 1999—2001 годах, когда в городе открылось много филиалов столичных вузов. У них не было своих библиотек, а у нас творилось что-то страшное: толпы студентов к нам повадились за информацией и учебной литературой. Тогда мы потратили много денег на покупку учебников по социологии, политологии, философии, педагогике. Теперь эти издания, к сожалению, не нужны, так как эта литература быстро устаревает. Как источник информации для докладов, рефератов мы были востребованы, пока не появился Интернет. После этого все пошло вниз и у нас, и в торговле. Сейчас небольшое оживление после закрытия многих сайтов, где можно было книги скачать бесплатно. Многие, молодежь больше, которые никогда и не ходили в библиотеки, удивляются: «Что, правда, у вас можно взять книгу бесплатно? Какая прелесть!». Сейчас ведь в книжных магазинах просто космические цены.

— На ваш взгляд, уменьшение количества читателей в библиотеках возымеет какие-то долгосрочные последствия?

— Когда выяснится, что ребеночек двух слов связать не может, будет поздно. Пять лет, а он бе-бе, и все! А потому что мамы и папы гаджет в руки ребенку сунули — главное, не мешай нам своими делами заниматься. А потом начинают бегать по психологам и другим специалистам — что с моим ребенком не так? Ответ на поверхности. Родители не читают, не читают и ребенку, да часто и не говорят с ним вообще — некогда. Недавно проводилось исследование по сельским библиотекам в западной части Вологодской области. Вывод был очень простой: в деревнях, где библиотеки сохранились, есть жизнь, культура тлеет и меньше пьют. А где библиотеки закрылись, либо все спились, либо просто разъехались. Думаю, что библиотека — последний очаг жизни, который объединяет людей. Есть вещи, которые нельзя уничтожать, иначе общество превратится в скопление быдла.

— Каким образом можно вернуть людей в библиотеки, как снова привлечь их внимание?

— Сейчас людям нужен комфорт во всем. Просто полки с книгами им уже неинтересны. Бывшая моя коллега работает в Петербурге в библиотеке имени Гоголя. Они сделали комнату, где на полу зеленый ковролин, как трава с холмами. Посетители могут там хоть сидеть, хоть лежать с книжками. Сделаны макеты деревьев. Есть забавная телефонная будка с мягким диванчиком, где можно закрыться, поговорить по телефону, никому не мешая. В общем, создана атмосфера уюта и комфорта. Все это привлекает, особенно современных читателей. Никакими шаманскими плясками мы людей в библиотеку не заманим. Когда к нам школьников насильно приводят на какие-то мероприятия, это не работает. Дети в муках выжидают завершения, потом со скоростью света испаряются и больше не возвращаются. Думаю, если создать в библиотеке зону комфорта и безопасности, то читатели к нам потянутся. Библиотека — это еще и место, где можно познакомиться, даже влюбиться. Я всегда своим подругам с одинокими сыновьями советую идти к нам. Ведь с хорошей девушкой не в кабаке знакомятся.

Когда к нам школьников насильно приводят на какие-то мероприятия, это не работает.

Светлана Эдуардовна, почему вы решили стать библиотекарем? Что стало решающим при выборе профессии?

— Безмерная любовь к книгам определила мою жизнь. Как только научилась читать, а мне было около пяти лет, буквально начала глотать книги. В советские времена любые издания были редкостью. В магазинах полки были пусты, и все книжные богатства находились в библиотеках. Я туда сама записалась, мне было шесть лет. Библиотекари не верили, что я так быстро читаю, допрашивали: «Ну-ка, рассказывай, о чем книга?». Я окончила школу в 1984 году, как раз накануне перестройки. После перестройки книгоиздательство и торговля книгами взлетели ввысь. Я пришла в центральную библиотеку поработать, и меня сразу взяли, так как знали давно. Первый год работы был самым счастливым в моей жизни. Все книги в моем распоряжении — вот оно счастье! Сейчас я занимаюсь любимым делом. Я счастливый человек, потому что работаю по призванию. Я окружена любимыми книгами, и каждый день в библиотеку приходят разные люди, с которыми можно поговорить на разные темы.

1984 Текст

Перейти к аудиокниге

Через все повествование Оруэлла идет идея о сопротивлении личности системе, которая в итоге обречена на подавление. С этим мы сталкиваемся сейчас, сталкивались ранее и будем сталкиваться в будущем, именно поэтому написанное в 1948-м году произведение о годе 1984-м остается и по нынешний день актуальным и пророческим. И не стоит забывать, что «1984» – это не конкретный образ социалистического тоталитаризма советского периода, а отпечаток любого возможного автократического общества.

Рецензии и отзывы о книге 1984 (257)

..тем, кто хочет жить в процветающей России, с обгоняющим план производством, самой лучшей Олимпиадой, ФИФА, Крымом и пр.

Прочтёте – и ваш мир разрушится. Вас отключат от Матрицы.

Когда я в первый раз читал 10 лет назад, мне было 19 лет и я думал: «Классная пародия на СССР. Какое счастье, что сейчас всё устаканилось!»

Перечитав осенью 2014-го я понял, что всё, что там описано,происходит прямо сейчас.

Когда начинал читать, ожидал, что это больше похоже на описание тоталитарного социалистического общества в духе Советского Союза. А когда добрался до середины, понял, что и современный капитализм на это очень похож. И секс, если уж нельзя запретить, то надо испоганить. И Большой Брат, вещающий из телевизора, и одновременно следящий из него же за тобой. Ну и новостями здесь работают так, что переписыванию истории при Советском Союзе еще расти и расти. Вчера говорили одно, а сегодня, не моргнув глазом, прямо противоположное. А самое интересное заключается в том, что они здесь добились того, чего доблестному партийному аппарату сделать не удалось. Народ сегодня уже не помнит того, что вчера совсем другое рассказывали. А учитывая последние события, так и просятся оруэловские лозунги «Мир – это война», «Правда – это ложь!», «Незнание – это сила!». Так что роман не потерял актуальности и в наше время, причем в любом обществе, пусть и называющем себя самым свободным. А так же книга, распространяемая подпольщиками очень точно описывает общественные процессы. Рекомендую всем, кто еще ее не читал.

Моё знакомство с жанром антиутопии началось с трилогии Патрика Неса, главные герои там всё же подростки. Да и написана она сравнительно недавно. Здесь же, в «1984», всё мрачнее, тяжелее и правдивей. Ты предашь свою настоящую любовь, признаешь, что 2Х2=5, будешь восхвалять своего мучителя. Нельзя допустить лишнего слова, движения, взгляда – Большой Брат следит за тобой. «Прыжок на месте приравнивается к бунту». Читая такие книги становится по-настоящему страшно. Но не читать их нельзя – это наш мир.

Тяжело, но полезно

1984. Книга, которая будет жить вечно, или пособие для государственных деятелей. Или история о том, что можно сделать с человеком, если очень постараться. Страшная, правдивая, беспощадная, открывающая глаза на мироустройство и меняющая читателя. Вот какая она. Книга помогает научиться ценить то, что мы имеем – возможность выбирать себе друзей и работу, говорить, думать, и вообще что-то решать в своей жизни. Читайте 1984 и меняйтесь.

Самая страшная книга, которую я прочла в своей жизни. Многое прочитанные книги забудутся, но эту книгу я буду помнить всегда. Ужас от осознания, что так в жизни и происходит и глубинный страх, который ты загоняешь внутрь, как можно глубже.

Большой брат смотрит на тебя (и на меня и на нас).

Предашь все, всех и каждого. Страшно (потому что, правда)!

Прочитав «1984» уже никогда не будешь таким каким был до. Что-то меняется в мироощущении, какой-то рычаг переключен. Закрыв книгу так и хочется спросить: «По ком звонит колокол?».

За всё время чтения не покидало ощущение, что «всё уже написано до нас». Тема распространенная, у Бредбери это описано и литературнее (это только мое мнение). Прочитала и больше не хочу к этому возвращаться. не хочется перечитывать, в отличие от других книг.

Хорошее произведение, тяжелое, заставляющее задуматься о жизни, ценностях, гуманизме. Детям точно не подходит. Если вам покажется, что это про Советский Союз, то это не так, это скорее про современный капитализм, читать до конца и все станет понятно.

Пожалуй самая лучшая антиутопия, которая была когда-либо написана. И не смотря на то, что книге более пятидесяти лет, она по прежнему актуальна. При прочтении возникают ассоциации с жизнью в СССР и гитлеровской Германии, однако, думается, что автор вкладывал в эту книгу видение того, к чему может прийти «западная цивилизация». И современные скандалы, связанные с наблюдением в США за своими гражданами, в том числе увеличение количества камер на улицах городов это только подтверждают. В любом случае, книга будет интересна широкому кругу читателей, ведь она еще раз заставляет задуматься о таких темах как свобода слова, любовь и о том пути, по которому развивается человечество.

Мнение о книге Джорджа Оруэлла «1984»

Пару дней назад говорил, что не собираюсь делать рецензию на Оруэлла, потому что ничего нового, что было бы интересно самому почитать где-то ещё, я не напишу. А затем я таки дочитал «1984» и оказалось, что мне таки есть чем поделиться.

Вкратце о сюжете. Тоталитарный мир будущего прошлого . альтернативного прошлого, скажем так. Вместо привычных 200+ стран весь мир делят три сверхдержавы — Океания, Евразия и Остазия. В центре повествования Уинстон Смит, проживающий в бывшем Лондоне, сейчас называющемся «Взлётная полоса 1». Будучи гражданином Океании, он является членом партии — единственной партии Океании — и работает в министерстве правды. Которое занимается созданием правды, угодной партии.

В какой-то момент Уинстон понимает, что не может жить по-прежнему, и начинает тихий бунт. Покупает тетрадь и записывает туда всё, что его беспокоит в партии, режиме и жизни вообще. Однако сделав один шаг, он неизбежно делает и последующие. Любой бунт в Океании карается смертью, и избежать поимки полицией мыслей невозможно. Так что Уинстон покойник — вопрос лишь в том, как скоро его поймают и что он натворит за это время.

