Что может скрываться за нашим альтруизмом — альтруизм, любовь, психология, болезнь


Содержание

Чем опасен избыточный альтруизм

Скорее всего, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда партнер просил помочь с мытьем посуды после тяжелого рабочего дня или друг уговаривал отвезти в аэропорт с утра. Как вы поступали? Кого выбирали — себя или других?

Группа психологов провела исследование в области коллективной мотивации в начале 2020 года. Люди с высоким уровнем коллективной мотивации, как правило, беспокоятся и заботятся о других. Они обычно помогают окружающим бескорыстно и не ведут счет, кто кому «задолжал». Пример такого отношения — безусловная любовь и забота, которую родитель дарит ребенку.

Чтобы выяснить, как забота о других влияет на личное благополучие, психологи проанализировали 100 исследований, собрав статистику по 26 тыс. респондентов из Европы и Северной Америки. В них использовались опросники для оценки удовлетворенности жизнью и отношениями респондентов и их партнеров, а также трех типов коллективной мотивации.

Общая коллективная мотивация показывает, насколько человека беспокоит благополучие окружающих: от самых близких до дальних знакомых и даже незнакомцев.

Коллективная мотивация, направленная на близкого, характеризует готовность поддерживать конкретного близкого человека (партнера, члена семьи, друга) и заботиться о нем.

Абсолютная коллективная мотивация — готовность бескорыстно поддерживать других, даже ценой ущемления собственных потребностей.

Считаете себя излишне самоотверженным? Нужно уделять больше времени заботе о себе

Участники, которых беспокоит благополучие окружающих в целом и которые готовы помогать конкретным близким, больше других довольны жизнью и испытывают больше положительных эмоций. Они и их партнеры более счастливы в отношениях по сравнению с парами, в которых уровень коллективной мотивации ниже. С участниками, готовыми поддерживать других в ущерб себе, не так просто: страдает их личное благополучие. Излишняя самоотверженность влечет негативные последствия.

Эти выводы подтверждают исследования на тему альтруизма и взаимопомощи. Помогая другим, мы можем улучшить свое здоровье, стать счастливее и укрепить отношения, но у избыточной заботы об окружающих есть и обратная сторона. Слишком самоотверженные люди могут почувствовать, что их используют, или заработать эмоциональное выгорание.

Считаете себя излишне самоотверженным? Уделяйте больше времени заботе о себе. Так, один из способов построить отношения, которые приносят удовлетворение обоим партнерам, — заботиться друг о друге, не пренебрегая личными потребностями и желаниями. Кроме того, стоит выбирать партнеров, которые разделяют вашу склонность к альтруизму. В таком случае не будет риска оказаться в ситуации, что вас используют.

В таких отношениях вы будете уверены: если сегодня вы помогаете мыть посуду, завтра в чем-то другом помогут вам.

Об авторе

Бонни М. Ли (Bonnie M. Le) — социальный психолог. Подробнее на ее сайте .

СУТЬ ЭГОИЗМА И АЛЬТРУИЗМА

Итак, идеал, провозглашаемый Ведантой и осуществляемый Йогой, есть Самопознание, или Расширение Я.

Но нам могут все же возразить, что все это прекрасно и, может быть, строго логично, но не есть ли это замаскированная проповедь эгоизма, со всеми его последствиями? А согласно самым элементарным принципам всякой религии и морали, основным правилом нравственности является — альтруизм. Нет, ответим мы, это учение не есть проповедь эгоизма.

Прежде всего, альтруизм не является основным правилом нравственности. Что такое альтруизм? Если я все делаю для себя, это называется эгоизмом. Если же я все делаю для другого, это уже альтруизм. Но в таком случае, если я убью или ограблю кого-нибудь ради себя самого, это эгоистично и безнравственно? Тогда как если я то же самое проделаю ради другого, это альтруистично и, стало быть, морально?

Нечего сказать, прекрасное основание нравственности!