Поскольку до этого из антиутопий я читал лишь «451 градус по Фаренгейту», то был расположен к простоте. Не отдавая себе отчёта, я приписал всем ранним антиутопиям стремление Брэдбери к простоте мыслей и построения сюжета. Как же я ошибался. В отличие от Брэдбери, который был немного наивным идеалистом, Оруэлл смотрел в будущее с ожиданием катастрофы. Независимо от судьбы Уинстона приходит понимание, что Океания есть и будет. Плакаты с Большим Братом никуда не денутся и светлое будущее под большим вопросом.

Книгу можно поделить на две условных сюжетных линии. Уинстон и режим, а также Уинстон и Джулия. Да, тут есть романтическая линия. И даже весьма неплохо прописанная. Вызывающая вопросы, но всё же в неё веришь. Говорить о ней особо нечего, если не рассказывать финал книги. А я хочу этого избежать — хотя бы в этой статье. Может, потом как-нибудь обсудим всякое со спойлерами.

Если же говорить о сюжетной линии про режим, то. Очень странно воспринимается образ тоталитаризма Оруэлла. Потому что как гипертрофированный образ сталинизма он работает слабо — во всяком случае, в нашей стране, с некоторым пониманием истории. Нет, можно сколько угодно спорить о прошлом, о том, как это было, и как не было. Но тогда мы рискуем утонуть в сомнительных политических спорах. Однако забавно другое — когда ты примеряешь методы Океании к настоящей реальности и понимаешь, что — опа, а методы-то работают. Причём забавно, что Интернет в данном случае работает в обе стороны — и как механизм порабощения, и как механизм освобождения. И да, я не готов сейчас спорить с вами на эту тему. Это просто мысли вслух и возможно, мне вообще всё привиделось.

В процессе «переваривания» книги я думал, что стоит поговорить о том, насколько реализуем образ тоталитаризма из книги. Но это пустая затея, потому что Оруэлл осознанно шёл до конца, доводя перегиб до максимума. В этой модели развития общества можно найти слабые стороны, но суть произведения не в реалистичности модели. Это книга-предостережение, ведь хотя полностью воссоздать режим Большого Брата нельзя, какие-то его части реализовались, реализуются и будут реализоваться в обозримом будущем. Грубо говоря, Оруэлл просто собрал образ воедино.

Две Некоторые вещи всё же хочется покритиковать.

Первая — социальное расслоение. В мире «1984» граждане Океании делятся на внутреннюю партию — верхушку общества, внешнюю партию — условный средний класс, и пролов — то есть пролетариат, низший класс. И если деление на первые два класса проблем не вызывают, то вот на пролетариате пукан подрывает возмущение бьёт через край. Уж не знаю, откуда взят этот образ, возможно, из того периода жизни Оруэлла, который протекал в Индии, но согласиться с ним невозможно. По сути, Оруэлл изображает пролетариат, как животных. Антропоморфных, умеющих говорить, животных.

Однако затем я отбросил в сторону эмоции, и понял, что во многом — не во всём, но во многом — Оруэлл очень метко попал. Да, он объяснил отсталость «пролов» действиями партии, направленными на всеобщее отупление. Введение ЕГЭ простых и однобоких учебников, отсутствие высшего образования (оно вообще в книге не упоминается), активное «распыление»* слишком умных. Но внутренний конфликт с этим образом слишком велик.

Второе — полиция мыслей. Которая контролирует всех. Она одновременно выискивает слишком умных среди пролов, мониторит почти круглые сутки внешнюю и внутреннюю партию с помощью телекранов**. А ещё какая-то часть полиции мыслей на постоянной основе занимается арестами, обысками и пытками. Без остановки, день и ночь. Таким образом получается, что половина населения Океании должна состоять в полиции мыслей, а это слишком много, чтобы среди них не формировались бунтари. Ведь полиция мыслей наиболее осведомлена о том, как работает режим изнутри. Безусловно, это не критично, но немного рушит погружение в мир.

Кроме того, большое место Оруэлл уделяет в своей книге бунту мыслей, назовём это так. А точнее, критике бунта мыслей. Имеется в виду, что в мире «1984» невозможно бунтовать мысленно, полиция мыслей находит способы ломать сопротивление даже там. Человек будет любить Большого Брата и партию, он будет искренне верить, что Война это мир, Свобода это рабство и так далее. Вставьте здесь любой лозунг партии. И невозможно сохранить бунт у себя в голове, тебя заставят предать самого себя и ты сломаешься. Во что тоже сложно поверить. Особенно потому, что всё сломанное можно починить, даже если мы говорим о психике человека. Да, самостоятельно это сложно и мало у кого получается, но всё же.

И ещё один момент, ломающий восприятие книги. Где-то в середине повествование прерывается страниц на тридцать ради выдержки из «книги Голдстейна». И поначалу это интересно, потому что раскрывает многие аспекты мира «1984», о которых читатель до этого не знал. Однако где-то после первых десяти страниц хочется уже, чтобы это закончилось. Это перестаёт быть интересным и становится скучным. Там нет никакой полезной информации, которая каким-либо образом продвигала сюжет вперёд. Я читал в послесловии, что это во многом пересказ «Преданной революции» Троцкого, но дела не меняет. На сюжет не работает, на атмосферу не работает, на подтекст, смысл книги тоже не играет. Так на кой ляд оно здесь?

Последнее, очень мелкое и не претензия, а забавный факт. Герой книги не знает, точно ли сейчас 1984 год, поскольку нигде не ставится точная дата. Я когда прочитал, как это сформулировано в книге, понял, откуда взялось похожее отступление в Матрице. Казалось бы, в чём здесь смысл? Насколько я могу понять, смысл в том, что без чёткого отслеживания времени человек теряет устойчивость в отношении времени. А вместе с тем партия получает власть над исправлением прошлого. Что, к слову, тоже очень странная история.

Да, точно. Послепоследнее. Министерство правды, исправляющее прошлое в угоду настоящему. Проблема с этим в том, что судя по описанию, никто не интересуется прошлым в этом мире. Нет никаких архивов и интересующийся не может сесть в библиотеке, чтобы читать Протокол заседания ЦК КПСС старые заявления партии, или выпуски партийной газеты, где теперь тот же Уинстон исправляет цифры на угодные партии. Из описания складывается ощущение, что завтра Большой Брат с экрана может заявить что угодно, и все поверят просто потому, что других источников информации нет.

Важно. Всё это я вовсе не к тому веду, что книга плохая. Просто заявив, что это не разбор реалистичности книги, я невольно устроил ей именно его. Это получилось не специально, но раз получилось, пусть будет. А книга меж тем вечная. Она не потеряет актуальности ещё лет эдак пятьсот, пока человечество не изменится настолько, что сам термин пролетариат потеряет смысл, а понятие партия исчезнет. Короче, на следующем этапе эволюции человека, до которой никто из нас не доживёт. А значит, пока что прочитать эту книгу следует каждому. Это важно.

Итог: 6 из 6. Критиковать эту книгу можно и назвать её идеальной нельзя. Однако все неровности в ней — скорее вопрос восприятия. В смысле, что многие мои нападки на книгу обусловлены эмоциональным неприятием фактов, а некоторые другие являются следствием времени, в которое книга была написана. Тем не менее, это шедевр, который читать не перечитать.

P.S.: и это я только копнул поверхность. Обсуждать эту книгу можно часами.

Расшифровка системы оценок: 6 — шедевр; 5 — отличная книга; 4 — хорошее чтиво на один раз; 3 — проходняк; 2 — паршивая овца; 1 — от прочтения тянет блевать.

* распыление в терминологии «1984» означает исчезновение человека. Вероятней всего его убили, но поскольку он исчезает бесследно, то применяется такой термин.

** телекран — одновременно и телевизор, и подслушивающее-подгляюдывающее устройство. В обязательном порядке установлен в каждой квартире члена партии, а также везде, где работают члены партии, и просто в большинстве публичных мест. Причём если верить Уинстону, то где нет телекранов, как правило, есть скрытые микрофоны.

1984 анализ книги Джорджа Оруэлла

Абсолютное большинство образованных людей хотя бы слышали о бессмертном романе 1984 Джорджа Оруэлла, знают его фабулу и, хочется думать, многие оставили свои отпечатки на страницах за чтением и в попытках анализа смысла, поиска главной мысли. В преддверие написания этого отзыва, я прочитал книгу 1984 третий раз. Обычно все возрастающий опыт прочтения литературы дает о себе знать, не в пользу книги, к которой возвращаешься вновь. С антиутопией Джорджа Оруэлла дело стоит полярно иначе – повторный экскурс в созданный автором мир антиутопии, с оглядкой на прошедшее время, дарит еще более глубокие впечатления при анализе 1984. Уже стало правилом хорошего тона ссылаться на Nineteen Eighty-Four. Книгу, как и «Скотный двор», растащили на цитаты по всевозможным социальным сетям, где на странице автора они, по его мнению, должны намекать на глубокий внутренний мир и незаурядные способности критического мышления и проведения анализа 1984.

1984 анализ: Партия, Ангсоц и Океания

Даже у людей, которые сам роман 1984 не читали и не смотрели одноименную экранизацию, собственно, 1984 года выпуска, позитивные оценки будут вызывать недоумение. Это как константа о «Божественной комедии» – вы могли ее не читать, но при упоминании названия в голове возникают ассоциации с кругами преисподней. Так и Тысяча Девятьсот Восемьдесят Четыре возбуждает в голове мрачные, бесформенные образы серости . Без малого хочется назвать книгу 1984 одной из самых атмосферных в современной литературе. Те 5-6 часов, что дозировано проводишь вместе с главным героем Уинстоном , проходят словно в другой реальности, которая существовала не только в голове Джорджа Оруэлла (George Orwell). Что-либо существует, пока мы в этом верим. Этот перифраз известного изречения касается всего антиутопического жанра. Можете ли вы, сидя в уютной теплой комнате, будучи сытыми и свободными, абстрагироваться от этих благ и примерить на себе шкуру гражданина деспотичного режима ангсоца.