Интересно, что в любом учебнике психологии вы найдете, что в основе альтруизма скрывается эгоистическое желание избавить себя от страдания. Если мы видим, как кто-нибудь на наших глазах страдает, то мы, чтобы избавить себя от неприятного зрелища, как сообщают психологи, облегчаем страдание другого. В этом, по сути чисто эгоистическом, порыве проявляется так называемый альтруизм, говорят нам. С другой стороны, если мы видим, что другой человек страдает, то мы помогаем ему просто из сострадания. Само слово сострадание указывает, что мы видим в страдающем человеке существо подобное нам, как бы самих себя, и если мы еще не очерствели окончательно, мы страдаем вместе с ним. Всякое сочувствие основано именно на этом временном слиянии нашей души с душой другого.

Какие-то внутренние створки нашего сердца раскрываются в момент сочувствия, и мы ощущаем единство с другим сердцем, с другой душой, независимо ни от каких ограничений, религиозных, национальных или иных. Мы сближаемся с самым далеким, с самым, может быть, враждебно настроенным и в мгновенном экстазе единства видим, что тот, кто за минуту до этого был нашим врагом, в действительности такой же, как и мы сами, так же чувствует удовольствие и боль, так же ощущает радость бытия или проклятие бедности, так же ищет для себя немного счастья и не хочет расстаться с самым жалким существованием, которое называется жизнью. Это мимолетное проникновение в душу чужого для нас, но ставшего на мгновение близким, подобного нам существа и есть основание всякой нравственности, всякой любви. Это то, что выражено словами: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Веданта идет еще дальше. Она указывает, что это не только идеал нравственности, но что иного взаимоотношения между отдельными существами и не может быть.

В упомянутых уже нами Упанишадах вы найдете беседу мудреца Джаджнавалкья с его женой Майтрейей, где он говорит: «Никто, о возлюбленная, не любит мужа, жену или кого бы то ни было ради их самих, но ради самого себя, т. е. Атмы (по-санскритски это значить «я сам», мое «Истинное Я»), который во всех».

И когда мы проникаемся сознанием, что во всякой любви проявляется сам Брахман (Бог), который, как мы видели, есть наше «Истинное Я», тогда, и только тогда, мы понимаем, в чем заключается истинное основание всякой нравственности.

Может ли тогда ютиться самая жалкая тень злобы, недоброжелательства и безнравственности в сердце того, кто во всех существах видит и чувствует свое «Истинное Я»? Всем служить, всем расточать любовь и всех почитать легче, зная, что каждый есть Храм Духа Господа, который заключен и в тебе?

В чем же выражается эгоизм и опасность вытекающая из него в Йоговской философии? Ведь эгоизм есть сужение «я», низведение Бога до степени пресмыкающегося червя, считающего полоску земли, по которой он ползает, и крохи, которые он добывает и хочет удержать для себя одного, верхом достижения и высшей жизнью. Истина, напротив, в расширении Я до пределов Истинного Я, в сиянии которого все низменное и себялюбивое меркнет навсегда. Такой человек, в котором его маленькое «я» умерло и на его месте стоит Бог, становится двигателем мира. Вся Вселенная преображается для него. Все болезненное и жалкое уйдет, всякая борьба прекратится и исчезнет, и вместо темницы, в которой мы ежечасно боремся и соперничаем из-за крошки хлеба, этот мир станет для нас местом для игр. Если все человечество сегодня осуществит лишь частицу этой великой истины, вид всего мира изменится, и вместо ссор и побоищ воцарится царство мира.

. Боги будут жить тогда на земле, и эта самая земля станет небом. Какое же зло может появиться там, где боги играют с богами, боги трудятся с богами и боги же любят богов?

Этот идеал единства, таким образом, не только не имеет ничего общего с эгоизмом, но, напротив, есть единственно неэгоистическая, единственно всеобъемлющая форма, в которую можно облечь истинную этику, философию и религию. Всякая иная дуалистическая концепция, в большей или меньшей ее степени, таит в себе зародыш эгоизма и ограничения.

Веданта же не отвергает ни одной религиозной системы, ни одной формы Богопочитания, а считает их все частями, ступенями Единой истины и лишь указывает путь к их объединению.

Однако мы привыкли с детства ко всевозможным рамкам, разграничивающим людей на национальности, касты, вероисповедания и их ритуалы. И когда нам говорят, что религия должна быть направлена к одной единственной цели — к познанию всеединства, без принятия которого все эти ограничения и ступени не имеют смысла, мы робеем и начинаем говорить об эгоизме и возникновении зла.

Живой Господь внутри вас, и все же мы продолжаем строить церкви и храмы и верить во всякого рода воображаемую бессмыслицу. Единственный Бог для поклонения -это человеческая душа в человеческом теле. Все живое, конечно, — это храм Божий, но для человека — человек высочайший из храмов.

Если я не могу молиться в этом храме, то никакой другой храм не принесет никакой пользы. В ту же минуту, когда я пойму, что Бог обитает в храме каждой человеческой души, в то мгновение, когда я с благоговением преклонюсь перед каждым человеческим существом и увижу в нем Бога, в это мгновение я сброшу цепи; всё, что связывало меня, исчезнет, и я почувствую, что свободен.

Может быть, вы думаете, что такое Богопочитание, не связанное никакими формами, ритуалами или сектанством, противно христианскому учению? Тогда нужно вспомнить слова Самого Христа: «Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе».

Это поклонение Богу «в духе и истине», т. е. в своем истинном Я, и есть то, чему учит Веданта. Она — повторяем это еще раз — вовсе не требует от нас отвергать ритуалы и формы или отказываться от поклонения личному Богу. Все, чего она ожидает от каждого из нас, найти Бога в своем собственном сердце, и тогда мы найдем Его во всех сердцах, во всех храмах, в каждой религии, в каждой секте, во всем, начиная с самой примитивной попытки дикаря понять силы природы, до величайших откровений Духовидца. Без этого осознания Бога в себе и в каждом всякая форма: церковь или храм, любая священная книга, останутся лишь бездушными ограничениями. Без познания всеединства все писания кажутся ненужной соломой.

Истинный Йог скажет: «Я принимаю все религии, какие только существуют, и поклоняюсь им вместе со всеми. Я поклоняюсь Богу в каждой из них, в какой бы форме они ни поклонялись Ему. Я войду в магометанскую мечеть, я войду в христианскую церковь и преклоню колена перед распятием, я войду в Буддийский храм, где найду убежище в Будде и Его законе. Я отправлюсь в лес и сяду в размышлении вместе с индусом, который старается увидеть Свет, озаряющий сердце каждого существа. И не только все это -я буду держать свое сердце открытым для всех, кто еще придет в будущем.

Я приветствую всех пророков прошлого, все великие души настоящего и всех, кто еще явится в грядущем».

Тем не менее некоторые усматривают в этом идеале самопознания и слияния с Брахманом эгоизм и себялюбие, хотя и в совершенно другом смысле.

Поэтому следует напомнить, что в Нирвану, Лоно Брахмана, или Лоно Отца Небесного, входит только тот, кто абсолютно свободен от эгоизма или себялюбия. Это является азбукой и всякой иной религиозной мистики.

Эгоизм, или себялюбие, составляют поле действия «личного я». Познание же Брахмана «осуществляется в «Высшем Я», когда «личное я» давно умерло. На это обращается внимание и в теософском «Голосе Безмолвия»: «Путь к конечному освобождению в твоем высшем Я. Путь этот и начинается, и кончается вне твоего личного я».

О каком же себялюбии может быть тогда речь, если весь Путь, а тем более высшая Цель его, лежит вне личного я?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Альтруизм

Альтруизм – от латинского слова «alter», что в переводе означает «другой» или «другие». Это принцип нравственного поведения человека, подразумевающий бескорыстность в действиях, направленных на удовлетворение потребностей окружающих людей, с ущемлением собственных интересов и выгод. Иногда в психологии альтруизм расценивается либо как аналог, либо как составляющая просоциального поведения.