Конечно, известную пользу чтения, которая состоит в задействовании воображения и создании целой новой реальности, каждый извлекает по-своему. У одного человека мир антиутопии 1984 Оруэлла будет основан на личных переживаниях, а другой применит уже имеющиеся образы из новостей, кино, другой литературы. Дело в том, что автор не использует описательные инструменты для окружения. После трех сотен страниц 1984 и описания от главного героя Уинстона, у вас едва ли в голове выстроится целостная картинка того самого Лондона в Океании и отличий от известного нам с вами. Писатель погружает нас в свою вселенную через описание жизни общества и одного конкретного человека. Вместо изобразительной точности для зданий, интерьера комнат – личное восприятие Уинстоном увиденного, сквозь призму странного, по нашим меркам, жизненного опыта. Тот самый случай, когда речь идет как раз не о халтуре и лени автора, а о творческом макете, который мы вольны заполнять, как сможем – под верным напутствием создателя, конечно. 1984 анализ которого может стать не менее увлекательным чем прочтение, дает нам поле художественной и пространственной реальности.

1984: Война – это мир

Один из трех ключевых партийных образов государства Океания и общества антиутопии Ангсоц, в котором живет наш протагонист романа 1984, Уинстон. Мы можем долго надрывно доказывать сами себе, что являемся чем-то большим, но в нашей жизни чаще всего руководствуемся типичными инстинктами, свойственными другим видам. Общество ангсоц в 1984 находится в состоянии постоянной, причем не столько фактической, сколько психологической войны. Принцип перманентной готовности к войне завоеванием ресурсов и идеологического противостояния с неким абстрактным внешним врагом. Власть любого сильного государства, к сожалению, зиждется на военной мощи и мы прекрасно видим это сегодня. Джордж Оруэлл создавал свой роман под впечатлением от опустошающей Второй Мировой Войны и назревающего противостояния образовавшихся сверхдержав. Мы же живем в мире спустя семьдесят лет, который, несмотря на значимые продвижения, подвержен все тем же законам пещерных времен, что и видим при обзоре 1984. Война — это мир.

И если поверхностная значимость любой войны состоит в проявлении силы по отношению к оппонентам, к захвату ограниченных ресурсов, навязыванию своего мнения и подавлению чужого, то британский писатель Джордж Оруэлл вывел наружу менее явные мотивы, о которых не принято говорить. Главная мысль 1984, которую я своими словами хочу высказать по книге: война ради войны. Автор до смешного и комичного опускает мотивы противостояния сверхдержав: Океания, Остазия и Евразия, которые обычно так высокопарно изрекаются обеими сторонами любого конфликта. В любой войне наибольший ущерб наносится самым слабым слоям населения, которых не принято побуждать к критическому мышлению, критике правительства и анализу событий. Вспомните хотя бы две Мировых войны XX века. С точки зрения выгоды одной отдельной нации, деструктивно давать солдатам выбор поступать, как они считают нужным. Дифференцировать своих врагов на » более плохих» и »менее плохих» . Такое вот обобщение небанальным образом подает нам автор в романе 1984.

Сущность войны — уничтожение не только человеческих жизней, но и плодов человеческого труда. Война — это способ разбивать вдребезги, распылять в стратосфере, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конечном счете сделать его разумнее.

Даже когда оружие не уничтожается на поле боя, производство его — удобный способ истратить человеческий труд и не произвести ничего для потребления.

Здесь мир 1984 поделен на три сверхдержавы и так называемую буферную зону между ними. Океания, Остазия и Евразия, по утверждению партии ангсоца и Большого брата, всегда воевали друг с другом. Эта война была, есть и будут, как закат и восход солнца. В какой-то момент обществу ангсоца скармливают информацию, что с одним из извечных соперников заключено перемирие, но это, судя по реакции людей, не имеет сколько-нибудь важного значения. Ведь лицо врага может меняться, но сам факт его постоянного существования также незыблем, как сам соперник. Эта концепция достигает яркого апогея во второй половине романа 1984, где главный герой Уинстон находится на одной из площадей города. После новости о перемирии с одной из сторон, оказывается, что плакаты на зданиях не отвечают новой информации, и что само их наличие, вероятно, происки врагов. Толпой Океании обуревают животные эмоции, а градус накала общественного сознания никогда не сходит на нет. Фактически сотни миллионов людей вселенной 1984 держат в постоянном напряжении, постоянном чувстве внутренней тревоги и неудовлетворенности, пока новый и новый оппонент не будет повержен. Что не случится никогда.

Так, после очередной смены противника, сотрудники министерства правды трудились практически непрерывно целую неделю. После завершения работы «ни один человек на свете документально не докажет, что война с Евразией была»

Фактически партия в романе 1984 и Большой брат ведет войну не с каким-то противником, а с собственным населением ангсоца. Еще один лейтмотив этого компонента истории при анализе 1984 – уничтожение излишков производства. Джордж Оруэлл развил идею ликвидации огромного количества благ, чтобы не допустить процветания в обществе людей. Зачем давать массам возможность жить в достатке и безопасности, если лишняя пара обуви или лезвие для бритья можно никогда не произвести по факту. Вместо этого уничтожать колоссальное количество природных ресурсов и товаров. Можно только представить, сколько коллективного блага можно обеспечить, если в одночасье перенаправить все военные бюджеты Океании, Евразии и Остазии на борьбу с болезнями, лучшее образование для детей, развитие инновационных технологий, такие как современные безотходные источники энергии.

Отдельного абзаца, при обзоре 1984, явно заслуживает такое понятие, иронично введенное автором, как двухминутки ненависти. С телеэкранов и без того обрабатываемое общество ангсоца постоянно держат в напряжении красной тряпкой эфемерного врага . Монголоидной внешности солдаты, которые неустанно шагают военной выправкой прямо на зрителя и негласно говорят, что придут в дом каждого жителя Океании, если их не остановить войной. Или маячащий образ предателя нации, самого ненавистного противника режима – некоего Голстейна . Причем совершенно не важно, существует ли такая личность или его придумали специально для обработки массового сознания. Он – Иуда, предавший Ангсоц, Большого брата и каждого человека, живущего в сверхгосударстве Океании. Он извращает незыблемые постулаты, поддерживает врага и ведет подрывную деятельность. Это воплощение зла регулярно появляется во всей своей зловещей красе перед публикой ангсоца, и они готовы разорвать его в клочья, представься такая возможность.

1984: Свобода – это рабство

Еще одно утверждение правящей партии ангсоца в Океании с противоречащим смыслом, но лишь для нас с вами. А для поколения, воспитуемого в атмосфере ненависти с ранних лет, где принимаешь все, что тебе утверждают – это и есть сама истина. В раннем детстве наш главный герой Уинстон, которому сейчас почти сорок, потерял сначала отца, а после и мать. Причем в последнем случае он даже не знает, умертвили ее или она до сих пор содержится где-нибудь в рабочем лагере. Здесь Оруэлл недвусмысленно апеллирует к известным тоталитарным режимам Третьего Рейха и сталинского СССР, создавших целую фабрику смерти для собственных граждан, путем отгораживания неугодных элементов. Каждый житель Лондона и Океании в романе 1984 живет в постоянном чувстве страха тревоги и знает, что за любой неосторожный жест или высказывание его лишат не только свободы, а вероятно и жизни. Это принципиальный элемент любого насильственного управления массами – лишить их возможности удовлетворять базовую потребность в безопасности и чувстве собственного контроля. Проблематика общества в 1984 раскрывается через ограничение базовых потребностей.

Став всеобщим, богатство перестает порождать различия. Можно, конечно, вообразить общество, где блага, в смысле личной собственности и удовольствий, будут распределены поровну, а власть останется у маленькой привилегированной касты. Но на деле такое общество не может долго быть устойчивым. Ибо если обеспеченностью и досугом смогут наслаждаться все, то громадная масса людей, отупевших от нищеты, станет грамотной и научится думать самостоятельно; после чего эти люди рано или поздно поймут, что привилегированное меньшинство не выполняет никакой функции, и выбросят его. В конечном счете иерархическое общество зиждется только на нищете и невежестве.

Являясь членом так называемой внешней партии ангсоца, Уинстон фактически находится под неустанным наблюдением и днем и ночью. Камеры слежения есть у него дома и на работе, на улицах. Вот почему особенно примечательны сцены встреч с девушкой Джулией . При всей своей, как она сама говорит, порочности, в романе 1984 Джулия символизирует ту шаткую возможностью просто побыть наедине с кем-то или собственными мыслями, вне всеобщего контроля. В тоталитарном обществе такое, к сожалению, большая редкость. Они мельком общаются даже на оживленных улицах – всегда в толпе людей ангсоца, чтобы не привлекать внимание. Собственно и их сексуальная связь – это их решение, до которого партия и Большой брат еще не добрались. В обществе Океании, где пропагандируется отвращение к любви и близости (кроме необходимого зачатия новых жителей), под тем зеленым деревом на лугу они делают то, что им хочется, хоть и с постоянной опаской. В одной из сцен, в грязном гостиничном номере Уинстон подчеркивает, как же прекрасно иметь возможность просто сидеть и читать книгу, чтобы за тобой никто не наблюдал. Автор словно обращается к читателю и подчеркивая привилегию читать книгу, проводить мысленный анализ 1984 и, в моем случае, даже делать обзор для других.

Одной из важных тем книги 1984, в контексте формирования тоталитарного устройства, стала преемственность поколений. С каждым новым поколением возможности для общественного бунта будет становиться все меньше. Детей обучают не только всем основам Ангсоца, но и фактическому стукачеству. Молодое поколение Океании становятся верными последователями партии с малых лет и готовы докладывать на собственных родителей. Уинстону знакомы случаи, когда собственные же дети отправляют взрослых на смерть или в лагеря. Деспотичному режиму партии о лучшем варианте не стоит и думать – преданные Большому Брату сыны и дочки. Свобода — это рабство.

Вместе с этим, Джордж Оруэлл дает поле для маневра человеческой натуре в лице так называемых пролов. Это пролетариат – рабочий класс, который составляет 85% населения Океании. Именно в нем главный герой 1984 Уинстон видит будущее и возможность избавления от тоталитарного общества. За жизнью этих людей практически не следят, в отличие от членов партии. Им не запрещено обычное дореволюционное поведение, даже процветает проституция. Среди пролов много стариков, которые застали еще другие времена. Но символичной является сцена в баре, где Уинстону так и не удается ничего добиться от пожилого мужчины. Они словно говорят на двух разных языках и какой-то содержательной беседы не выходит. Именно о рабочем классе автор говорит как о грубой силе любой революции. Но, со слов видного представителя внутренней партии Обрайена, новый режим учел уроки прошлого и со временем искоренит саму возможность смены власти в Океании.

И как же можно говорить о теме тоталитаризма в романе 1984 Оруэлла без остановки на такой нарицательной личности, как Большой Брат. Проповедуемый лидер исторической революции ангсоца, который остался верен идеалам и нуждам общества. Мужчина со строгим лицом с усами, внешне похожий одновременно на Гитлера и Сталина. Ярчайшая иллюстрация образа диктатора , которых XX столетие увидело не мало. Как и в случае с главным врагом режима Голдстейном, неизвестно существует ли таинственный Большой брат в действительности. Его никто не видел вживую из сотен миллионов людей Океании. Он не стареет и не меняется, не выступает с речами. Его образ является олицетворением всего общественного строя ангсоца, неусыпно наблюдающего за каждым. С плакатов и экранов по всей Океании на каждого зрителя смотрит пронзительный взгляд. Большой брат из 1984 Оруэлла давно стал нарицательным понятием, когда речь заходит о тоталитаризме, лишении людей свобод, злоупотреблении разведывательными средствами и полицейскими полномочиями. Несмотря на свои обоснованные вопросы, главный герой романа 1984 Уинстон так и не узнает истину, ведь она есть то, во что мы верим, или, точнее, во что нас заставляют верить.

1984: Незнание – сила

Пожалуй, тем пунктом политики Ангсоца, который чаще всего обсуждают в отношении книги 1984 Джорджа Оруэлла, является так называемое двоемыслие . Жителей государства Океании приучивают с самого детства мыслить так, как этого хочет партия. Если это необходимо, принимать любую информацию и выдавать черное за белое и наоборот . Ведь когда практически искореняется понятие критического мышления, анализа, уничтожается фактичная история и оригинальные истины, теряется смысл, становится невозможным даже говорить об извращении правда. Правда становится такой, каковой ее делают, и читатель 1984 в этом плане обладает невероятным преимуществом оценивать прочитанное с точки зрения мира вне подобного деспотизма. Очень ярко тема проявляется в той самой печально известной комнате 101 , куда попадает в какой-то момент наш герой Уинстон. Под жестокими и постоянными пытками, самыми насущными страхами и подавлением воли человека, его заставляют отказаться от очевидных истин, если это потребуется. В конечном счете, если партия и Большой Брат утверждают, а пытки помогают, что дважды два не четыре, а пять, то так оно и есть. Незнание — сила.

Ежедневно и чуть ли не ежеминутно прошлое подгонялось под настоящее. Поэтому документами можно было подтвердить верность любого предсказания партии; ни единого известия, ни единого мнения, противоречащего нуждам дня, не существовало в записях. Историю, как старый пергамент, выскабливали начисто и писали заново — столько раз, сколько нужно. И не было никакого способа доказать потом подделку.

1984 описание министерств

В обществе Океании, видимо во всех крупных городах помимо Лондона (Взлетной полосы №1), существует так называемые министерства, отвечающие за соблюдение избранного партией курса. Фактически, это тоталитарные органы, искривляющие действительность и жестоко наказывающие тех, кто, как ему может показаться, не хочет принимать привычный в государстве порядок. Оруэлл в 1984 фактически иронизирует с помощью даже названий этих организаций.

Министерство изобилия регулярно скармливает сотням миллионов людей преувеличенную или попросту искаженную информацию об уровне общественного благоденствия. Так ежемесячные и ежегодные планы по выпуску той или иной продукции всегда выполняются в Океании с излишком. По утверждению ведомства, тех же ботинок изготавливается больше, чем людей живет на территории государства, только почему-то половина ангсоца ходит полубосой в износившемся тряпье. Горнило войны постоянно уничтожает природные ресурсы и сами товары.

Известно только одно: каждый квартал на бумаге производят астрономическое количеств обуви, между тем как половина населения Океании ходит босиком.

Министерство любви , вместо того, что налаживать отношения в обществе ангсоца, отваживать людей от преступности, возвела в чин этих самых преступлений неверные, с точки зрения курса партии, мысли и поступки людей Океании. Вспомнить сателлита с вызывающим для нас названием: » молодежный антиполовой союз », где молодому поколению 1984 навязывают мысль о бессмысленности каких-либо чувств к противоположному полу, об опасности привязанности и тем более влюбленности. Скоро, как можно узнать от члена внутренней партии, зачатие детей вовсе сведут к искусственному оплодотворению, чтобы подавить и этот древний инстинкт. Все-таки такое понятие как любовь должно сопровождаться неким внешним комфортом, чего людей в Океании лишают постоянным преследованием и запугиванием, слежкой.

Министерство мира , как не сложно догадаться, занимается вопросами перманентной войны и внушения этого состояния жителям государства Океания. Так как мы не можем верить в истинность книги Голстейна, согласно словам Обрайена, неизвестно идет ли война до сих пор. Если идти до конца, любой житель вовсе может не знать, что творится вне его города – есть ли вообще другие два сверхгосударства или они были уничтожены в пепелище ядерных войн. Важное значение автор 1984 уделяет чувству страха перед бомбардировками мирного населения – естественно, это литературный реверанс Дорджа Оруэлла теме бомбардировок во Вторую Мировую войну, в частности Лондона. Во время прочтения романа Тысяча Девятьсот Восемьдесят Четыре постоянно ловишь себя на мысли, что в показанном тоталитарном обществе, где действительное подменяется, вполне может присутствовать запугивание собственной нации. Если сражения идут где-то далеко, это не слишком держит людей в тонусе, а вот периодическая смерть десятков детей или стариков от бомбы – уже аргумент посущественней.

Министерство правды – пожалуй, самая интересная структура и один из лейтмотивов всего произведения 1984 Оруэлла. Задолго до появления интернета и свободного доступа к альтернативным источникам информации, общественное мнение формировалось благодаря газетам, радио и позже – телевидению. Так называемый информационный фронт только набирал обороты в течение ХХ века, и на момент написания романа уже ярко проявил себя во Второй Мировой Войне. Большую часть подноготной информации мы узнаем от самого главного героя Уинстона. Он занимается подтасовкой истории и известной информации. Как и сотни таких же маленьких людей, мужчина сидит в тесной каморке и исправляет старые новости или отрывки литературы, согласно новому курсу партии. Идет беспрерывное искажение действительности . После того, как все старые экземпляры тех же газет будут уничтожены и перевыпущены, даже самые осведомленные члены партии Океании не смогут восстановить былые истины.

Подтасовка и фальсификация истории – ничего не докажешь, ведь нет свидетельств. Партия изобрела самолет, предсказания Старшего брата всегда сбываются

Подтасовка фактов – это одна из ключевых основ пропаганды и тоталитарного общества, где субъективное право на истину становится прерогативой государства. Джордж Оруэлл наглядно демонстрирует в романе 1984, как можно нивелировать любые наработки, достижения или неудачи. Как, снова же, превращать белое в черное и наоборот. Собственно, становится печально от самого факта такой практики, что истинная история в какой-то момент утрачивается безвозвратно и тем самым теряется ее значение.

Анализ романа Оруэлла «1984»

Автор: Guru · Опубликовано 05.05.2020 · Обновлено 08.10.2020

Распространение военной диктатуры в 20 веке не могло укрыться от внимательного взгляда литераторов, которые чутко фиксировали малейшие колебания общественных мнений. Многие писатели заняли те или иные стороны баррикад, не отстраняясь от политических реалий своего времени. Среди блестящих талантов, разделяющих идеи гуманизма и индивидуализма личности, грубо попираемого в авторитарных государствах, особенно выделяется автор гениальной антиутопии «1984» Джордж Оруэлл. В своем произведении он изобразил будущее, которого стоит бояться во все времена.

О чем книга?

Роман повествует о возможном сценарии развития мира. После череды кровопролитных войн и революций Земля была разделена на три сверхдержавы, которые перманентно воюют между собой, чтобы отвлекать население от нерешенных внутренних проблем и полностью его контролировать. Описание книги «1984» стоит начать с главного действующего лица. В одной из этих империй живет герой – работник министерства правды, органа власти, специализирующегося на уничтожении и переписывании прошлого под новые стандарты. Кроме того, оно занимается пропагандой ценностей существующего строя. Уинстон каждый день видит, как происходящее в реальной жизни перекраивается в угоду политическим интересам правящей элиты, и задумывается о том, насколько правильно то, что происходит. В его душу закрадываются сомнения, и он заводит дневник, которому смело их поверяет их, прячась от вездесущих камер (его телеэкран не только транслирует то, что нужно смотреть, но и снимает его покои). С этого начинается его протест.

В новой системе нет места индивидуальности, поэтому Смит ее тщательно скрывает. То, про что он пишет в дневнике, является мыслепреступлением и карается смертной казнью. Утаивать что-либо от Большого Брата (верховный правитель Океании) нелегко: все дома из стекла, везде камеры и жучки, полиция мыслей следит за каждым движением. Он встречает Джулию, весьма раскрепощенную особу, которая тоже таит в себе самостоятельную личность. Они влюбляются друг в друга, а местом свиданий назначают обиталище пролов – низшей касты рабочих. За ними не наблюдают так рьяно, ведь их интеллектуальный уровень ниже среднего. Им разрешается жить по обычаям предков. Там герои предаются любви и мечтам о революции руками тех самых пролов.

В конце концов, они знакомятся с настоящим представителем сопротивления, который дает им запрещенную книгу о философии грядущего переворота. За ее чтением пару как раз и застает полиция мысли: надежный человек оказался агентом полиции мыслей. После жестоких пыток Уинстон и Джулия сдаются и предают друг друга. В финале они искренне верят в могущество Большого Брата и разделяют общепринятую точку зрения, что в стране все хорошо.

Как Оруэлл придумал название 1984?