Впервые сформулировано понятие альтруизма, в противовес эгоизму, французским философом, основоположником социологии Франсуа Ксавье Контом в первой половине XVIII века. Изначальное его определение звучало так: «Живи ради других».

Теории альтруизма

Выделяют три основных взаимодополняющих друг друга теории альтруизма:

  • Эволюционная. Базируется на понятии «сохранение рода – движущая сила эволюции». Сторонники этой теории считают альтруизм биологически запрограммированным качеством живых существ, максимально способствующим сохранению генотипа;
  • Социального обмена. Подсознательный учет в любых ситуациях базисных ценностей социальной экономики – чувств, эмоций, информации, статуса, взаимных услуг. Став перед выбором – оказать помощь или пройти мимо, человек всегда инстинктивно просчитывает последствия решения, мысленно соизмеряя затраченные усилия и полученные бонусы. Данная теория трактует предоставление бескорыстной помощи как глубинное проявление эгоизма;
  • Социальных норм. По правилам социума, определяющим поведенческие обязанности индивида в границах, называемых нормами, оказание бескорыстной помощи – естественная необходимость человека. Современные социологи выдвинули данную теорию альтруизма, как базирующуюся на принципах взаимности – обоюдная поддержка равных, и социальной ответственности – содействие людям, заведомо не имеющим возможности ответить взаимностью (дети, больные, пожилые, малоимущие). Мотивацией альтруизма в обоих случаях являются социальные нормы поведения.

Но ни одна из этих теорий не дает полного, убедительного и однозначного объяснения природы альтруизма. Вероятно потому, что это качество человека также следует рассматривать в духовной плоскости. Социология же – наука более прагматичная, что существенно ограничивает ее в изучении альтруизма как свойства человеческого характера, а также в выявлении мотивов, побуждающих людей поступать бескорыстно.

Один из парадоксов современного мира состоит в том, что общество, давно и прочно развесившее ценники на все – от материальных благ до научных достижений и человеческих чувств – продолжает порождать неисправимых альтруистов.

Виды альтруизма

Рассмотрим основные виды альтруизма, с точки зрения вышеизложенных теорий в применении к определенным ситуациям:

  • Родительский. Иррациональное бескорыстно-жертвенное отношение к детям, когда родители готовы отдать не только материальные блага, но и собственную жизнь ради спасения своего ребенка;
  • Нравственный. Реализация своих духовных потребностей для достижения состояния внутреннего комфорта. Например, волонтеры, бескорыстно ухаживающие за неизлечимо больными, проявляют сострадание, довольствуясь моральным удовлетворением;
  • Социумный. Вид альтруизма, распространяющийся на ближнее окружение – знакомых, коллег, друзей, соседей. Безвозмездные услуги этим людям делают существование в определенных группах комфортнее, что позволяет некоторым образом ими даже манипулировать;
  • Сочувственный. Людям свойственно испытывать эмпатию, представлять себя на месте другого человека, сопереживая ему. В такой ситуации оказание кому-либо поддержки из альтруизма потенциально проецируется на себя. Отличительная особенность данного вида помощи – она всегда конкретна и нацелена на реальный конечный результат;
  • Демонстративный. Выражается в автоматическом, на уровне подсознания, выполнении общепринятых норм поведения. Содействие, оказываемое из такого рода побуждений, можно охарактеризовать выражением «так положено».

Зачастую проявление милосердия, филантропии, бескорыстия, жертвенности трактуют как альтруизм. Но есть основные отличительные особенности, которые только в комплексе присущи именно альтруистическому поведению:

  • Безвозмездность. Никакой личной выгоды от произведенного действия;
  • Жертвенность. Затраты личного времени и собственных средств (материальных, духовных, интеллектуальных);
  • Ответственность. Готовность персонально отвечать за последствия таких поступков;
  • Приоритетность. Интересы других всегда выше собственных;
  • Свобода выбора. Альтруистические действия совершаются исключительно по собственному побуждению;
  • Удовлетворение. Поступаясь личными интересами, альтруист не чувствует себя в чем-либо ущемленным.

Альтруизм помогает раскрыть потенциальные возможности личности, поскольку ради других человек часто способен сделать гораздо больше того, что делает для себя. При этом такие поступки придают ему уверенности в собственных силах.

Многие психологи уверены, что склонность к альтруизму у людей напрямую связана с ощущением счастья.

Примечательно, что ученые-зоологи отмечают проявления альтруистического поведения в естественной среде обитания у дельфинов, обезьян и воронов.

А существует ли альтруизм?

В своей жизни мы совершаем различные поступки. И, как говорили нам в детстве, некоторые из них хорошие, некоторые плохие. Одни наши поступки приносят пользу только нам и бывает, что вредят другим (эгоистическая форма поведения). Другие же «нацелены на общее благо», приносят пользу другим.

Такое поведение, когда человек заботится о благополучии других, называется альтруистическим. Кроме того альтруизмом называются бескорыстные поступки, самоотверженные, связанные с принесением в жертву собственных интересов, совершенные ради интересов других людей.

Альтруизм, наверное, взял истоки из христианской заповеди «Возлюби ближнего, как самого себя». Само же понятие ввел Огюст Конт (основатель социологии, французский философ) в противопоставление эгоизму. Но есть ли он на самом деле? И насколько альтруистические поступки лишены всякого эгоистического мотива?

Во избежание гневной критики со стороны других, заранее отмечу, что статья не основана на научно доказанных фактах, а опирается лишь на мои гипотезы, с которыми вы, дорогие читатели, можете быть не согласны!

И, наверное, убежденный оптимист, имеющий девиз по жизни «Всё будет хорошо, я узнавала…», после прочтения ниже изложенного материала всё равно останется с мыслью, что «хорошие люди есть и они совершают бескорыстные альтруистические поступки». Я же, в свою очередь, придерживаюсь точки зрения (возможно, немного циничной), что не все «так чисто и гладко» в помыслах этих людей. Так ли бескорыстен каждый поступок альтруиста?

Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции — радость, удовлетворение А это уже корысть, польза для самого «альтруиста». А что же говорить о благодарности со стороны того, ради кого данный поступок совершался?

На мой взгляд, уместно здесь и предположение о повышении собственной самооценки такими благородными поступками. Ведь они же показывают нам и другим людям, какие мы хорошие, так и просят за нас: «погладь по головке». И конечно, удовлетворяют нашу потребность быть нужными и значимыми, помогают нам самоутвердиться.

Кстати, не исключена такая функция совершения альтруистического поступка, как заглаживание вины (к примеру, за совершенный ранее «плохой» поступок) — здесь присутствует эффект «раскаяния».

Конечно, хочется верить в то, что «не перевелись еще на земле русской» люди, которые способны сделать хоть что-то «просто так». И так хочется, чтобы таких людей было побольше. Ведь в современном обществе людей, живущих «только для себя», стремящихся обладать как можно большим, удовлетворять свои потребности, не считаясь с другими, согласитесь, куда больше, чем тех немногих, совершающих что-то ради других людей.

И пусть в их поступках есть толика «неблаговидных», эгоистичных причин, согласитесь — это не столь важно. Главное, что есть люди, которым небезразличны близкие и совершенно незнакомые люди. Давайте будем ценить таких людей и сами будем хоть немного следовать их примеру. Ведь так приятно делать что-то хорошее!

Проголосовали 23 человека

12
5
6

Комментарии (16):

Войти через социальные сети:

Как гласит народная мудрость: Хочешь долго не видеть человека- займи ему денег (В данном случае сделай что-либо без корыстный намерений))

Меня лично побуждает к помощи людям радость при виде их счастливых лиц.