Автор написал свой труд в 1948 году, и избрал для него название, поменяв порядок двух последних чисел. Дело в том, что в это время мир поближе познакомился с мощнейшей армией в Европе родом из СССР. У многих замученных лишениями и боевыми действиями людей сложилось впечатление, что на место немецко-фашистского агрессора пришел другой, не менее беспощадный и опасный противник. Угроза Третьей Мировой Войны, несмотря на поражение Третьего Рейха, по-прежнему витала в воздухе. И тогда вопрос о правомерности какой-либо диктатуры активно обсуждался людьми со всего света. Оруэлл, видя, к каким ужасающим последствиям привела борьба авторитарных режимов и их своеволие в пределах своих государств, стал убежденным критиком тирании во всех ее проявлениях. Он боялся, что в будущем деспотичная власть уничтожит «свободу говорить, что дважды два – четыре». Опасения за судьбу цивилизации породили замысел антиутопии «1984». Как видно, писатель угадывал триумф тоталитаризма в недалеком будущем: всего лишь через 36 лет с момента создания книги. Значит, обстановка располагала к мрачным предсказаниям, которые, во многом благодаря искусной пропаганде гуманистических идеалов в литературе, не сбылись.

Художественный мир Оруэлла

Главные герои

  1. Уинстон Смит – главный герой романа «1984», сотрудник министерства правды. Ему 39 лет, он худощавый и нездоровый на вид. У него изможденное лицо с резкими чертами, усталый взгляд. Он склонен к раздумьям и сомнениям, исподтишка ненавидит существующий строй, но не располагает смелостью, чтобы протестовать открыто. С детства Уинстон был эгоистичным и слабым: его семья жила в нищете, и он вечно жаловался на голод, отнимал еду у матери с сестрой, а однажды отобрал у сестры шоколадку, убежал, и, вернувшись, никого не обнаружил. Так он попал в интернат. С тех пор его натура мало изменилась. Единственное, что его возвысило, — это любовь к Джулии, породившая в нем смелость и готовность к борьбе. Однако испытаний мужчина не выдерживает, к жертве ради любимой женщины он не готов. Оруэлл издевательски присваивает ему унизительную фобию – боязнь крыс, которая губит чистосердечные порывы Смита. Именно клетка с грызунами заставила его предать возлюбленную и всей душой приобщиться к идеологии Большого Брата. Так образ борца с системой деградирует до типичного характера приспособленца и раба конъюнктуры.
  2. Джулия – главная героиня антиутопии «1984», любимая женщина Уинстона. Ей 26 лет. Она трудится в литературном цехе, занимается сочинением романов на специальном приборе. Она имеет солидный сексуальный опыт, развращает членов партии, являясь символом неукротимого человеческого естества с его инстинктивной логикой поведения. У нее густые темные волосы, веснушки на лице, миловидная внешность и красивая женственная фигура. Она отважна, гораздо смелее и откровеннее возлюбленного. Именно она признается ему в своих чувствах и увлекает его загород, чтобы высказать сокровенные мысли. Она своей распущенностью протестует против пуританства партии, хочет отдавать свою энергию ради наслаждения и любви, а не во славу Большого Брата.
  3. О’Брайен – обладатель солидного чина в партии, тайный агент полиции мыслей. Хорошо воспитан, сдержан, имеет спортивное телосложение. Намеренно создает впечатление оппозиционности. Он – резонер, его роль схожа со значением образа Мефистофеля в судьбе Фауста. Он является Уинстону во снах, рождает в его мыслях сомнение в том, что тот разделяет политические взгляды большинства. Герой все время подбрасывает поленья в огонь протеста Смита, наконец, открыто склоняет его к участию в готовящемся мятеже. Позже выясняется, что он был провокатором. О’Брайен лично руководит пытками своих «друзей», постепенно выбивая из них индивидуальность. Жестокий инквизитор обнаруживает при этом редкое обаяние, ясный ум, широкий кругозор и дар убеждения. Его позиция гораздо последовательнее и логичнее того, что пытаются противопоставить ему заключенные.
  4. Сайм – филолог, один из основателей новояза. Все второстепенные персонажи нарисованы автором схематично и только ради того, чтобы показать несправедливость и порочность государственной системы в антиутопии «1984».

Смысл книги

Дж. Оруэлл изобразил бессмысленный и беспощадный поединок личности и системы, где первая обречена на гибель. Авторитарное государство отрицает право человека на индивидуальность, а это значит, что все, что нам дорого, будет попрано, если власть будет государства над обществом абсолютной. От коллективизма мысли предостерегал нас писатель и от вседозволенности диктатуры под какими бы то ни было лозунгами, которым наверняка нельзя верить. Смысл произведения «1984» в том, чтобы представить мир, диалектически эволюционировавший по закономерностям сегодняшнего дня до состояния тирании, и показать его убожество, его тотальное несоответствие нашим ценностям и представлениям. Автор довел до крайности радикальные идеи современных ему политиков и получил не фантастику, нет, а самый настоящий прогноз на будущее, к которому мы, сами того не ведая, приближаемся в настоящем. Любая антиутопия сгущает краски, чтобы заставить человечество задуматься о том, что будет дальше, если позволить произвол сегодняшнему дню.

В середине 20 века прототипов у Океании было множество. Особенно резко Д. Оруэлл отзывался об СССР. Он часто выступал в прессе с критикой авторитарного строя страны, репрессивной внутренней политики, агрессивного поведения на мировой арене и т.д. Многие детали из книги поразительно напоминают реалии России советского периода: культ личности, репрессии, пытки, дефицит, цензура и т.д. Возможно, произведение носило характер вполне конкретного сатирического выпада против Советского Союза. Например, известно, что знаменитое «дважды два равняется пяти» писатель придумал, когда услышал выражение «пятилетку за 4 года».

Концовка

Несоответствие человеческой природы и диктатуры подчеркивается в финале романа «1984», где личности главных героев были стерты до неузнаваемости. Уинстон после длительных физических страданий признает, что О’Брайен показывает не четыре пальца, а пять, хоть это и неправда. Но инквизитор идет дальше в своих экспериментах: он тычет в лицо узнику клетку с крысами. Для Смита это выше всяких сил, он до сумасшествия боится их и предает Джулию, умоляя отдать ее крысам вместо него. Впрочем, она тоже предает его под пытками. Так борцы с системой разочаровываются друг в друге, все их мечты становятся похожими на детский лепет. После этого они уже не могут даже думать о протесте, все их помыслы полностью контролируются полицией мыслей. Это сокрушительное внутреннее поражение контрастирует с очередной «победой» Океании в войне против Евразии. Под призывные звуки фанфар Смит совершенно искренне возлюбил Большого Брата. Теперь он – часть всеобщего единомыслия.

Критика

Впервые роман «1984» перевели на русский в 50-х годах прошлого века, в 1957 (в годы оттепели после смерти Сталина) в самиздате даже вышла книга. Однако советская критика предпочла не замечать ярко-выраженного намека на авторитарный режим в российских широтах и охарактеризовала ее, как упадническое явление загнивающего империалистического Запада. Например, в Философском энциклопедическом словаре 1983 года по поводу антиутопии написано вот что: «За идейное наследие Оруэлла ведут острую борьбу как реакционные, ультраправые силы, так и мелкобуржуазные радикалы». Их зарубежные коллеги, напротив, отмечали мощную социальную проблематику и политический подтекст произведения, акцентируя внимание на гуманистическом посыле автора.

Современные читатели двояко оценивают роман: они не отказывают ему в художественной ценности, но не выделяют особого смыслового многообразия. Политический деятель левого толка и литератор Эдуард Лимонов отмечает, что Оруэлл выполнял некую пропагандистскую миссию своей партии (троцскистской), хоть и качественно это делает. Однако неясным остается тот факт, что писатель отвергает идеалы, столь дорогие сердцу Лейбы Троцкого. Например, идея мирового государства явно преподносится, как путь к тоталитарной власти, которая вызывает у автора такое категорическое неприятие.

Критик, публицист и поэт Дмитрий Быков высоко ставит художественность текста Оруэлла, но глубоких социальных мыслей он там не находит. А писатель (в жанре научно-популярной литературы) Кирилл Еськов и вовсе раскритиковал роман-антиутопию «1984» за излишнюю утопичность явлений, воссозданных в нем. Он подчеркнул нежизнеспособность многих из них.

Подскажите книга Джорджа Оруэлла 1984 про что? стоит ли читать? понравилась ли вам??

Джордж Оруэлл
«1984» (пер. Виктор Петрович Голышев)

Читать, читать!
Чтобы потом спокойно стряхивать с ушей лапшу про «тоталитарное общество будущего» (будущего?) , «политический строй СССР» (СССР? ) и всю остальную либеральную туфту.

А книга о роли идеологии и пропаганды в жизни современного общества, о том как можно (вот только стОит ли? ) управлять людьми, и о личном психологическом выживании (то есть как умом не тронуться) .

Книга — класс! Прочитаешь раз, а пригдится на всю оставшуюся жизнь.

Мнение о книге Джорджа Оруэлла «1984»

Пару дней назад говорил, что не собираюсь делать рецензию на Оруэлла, потому что ничего нового, что было бы интересно самому почитать где-то ещё, я не напишу. А затем я таки дочитал «1984» и оказалось, что мне таки есть чем поделиться.

Вкратце о сюжете. Тоталитарный мир будущего прошлого . альтернативного прошлого, скажем так. Вместо привычных 200+ стран весь мир делят три сверхдержавы — Океания, Евразия и Остазия. В центре повествования Уинстон Смит, проживающий в бывшем Лондоне, сейчас называющемся «Взлётная полоса 1». Будучи гражданином Океании, он является членом партии — единственной партии Океании — и работает в министерстве правды. Которое занимается созданием правды, угодной партии.

В какой-то момент Уинстон понимает, что не может жить по-прежнему, и начинает тихий бунт. Покупает тетрадь и записывает туда всё, что его беспокоит в партии, режиме и жизни вообще. Однако сделав один шаг, он неизбежно делает и последующие. Любой бунт в Океании карается смертью, и избежать поимки полицией мыслей невозможно. Так что Уинстон покойник — вопрос лишь в том, как скоро его поймают и что он натворит за это время.

Поскольку до этого из антиутопий я читал лишь «451 градус по Фаренгейту», то был расположен к простоте. Не отдавая себе отчёта, я приписал всем ранним антиутопиям стремление Брэдбери к простоте мыслей и построения сюжета. Как же я ошибался. В отличие от Брэдбери, который был немного наивным идеалистом, Оруэлл смотрел в будущее с ожиданием катастрофы. Независимо от судьбы Уинстона приходит понимание, что Океания есть и будет. Плакаты с Большим Братом никуда не денутся и светлое будущее под большим вопросом.