А существует ли альтруизм

Вот например я — я всегда иду навстречу тому, кто жаждет сделать для меня какое-нибудь доброе дело.

В результате один из нас получает доброе дело, а другой обретает весь мир, веру в себя и Спасение — он альтруист. А я — я еще больший альтруист, поскольку дал возможность ближнему своему почувствовать себя альтруистом.

Т.о., волки сыты овцы целы.

зы
статью конечно недочетал.

«Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции – радость, удовлетворение и т.п.»
Особо наслаждается положительными эмоциями погибающий «за други своя».

«матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих)» — даже если эти окружающие за сто вёрст, а сама мать ни окружающих, ни света белого через секунду уже никогда не увидит.

На мой взгляд, тема не раскрыта.

Альтруизма в чистом виде не существует, стоит это усвоить. Любой поступок, направленный ради блага другого, даже на первый и последний взгляд самый альтруистичный, всегда содержит в себе компонент здорового (или нет) эгоизма.
Все, что мы делаем, мы делаем, в первую очередь, для и ради себя. И если это направлено на добро другим — называется в народе альтруизмом.

Даже материнская любовь, принятая в народе за парадигму альтруизма, имеет под собой инстинкт (инстинкт материнства — природу), соблюдений социумный установок (матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих) и в конечном итоге получение удовлетворения и радости от следования своей материнской природе и ожиданий социума.

Эгоизм, глубоко укорененный в альтруизме, может быть «более» или «менее» эгоистичным, возвышенным или низким: ради высоких духовных целей или низких материальных, но он присутствует априори и всегда.

Игорь Ткачев, в статье как раз именно это и написано.

Игорь Ткачев, «Я же, в свою очередь, придерживаюсь точки зрения (возможно, немного циничной), что не все «так чисто и гладко» в помыслах этих людей. Так ли бескорыстен каждый поступок альтруиста? Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции – радость, удовлетворение и т.п. А это уже корысть, польза для самого «альтруиста». А что же говорить о благодарности со стороны того, ради кого данный поступок совершался? На мой взгляд, уместно здесь и предположение о повышении собственной самооценки такими благородными поступками. Ведь они же показывают нам и другим людям, какие мы хорошие, так и просят за нас: «погладь по головке». И конечно, удовлетворяют нашу потребность быть нужными и значимыми, помогают нам самоутвердиться. Кстати, не исключена такая функция совершения альтруистического поступка, как заглаживание вины (к примеру, за совершенный ранее «плохой» поступок) – здесь присутствует эффект «раскаяния».статья.


«Альтруизма в чистом виде не существует, стоит это усвоить. Любой поступок, направленный ради блага другого, даже на первый и последний взгляд самый альтруистичный, всегда содержит в себе компонент здорового (или нет) эгоизма.
Все, что мы делаем, мы делаем, в первую очередь, для и ради себя. И если это направлено на добро другим — называется в народе альтруизмом.

Даже материнская любовь, принятая в народе за парадигму альтруизма, имеет под собой инстинкт (инстинкт материнства — природу), соблюдений социумный установок (матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих) и в конечном итоге получение удовлетворения и радости от следования своей материнской природе и ожиданий социума.

Эгоизм, глубоко укорененный в альтруизме, может быть «более» или «менее» эгоистичным, возвышенным или низким: ради высоких духовных целей или низких материальных, но он присутствует априори и всегда.»ваш коммент, найди хоть одно отличие.

Катя Марьина, отличие в том, что автор пока в этом сомневается. А я утверждаю. В этом отличие.

Второе, это сомнения, или даже слабые утверждения. Но в статье они требуют раскрытого подкрепления фактами, аргументирования. Я их не вижу, хотя «чувствую». Отсюда «не раскрыто».

Третье, считайте, что я согласен с автором, мне его статья скорее понравилась, чем нет.

    Комментарий удален

    Катя Марьина, учить друг друга жизни — в личку. Учить друг друга русскому языку — туда же, не нужно замусоривать блог статьи этими безосновательными придирками. Ветка удалена.
    Впредь попробуйте сразу уходить в личку, едва встретиться доведется с Игорем в блоге статьи — попытки выстроить подобный многоэтажный разговор будут пресекаться сразу. Избегайте цитировать в таких объемах чужие комментарии — либо сразу идите с этим в личный блог.
    Вообще, пожалуйста, имейте в виду интересы других читателей — им предстоит продираться сквозь блог, вашими трудами переполненный оффотопом.

    Игорь Ткачев, статью-то читали? Она с таким же смыслом.

    Текст книги «Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия»

    Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

    Оплатили, но не знаете что делать дальше?

    Автор книги: Евгений Ильин

    Жанр: Классики психологии, Книги по психологии

    Текущая страница: 14 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

    Проявление альтруизма связано с двумя мотивами: морального долга (МД) и морального сочувствия (МС). Человек с МД совершает альтруистические поступки ради нравственного удовлетворения, самоуважения, гордости, повышения моральной самооценки (избегание или устранение искажения моральных аспектов Я-концепции представления о себе), относясь при этом к объекту помощи совершенно по-разному (и даже иногда отрицательно). Помощь носит жертвенный характер («отрывает от себя»). Люди с МД (а это в основном лица авторитарного типа) характеризуются повышенной личной ответственностью.

    Человек с МС проявляет альтруизм в связи с идентификационно-эмпатическим слиянием, отождествлением, сопереживанием, но иногда не доходит до действия. Его помощь не имеет жертвенного характера, альтруистические проявления неустойчивы из-за возможного уменьшения идентификации и повышения личной ответственности.

    Установлено, что 15 % людей вообще не имеют этих мотивов, остальные примерно поровну делятся на тех, кто имеет одинаковую силу обоих мотивов, и тех, у кого один из мотивов преобладает.

    Бескорыстная помощь неродственным особям встречается крайне редко. Многие ученые считают, что это свойство присуще только человеку, а у животных полностью отсутствует. Однако сотрудники Института эволюционной антропологии им. Макса Планка (Лейпциг, Германия) в серии экспериментов показали, что не только маленькие дети, еще не умеющие говорить, но и молодые шимпанзе охотно помогают человеку, попавшему в трудную ситуацию, причем делают это совершенно бескорыстно.

    В опытах участвовали 24 ребенка в возрасте 18 месяцев и три молодых шимпанзе (трех– и четырехлетние). Дети и обезьяны наблюдали, как взрослый человек тщетно пытается справиться с какой-то задачей, и могли ему помочь, если у них возникало такое желание (но специально их к этому никто не подталкивал). Никакой награды за помощь они не получали.

    Отличительной особенностью альтруистического мотива является его бескорыстность. Однако многими бескорыстность альтруистического мотива подвергается сомнению. Например, Н. Нарицын пишет: «В реальном обществе, где живут собственным трудом, а не подачками, где время занятого, работающего человека стоит денег, альтруизм фактически невозможен. А если возможен, то все более подозрителен. Именно поэтому все чаще люди предпочитают за все платить: за взятые в долг деньги – процентами, за вещи напрокат или услуги – деньгами, и т. п. Потому что не хотят “чувствовать себя обязанными”. Ибо подобная “обязанность” – это одна из самых главных опасностей “альтруизма, которого нет”. Поэтому всегда стоит насторожиться, когда кто-то (даже, казалось бы, близкий родственник) предлагает вам помощь “за просто так”, и насторожиться тем больше, чем существеннее эта помощь, чем она менее приятна для того, кто вам ее за просто так предлагает. Ведь часто бывает, что человек отказывается брать компенсацию за услуги потому, что вместо тех же денег хочет получить власть над вами или возможность в любую минуту заставить вас отработать. И часто гораздо большей ценой, чем та услуга, которую вы получили. Ведь когда он делает для вас что-то “из чистого альтруизма”, ситуация меняется кардинально: вы – униженный проситель, а он ваш благодетель. Иногда это гораздо дороже “каких-то там денег”!»