Книгу можно поделить на две условных сюжетных линии. Уинстон и режим, а также Уинстон и Джулия. Да, тут есть романтическая линия. И даже весьма неплохо прописанная. Вызывающая вопросы, но всё же в неё веришь. Говорить о ней особо нечего, если не рассказывать финал книги. А я хочу этого избежать — хотя бы в этой статье. Может, потом как-нибудь обсудим всякое со спойлерами.

Если же говорить о сюжетной линии про режим, то. Очень странно воспринимается образ тоталитаризма Оруэлла. Потому что как гипертрофированный образ сталинизма он работает слабо — во всяком случае, в нашей стране, с некоторым пониманием истории. Нет, можно сколько угодно спорить о прошлом, о том, как это было, и как не было. Но тогда мы рискуем утонуть в сомнительных политических спорах. Однако забавно другое — когда ты примеряешь методы Океании к настоящей реальности и понимаешь, что — опа, а методы-то работают. Причём забавно, что Интернет в данном случае работает в обе стороны — и как механизм порабощения, и как механизм освобождения. И да, я не готов сейчас спорить с вами на эту тему. Это просто мысли вслух и возможно, мне вообще всё привиделось.

В процессе «переваривания» книги я думал, что стоит поговорить о том, насколько реализуем образ тоталитаризма из книги. Но это пустая затея, потому что Оруэлл осознанно шёл до конца, доводя перегиб до максимума. В этой модели развития общества можно найти слабые стороны, но суть произведения не в реалистичности модели. Это книга-предостережение, ведь хотя полностью воссоздать режим Большого Брата нельзя, какие-то его части реализовались, реализуются и будут реализоваться в обозримом будущем. Грубо говоря, Оруэлл просто собрал образ воедино.

Две Некоторые вещи всё же хочется покритиковать.

Первая — социальное расслоение. В мире «1984» граждане Океании делятся на внутреннюю партию — верхушку общества, внешнюю партию — условный средний класс, и пролов — то есть пролетариат, низший класс. И если деление на первые два класса проблем не вызывают, то вот на пролетариате пукан подрывает возмущение бьёт через край. Уж не знаю, откуда взят этот образ, возможно, из того периода жизни Оруэлла, который протекал в Индии, но согласиться с ним невозможно. По сути, Оруэлл изображает пролетариат, как животных. Антропоморфных, умеющих говорить, животных.

Однако затем я отбросил в сторону эмоции, и понял, что во многом — не во всём, но во многом — Оруэлл очень метко попал. Да, он объяснил отсталость «пролов» действиями партии, направленными на всеобщее отупление. Введение ЕГЭ простых и однобоких учебников, отсутствие высшего образования (оно вообще в книге не упоминается), активное «распыление»* слишком умных. Но внутренний конфликт с этим образом слишком велик.

Второе — полиция мыслей. Которая контролирует всех. Она одновременно выискивает слишком умных среди пролов, мониторит почти круглые сутки внешнюю и внутреннюю партию с помощью телекранов**. А ещё какая-то часть полиции мыслей на постоянной основе занимается арестами, обысками и пытками. Без остановки, день и ночь. Таким образом получается, что половина населения Океании должна состоять в полиции мыслей, а это слишком много, чтобы среди них не формировались бунтари. Ведь полиция мыслей наиболее осведомлена о том, как работает режим изнутри. Безусловно, это не критично, но немного рушит погружение в мир.

Кроме того, большое место Оруэлл уделяет в своей книге бунту мыслей, назовём это так. А точнее, критике бунта мыслей. Имеется в виду, что в мире «1984» невозможно бунтовать мысленно, полиция мыслей находит способы ломать сопротивление даже там. Человек будет любить Большого Брата и партию, он будет искренне верить, что Война это мир, Свобода это рабство и так далее. Вставьте здесь любой лозунг партии. И невозможно сохранить бунт у себя в голове, тебя заставят предать самого себя и ты сломаешься. Во что тоже сложно поверить. Особенно потому, что всё сломанное можно починить, даже если мы говорим о психике человека. Да, самостоятельно это сложно и мало у кого получается, но всё же.

И ещё один момент, ломающий восприятие книги. Где-то в середине повествование прерывается страниц на тридцать ради выдержки из «книги Голдстейна». И поначалу это интересно, потому что раскрывает многие аспекты мира «1984», о которых читатель до этого не знал. Однако где-то после первых десяти страниц хочется уже, чтобы это закончилось. Это перестаёт быть интересным и становится скучным. Там нет никакой полезной информации, которая каким-либо образом продвигала сюжет вперёд. Я читал в послесловии, что это во многом пересказ «Преданной революции» Троцкого, но дела не меняет. На сюжет не работает, на атмосферу не работает, на подтекст, смысл книги тоже не играет. Так на кой ляд оно здесь?

Последнее, очень мелкое и не претензия, а забавный факт. Герой книги не знает, точно ли сейчас 1984 год, поскольку нигде не ставится точная дата. Я когда прочитал, как это сформулировано в книге, понял, откуда взялось похожее отступление в Матрице. Казалось бы, в чём здесь смысл? Насколько я могу понять, смысл в том, что без чёткого отслеживания времени человек теряет устойчивость в отношении времени. А вместе с тем партия получает власть над исправлением прошлого. Что, к слову, тоже очень странная история.

Да, точно. Послепоследнее. Министерство правды, исправляющее прошлое в угоду настоящему. Проблема с этим в том, что судя по описанию, никто не интересуется прошлым в этом мире. Нет никаких архивов и интересующийся не может сесть в библиотеке, чтобы читать Протокол заседания ЦК КПСС старые заявления партии, или выпуски партийной газеты, где теперь тот же Уинстон исправляет цифры на угодные партии. Из описания складывается ощущение, что завтра Большой Брат с экрана может заявить что угодно, и все поверят просто потому, что других источников информации нет.

Важно. Всё это я вовсе не к тому веду, что книга плохая. Просто заявив, что это не разбор реалистичности книги, я невольно устроил ей именно его. Это получилось не специально, но раз получилось, пусть будет. А книга меж тем вечная. Она не потеряет актуальности ещё лет эдак пятьсот, пока человечество не изменится настолько, что сам термин пролетариат потеряет смысл, а понятие партия исчезнет. Короче, на следующем этапе эволюции человека, до которой никто из нас не доживёт. А значит, пока что прочитать эту книгу следует каждому. Это важно.

Итог: 6 из 6. Критиковать эту книгу можно и назвать её идеальной нельзя. Однако все неровности в ней — скорее вопрос восприятия. В смысле, что многие мои нападки на книгу обусловлены эмоциональным неприятием фактов, а некоторые другие являются следствием времени, в которое книга была написана. Тем не менее, это шедевр, который читать не перечитать.

P.S.: и это я только копнул поверхность. Обсуждать эту книгу можно часами.

Расшифровка системы оценок: 6 — шедевр; 5 — отличная книга; 4 — хорошее чтиво на один раз; 3 — проходняк; 2 — паршивая овца; 1 — от прочтения тянет блевать.

* распыление в терминологии «1984» означает исчезновение человека. Вероятней всего его убили, но поскольку он исчезает бесследно, то применяется такой термин.

** телекран — одновременно и телевизор, и подслушивающее-подгляюдывающее устройство. В обязательном порядке установлен в каждой квартире члена партии, а также везде, где работают члены партии, и просто в большинстве публичных мест. Причём если верить Уинстону, то где нет телекранов, как правило, есть скрытые микрофоны.

1984, Джордж Оруэлл — отзыв

Пророчество, сбывающееся на глазах, или чтиво для домохозяек? Разбор «1984» без инфантилизма. Внутри малоизвестный бонус из биографии Оруэлла как повод оценить книгу по-новому..

Изрядно посмеялся, читая заголовки отзывов на сие произведение на irecommend. Что только пользователи не пишут: «Гениальнейшая книга. Великая антиутопия. Пророчество насчет Украины(как, почему, при чем тут Украина?!).

Книга Джорджа Оруэлла «1984«, отзывы о которой в сети сугубо положительные, на самом деле не такая, какой кажется. Сначала небольшой экскурс в историю(для неинтересующихся предпосылками создания романа можно проскроллить до тезисов).
Эрик Артур Блэр, более известный под псевдонимом Джордж Оруэлл, по началу был сторонником социалистических идей, причем ультралевого толка. Идеалист, романтик, поборник справедливости, в общем всего того, что было модно в начале 20 века, в век рассвета социалистических идей, в век «Броненосца Потемкина», Великого Октября, борец «за все хорошее против всего плохого». Во время Гражданской войны в Испании между мятежниками-фашистами и избранным правительством левого толка вступил в добровольческие отряды Рабочей Партии Марксистского Единства (POUM). Окрыленный идеями мировой революции, попав на фронты Гражданской войны, будущий известный писатель вскоре начал разочаровываться в своих идеалах. Будучи идейным сторонником левой оппозиции в СССР, противостоящей Сталину, он с ужасом для себя открыл, что СССР имеет огромное влияние в республиканской Испании.

Партия, в ополчении которой он состоял, была признана вне закона за вооруженное выступление в Барселоне и разгромлена под контролем НКВД. Сам Оруэлл, получив ранение, вернулся на берега Туманного Альбиона и забросив мировую революцию, ушел работать диктором на радио, попутно сочиняя мемуары и вот такие вот романы.

Но вернемся к книге. Не будем углубляться в перипетии сюжета (он вторичен и заимствован из произведения другого писателя-фантаста Евгения Замятина) и перейдем к моменту выхода произведения в тираж. Кратко — роман представляет из себя агитку против СССР (о чем Оруэлл и сам не скрывал, см википедию). Он не был популярен на старте, но отлично попал в тогдашнюю политическую конъюнктуру. Тиражи книги взлетали до небес в период обострения отношений с Союзом, но снижались во времена Оттепели, Разрядки и Перестройки. Но что этот политический памфлет против почившего в бозе СССР забыл в 21 веке?

Оруэлл не самый посредственный писатель и хорошо владеет приемами завоевания внимания читающей публики, причем публики массовой. Так, злая политическая сатира узкого антисталинского профиля середины 20-го века заполонила книжные прилавки века 21-ого, превратившись в поп-чтиво в мягкой обложке на полках АШАНа. В отличии от тяжелого в чтении Замятина , галантный британский джентельмен легко развивает четыре основных сюжетных направления, которые заставляют переживать неокрепшие умы впечатлительных граждан, как то:

1. История «маленького» человека, осознавшего мрак, царящий вокруг. Главный герой за пару страниц романа из винтика в Системе превращается в Джорджа Оруэлла, пламенного борца против сил Зла (Партии). Он был самый обычный, но стал «не такой как все», не как «стадо». А каждый человек в душе считает себя уникальным, неповторимым и самым умным.

Profit! Восторженные подростки с юношеским максимализмом принялись качать «произведение Века».

2. Любовная линия — куда без нее, родимой. Она на 100% скопирована из произведения «Мы» Замятина. Проходя красной нитью через всю книгу, она призвана повышать пульс у непуганных антиутопиями барышень, особенно к развязке. Ничего интересного в целом из себя она не представляет и могла бы отсутствовать, оставляя только экзистенциальные переживания главного героя перед угрожающим колоссом Партии, но Оруэлл не был бы самим собой (плагиатором), если бы не стащил у Замятина и ее «до кучи».

Profit! Заинтригованные советами подруг читательницы кладут с книжных полок в Ашане к огурцам и гречке за 59 рублей вместо опостылевших любовных романов заветный томик в мягком переплете.

3. Скромное обаяние диктатуры, атмосфера унифицированного «тоталитаризма». Читая описания нравов и жизни в оруэлловской версии тоталитаризма, современный человек с толикой фантазии легко проецирует Океанию на любое государство, которое захочет. Хоть на США, хоть на СССР или Россию, хоть, прости Господи, на Украину. И в этом то и вся соль и причина коммерческого успеха: диктатура по Оруэллу (в отличие от оригинала) блеклая, без подробностей и деталей, проста и универсальна как презерватив. Натянуть эту груду шаблонов можно хоть на Уганду, хоть на цивилизацию Протоссов из игры Starcraft, суть одна: кругом пропаганда и подмена понятий, лицемерие и обман. Общество- это трусливое озлобленное стадо и только главный герой, такой «лучик света в темном царстве» (с которым, естественно, впечатлительный читатель ассоциирует себя), осознает всю порочность Системы и вступает в неравный бой со Злом.

Profit! «Думающая», не лишенная критического мышления по собственному мнению читающая публика, вдоволь нажанглировавшись аллюзиями на современный мир, в голове отмечает сей опус как одну из лучших прочитанных в жизни книг, чтобы впоследствии, при каждом удобном случае, сыпать цитатами а-ля «Незнание- сила, свобода это рабство и т.д.» при политических застольных дебатах на дне рождения свекрови под хорошую закуску.

4. «Неожиданный финал«.

Финал так же полностью, выражаясь близким Оруэллу революционным жаргоном, украден экспроприирован у Замятина. Как восточный варвар, разоривший Константинополь, Оруэлл без намека на жалость и совесть забрал у Замятина все, что ему понравилось и финал в том числе. Этот трюк с неоднозначным финалом давно излюблен в литературе. Не раскрывая детали, скажу что у впечатлительной публики он вызовет желание отложить книжку и подумать минуту-другую (на самом деле, это называется фрустрация).

Profit! «Это же самое что ни на есть пророчество про Россию. Про Украину. Про США. Про Зимбабве. #подставить нужную страну#. Мы живем в 1984, ЛЮДИ-И-И! Как вы не понимаете!» И у всех прочитавших впечатлительных людей «перевернулся мир», «открылись глаза».

Резюме.

Плагиат, наглое заимствование, граничащее с воровством. С легкой руки современных коммерсантов и конъюнктурщиков злобная агитка против Советской России превратилась в «Книгу Века». Вторичность сюжетов, отсутствие деталей и подробностей мрачного тоталитарного режима (мы ведь за ним сюда пришли?). В общем, универсальная книга, погружаясь в которую неискушенный читатель будет с глубоким придыханием видеть «современное» общество что в 1984, что в 2020, что в 2284 году. А теперь главный вопрос: почему так получается? Почему каждый фантазер видит аллюзии на то государство, которое хочет видеть? А тут все очень просто, обращаемся к классику- получаем емкий ответ: «Политическая власть — это организованное насилие одного класса для угнетения другого», т.е. если вы не входите в привилегированный правящий класс, то будьте любезны- захлопнуть рот, не оспаривать право на власть, внимать телевизору и считать, что живете в самой прекрасной стране на всем белом Свете, и она такая, только благодаря нам, вашему мудрому правительству (эй, американцы-россияне-украинцы-зимбабвийцы-протоссы-кто угодно, ничего вам не напоминает?). И ничего с годами не меняется и не изменится НИКОГДА. Смиритесь. Во веки веков, аминь.

Бонус для тех, кому понравилось читать мой отзыв.

Чтобы понять всю бессильную ненависть к Советской России, которую испытывал Оруэлл, работая над своим романом, а так же насколько он оказался далек со временем от своих же идеалов свободы, антиавторитаризма и ценности человеческой личности и жизни, в общем, от тех идеалов, которые он в книге пропагандирует, достаточно одного факта. В 1949 писатель передал британской контрразведке т.н. «Список Оруэлла», который содержал 135 имен британских и американских писателей, деятелей культуры и политиков, «по его мнению, сочувствующих коммунистам», который он готовил годами. То есть, фактически, Оруэлл был стукачом в британском «Министерстве Любви», по-английски педантично кляузничая на сограждан. В список попали в том числе: Бернард Шоу и Чарли Чаплин. Вот такой неожиданный поворот в этом сюжете про борьбу с тоталитаризмом.

Библиотекарь Светлана Маркевич: «Просто полки с книгами людям уже неинтересны»

Превратит ли Интернет классические библиотеки в пережиток прошлого, как уживаются электронные и бумажные издания, почему в селах, где есть библиотеки, меньше пьют и можно ли вернуть молодежи любовь к литературе, рассказала cherinfo библиотекарь центральной городской библиотеки имени Верещагина Светлана Маркевич.

— Светлана Эдуардовна, многие думают, что обязанность библиотекаря выдавать книги и принимать их. Что еще должен знать и уметь библиотекарь?

— Библиотекарю нужно быть универсалом. Приходит человек и говорит: «Мне нужно написать доклад, как плавить металл в печах такого-то типа». И библиотекарь должен указать правильный стеллаж с литературой. То есть должен знать по чуть-чуть, но обо всем. Многие действительно думают, что в нашей работе нет ничего сложного — сиди да книжки выдавай. Но с годами учишься понимать, какую именно книгу хочет читатель: что-то серьезное или просто модное, чтобы потом произвести впечатление, сказать: «А я читал эту книгу. А вы разве не читали? М-да, странно, это же самый писк!».

— В вашей жизни была книга, которая перевернула мировоззрение?

— Мощное впечатление на меня производят тяжелые книги, к которым даже не хочется больше приближаться. В детстве такое впечатление произвел польский педагог Януш Корчак своей сказкой-притчей «Король Матиуш Первый». Перечитывать мне ее никогда не хотелось. Из недавних — «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Потрясающий язык, история очень тяжелая. Оторваться от этой книги было невозможно.

— А как вы относитесь к современной прозе, к бестселлерам?

— Я нормально отношусь к любым книгам, даже примитивным. Считаю, что чтение даже самых незатейливых любовных романов и боевиков гораздо больше дает для развития мозга, нежели просмотр тех же самых боевиков и любовных сериалов. Есть простая истина: в любом жанре процентов десять литературы и 90 — макулатуры. Так, авторов фантастики уровня братьев Стругацких пока не появилось. Бывают книги незаслуженно раскрученные или незаслуженно забытые. Например, «Тринадцатая сказка» — дебютный роман английской писательницы Дианы Сеттерфилд. В 2006 году это был бестселлер. Но уже в 2009-м люди даже вспомнить о ней не могли. А это книга о книгах, написанная хорошим языком. Перевод — просто конфетка! Чувствуется, что автор очень начитанный, воспитан на классической литературе. Я считаю, что эту книгу стоит читать. Кстати, интерес ко многим произведениям сильно подогревают их экранизации.

— Вам нравится читать бумажный экземпляр или электронную книгу?

— Люблю листать страницы, это приятно. Но электронная книга у меня тоже есть, и я ей часто пользуюсь, потому что сейчас много всяких «сказюлечек», которые хочется почитать, но покупать я их не собираюсь. Это одноразовое чтиво, среди потока которого достойные произведения мелькают редко.

— Люди какого возраста чаще посещают библиотеку?

— Часто приходят пенсионеры. Люди выходят на заслуженный отдых, появляется свободное время. Также наши частые читатели — люди среднего возраста. Есть молодежь, а школьников совсем мало. Насколько я знаю, сейчас всплеск посещаемости в детских библиотеках, так как книг не накупишь из-за дороговизны, а задают читать в школах много, особенно на лето. В это время с полок сметается все. И потом, в школе требуют, чтобы книга лежала на парте. Так что многие вспомнили о библиотеках.

— Книги каких авторов и жанров сейчас наиболее популярны среди читателей?

— Это детективы, фантастика, любовные романы. Кто-то сериалы смотрит, а кто-то книги читает. Люди по-прежнему любят биографическую литературу, публицистику — особенно остренькую, скандальную. Классику тоже берут. Считаю, в нашей библиотеке разделение литературы по отделам на трех этажах сыграло в минус. Многим просто лень подняться выше. Вот недавно женщина взяла пару детективов и спросила еще книгу по уходу за ребенком, а за ней надо идти на третий этаж. Она так и ушла только с детективами. И так происходит часто, хотя выше стоят и пылятся прекрасные и очень полезные книги.

— А что случилось с читальным залом?

— Его ликвидировали из-за малого потока посетителей. Но если кто-то хочет позаниматься, у нас в отделах есть столы, где можно посидеть с книгой.

— Читатели часто портят книги? Что вы в этом случае делаете?

— Да, бывает: собачка погрызла или залили чем-то. Если сильно испорчен экземпляр, то мы просим человека заменить книгу. Вот был случай: женщина принесла книгу, полностью залитую растительным маслом. Читательница купила точно такое же издание. Некоторые приносят взамен другие книги.

Люди по-прежнему любят биографическую литературу, публицистику — особенно остренькую, скандальную.

— Когда вы списываете книги в утиль?

— Списываем, когда они засалены до такой степени, что в руки взять противно, или совсем потрепанные. Чаще в такое состояние приходит всякое «развлекалово», которое и не жалко. Ценные экземпляры мы до последнего сохраняем. Обложку можно заменить, я умею переплет делать. Но когда-то приходит конец и этим усилиям.

— Электронная библиотека — как вы к этому относитесь?

— Считаю, что она больше подходит для законопослушных граждан, которые не хотят нелегально бесплатно скачивать книги, а платно — слишком дорого. Конечно, ассортимент там не очень велик, так как мы за деньги приобретаем книги для электронной библиотеки, бесплатно это только для наших подписчиков.

— Насколько упал интерес к библиотекам?

— Интерес начал падать еще с перестройки, когда книги появились в магазинах. Был очень широкий ассортимент всякой литературы и очень доступный по цене. После перестройки появились и другие источники развлечения: телевидение с разными шоу, острыми программами, смелыми сюжетами, зарубежными фильмами, музыкой. Еще одна причина падения посещаемости библиотек — люди были вынуждены больше работать. Небольшой всплеск интереса к библиотекам появился в 1999—2001 годах, когда в городе открылось много филиалов столичных вузов. У них не было своих библиотек, а у нас творилось что-то страшное: толпы студентов к нам повадились за информацией и учебной литературой. Тогда мы потратили много денег на покупку учебников по социологии, политологии, философии, педагогике. Теперь эти издания, к сожалению, не нужны, так как эта литература быстро устаревает. Как источник информации для докладов, рефератов мы были востребованы, пока не появился Интернет. После этого все пошло вниз и у нас, и в торговле. Сейчас небольшое оживление после закрытия многих сайтов, где можно было книги скачать бесплатно. Многие, молодежь больше, которые никогда и не ходили в библиотеки, удивляются: «Что, правда, у вас можно взять книгу бесплатно? Какая прелесть!». Сейчас ведь в книжных магазинах просто космические цены.

— На ваш взгляд, уменьшение количества читателей в библиотеках возымеет какие-то долгосрочные последствия?

— Когда выяснится, что ребеночек двух слов связать не может, будет поздно. Пять лет, а он бе-бе, и все! А потому что мамы и папы гаджет в руки ребенку сунули — главное, не мешай нам своими делами заниматься. А потом начинают бегать по психологам и другим специалистам — что с моим ребенком не так? Ответ на поверхности. Родители не читают, не читают и ребенку, да часто и не говорят с ним вообще — некогда. Недавно проводилось исследование по сельским библиотекам в западной части Вологодской области. Вывод был очень простой: в деревнях, где библиотеки сохранились, есть жизнь, культура тлеет и меньше пьют. А где библиотеки закрылись, либо все спились, либо просто разъехались. Думаю, что библиотека — последний очаг жизни, который объединяет людей. Есть вещи, которые нельзя уничтожать, иначе общество превратится в скопление быдла.

— Каким образом можно вернуть людей в библиотеки, как снова привлечь их внимание?

— Сейчас людям нужен комфорт во всем. Просто полки с книгами им уже неинтересны. Бывшая моя коллега работает в Петербурге в библиотеке имени Гоголя. Они сделали комнату, где на полу зеленый ковролин, как трава с холмами. Посетители могут там хоть сидеть, хоть лежать с книжками. Сделаны макеты деревьев. Есть забавная телефонная будка с мягким диванчиком, где можно закрыться, поговорить по телефону, никому не мешая. В общем, создана атмосфера уюта и комфорта. Все это привлекает, особенно современных читателей. Никакими шаманскими плясками мы людей в библиотеку не заманим. Когда к нам школьников насильно приводят на какие-то мероприятия, это не работает. Дети в муках выжидают завершения, потом со скоростью света испаряются и больше не возвращаются. Думаю, если создать в библиотеке зону комфорта и безопасности, то читатели к нам потянутся. Библиотека — это еще и место, где можно познакомиться, даже влюбиться. Я всегда своим подругам с одинокими сыновьями советую идти к нам. Ведь с хорошей девушкой не в кабаке знакомятся.

Когда к нам школьников насильно приводят на какие-то мероприятия, это не работает.

Светлана Эдуардовна, почему вы решили стать библиотекарем? Что стало решающим при выборе профессии?

— Безмерная любовь к книгам определила мою жизнь. Как только научилась читать, а мне было около пяти лет, буквально начала глотать книги. В советские времена любые издания были редкостью. В магазинах полки были пусты, и все книжные богатства находились в библиотеках. Я туда сама записалась, мне было шесть лет. Библиотекари не верили, что я так быстро читаю, допрашивали: «Ну-ка, рассказывай, о чем книга?». Я окончила школу в 1984 году, как раз накануне перестройки. После перестройки книгоиздательство и торговля книгами взлетели ввысь. Я пришла в центральную библиотеку поработать, и меня сразу взяли, так как знали давно. Первый год работы был самым счастливым в моей жизни. Все книги в моем распоряжении — вот оно счастье! Сейчас я занимаюсь любимым делом. Я счастливый человек, потому что работаю по призванию. Я окружена любимыми книгами, и каждый день в библиотеку приходят разные люди, с которыми можно поговорить на разные темы.

1984 Текст

Перейти к аудиокниге

Через все повествование Оруэлла идет идея о сопротивлении личности системе, которая в итоге обречена на подавление. С этим мы сталкиваемся сейчас, сталкивались ранее и будем сталкиваться в будущем, именно поэтому написанное в 1948-м году произведение о годе 1984-м остается и по нынешний день актуальным и пророческим. И не стоит забывать, что «1984» – это не конкретный образ социалистического тоталитаризма советского периода, а отпечаток любого возможного автократического общества.

Рецензии и отзывы о книге 1984 (257)

..тем, кто хочет жить в процветающей России, с обгоняющим план производством, самой лучшей Олимпиадой, ФИФА, Крымом и пр.

Прочтёте – и ваш мир разрушится. Вас отключат от Матрицы.

Когда я в первый раз читал 10 лет назад, мне было 19 лет и я думал: «Классная пародия на СССР. Какое счастье, что сейчас всё устаканилось!»

Перечитав осенью 2014-го я понял, что всё, что там описано,происходит прямо сейчас.

Когда начинал читать, ожидал, что это больше похоже на описание тоталитарного социалистического общества в духе Советского Союза. А когда добрался до середины, понял, что и современный капитализм на это очень похож. И секс, если уж нельзя запретить, то надо испоганить. И Большой Брат, вещающий из телевизора, и одновременно следящий из него же за тобой. Ну и новостями здесь работают так, что переписыванию истории при Советском Союзе еще расти и расти. Вчера говорили одно, а сегодня, не моргнув глазом, прямо противоположное. А самое интересное заключается в том, что они здесь добились того, чего доблестному партийному аппарату сделать не удалось. Народ сегодня уже не помнит того, что вчера совсем другое рассказывали. А учитывая последние события, так и просятся оруэловские лозунги «Мир – это война», «Правда – это ложь!», «Незнание – это сила!». Так что роман не потерял актуальности и в наше время, причем в любом обществе, пусть и называющем себя самым свободным. А так же книга, распространяемая подпольщиками очень точно описывает общественные процессы. Рекомендую всем, кто еще ее не читал.

Моё знакомство с жанром антиутопии началось с трилогии Патрика Неса, главные герои там всё же подростки. Да и написана она сравнительно недавно. Здесь же, в «1984», всё мрачнее, тяжелее и правдивей. Ты предашь свою настоящую любовь, признаешь, что 2Х2=5, будешь восхвалять своего мучителя. Нельзя допустить лишнего слова, движения, взгляда – Большой Брат следит за тобой. «Прыжок на месте приравнивается к бунту». Читая такие книги становится по-настоящему страшно. Но не читать их нельзя – это наш мир.

Тяжело, но полезно

1984. Книга, которая будет жить вечно, или пособие для государственных деятелей. Или история о том, что можно сделать с человеком, если очень постараться. Страшная, правдивая, беспощадная, открывающая глаза на мироустройство и меняющая читателя. Вот какая она. Книга помогает научиться ценить то, что мы имеем – возможность выбирать себе друзей и работу, говорить, думать, и вообще что-то решать в своей жизни. Читайте 1984 и меняйтесь.

Самая страшная книга, которую я прочла в своей жизни. Многое прочитанные книги забудутся, но эту книгу я буду помнить всегда. Ужас от осознания, что так в жизни и происходит и глубинный страх, который ты загоняешь внутрь, как можно глубже.

Большой брат смотрит на тебя (и на меня и на нас).

Предашь все, всех и каждого. Страшно (потому что, правда)!

Прочитав «1984» уже никогда не будешь таким каким был до. Что-то меняется в мироощущении, какой-то рычаг переключен. Закрыв книгу так и хочется спросить: «По ком звонит колокол?».

За всё время чтения не покидало ощущение, что «всё уже написано до нас». Тема распространенная, у Бредбери это описано и литературнее (это только мое мнение). Прочитала и больше не хочу к этому возвращаться. не хочется перечитывать, в отличие от других книг.

Хорошее произведение, тяжелое, заставляющее задуматься о жизни, ценностях, гуманизме. Детям точно не подходит. Если вам покажется, что это про Советский Союз, то это не так, это скорее про современный капитализм, читать до конца и все станет понятно.

Пожалуй самая лучшая антиутопия, которая была когда-либо написана. И не смотря на то, что книге более пятидесяти лет, она по прежнему актуальна. При прочтении возникают ассоциации с жизнью в СССР и гитлеровской Германии, однако, думается, что автор вкладывал в эту книгу видение того, к чему может прийти «западная цивилизация». И современные скандалы, связанные с наблюдением в США за своими гражданами, в том числе увеличение количества камер на улицах городов это только подтверждают. В любом случае, книга будет интересна широкому кругу читателей, ведь она еще раз заставляет задуматься о таких темах как свобода слова, любовь и о том пути, по которому развивается человечество.

Эта статья вас УДИВИТ:  Тяжело быть звездой Шишкин84
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский онлайн журнал