    Действительно, если вдуматься, то даже родительская забота о своих детях не может рассматриваться как бескорыстная. Родители за свою заботу требуют к себе по крайней мере уважения, а часто и заботы о себе при достижении преклонного возраста. Отсюда обвинения детей в «черной неблагодарности»: «Я ради тебя бросила институт, а ты…» и т. п.

    Отдавая все, вы хотели что-то взамен. Чаще всего неосознанно, но хотели. Как правило, хотят в таком случае тоже все – иными словами, другого человека в собственность. И когда этого не получают – обижаются, предъявляют претензии, скандалят. А что обижаться? Вы, когда отдавали кому-то свое «все», спросили у того, кому отдавали: это ему надо? И если надо, согласен ли он за это заплатить вашу, возможно, слишком дорогую для него цену?

    Е. Л. Дубко (2003), в статье, посвященной проблеме мотивации тайных благодеяний, считает, что эти поступки свидетельствуют о существовании бескорыстных мотивов на основе анонимности (сюда можно добавить и оказание помощи животным, попавшим в трудное положение или беду; ведь от них мы не ждем благодарности), что подтверждено экспериментально (Shotland, Stebins, 1983). Возможно, это и так, если не считать корыстью удовлетворение от своего поступка, успокоение своей совести, повышение самооценки и другие нематериальные дивиденды. Очевидно, все дело в том, как понимать бескорыстность.

    Д. Майерс (2004) пишет, что «результаты исследований позволяют предположить, что подлинный альтруизм все-таки существует»:

    • эмпатия заставляет помогать даже членам групп– соперниц, но только в том случае, если помогающий уверен в том, что его помощь не будет отвергнута (Batson et al., 1997; Dovidio et al., 1990);

    • люди, в которых проснулось сострадание, придут на помощь, даже если об этом никто и никогда не узнает. Их усилия будут продолжаться до тех пор, пока нуждающийся в помощи не получит ее (Fult et al., 1986). И если эти старания окажутся безрезультатными не по их вине, они все равно будут переживать (Batson, Weeks, 1996);

    • в некоторых случаях люди упорствуют в своем желании помочь страдающему человеку даже тогда, когда думают, что их плохое настроение – временный результат действия специального психотропного препарата (Schroeder et al., 1988);

    • если человек сочувствует страдальцу, он, чтобы сделать для него то, в чем тот нуждается, нарушает собственные правила и представления о порядочности и справедливости (Batson et al., 1997, 1999).

    4.7. Альтруизм как психологический механизм защиты

    В психоанализе под защитными механизмами понимают бессознательные действия человека, направленные на защиту от тех импульсов, которыми он атакуется со стороны окружающей его реальности и своего собственного внутреннего мира. Такими импульсами, например, могут быть зависть, внутренние моральные запреты, неудовлетворенные потребности, фантазии и мечты и т. д.

    По сути все защитные механизмы являются средствами самообмана, искажая, отрицая или фальсифицируя восприятие реальности, чтобы сделать возникшую тревогу менее угрожающей для человека.

    Как считают некоторые психологи, альтруизм может развиться как защитная реакция в результате осознанного подавления человеком таких качеств, как агрессия, злость, которые являются производными эгоизма.

    Психологические защитные механизмы разделяются по способам проявления.

    Рационализация поступков и действий. Рационализация – логическое объяснение человеком собственных мыслей и поступков, позволяющее оправдывать и скрывать их истинные мотивы. При этом человек верит в эти объяснения и сам, искусственно создавая тем самым внутреннюю гармонию. Таким образом, рационализация – это «самообман посредством логического рассуждения». Действуя как альтруист, человек вроде бы показывает свою гуманность, участие в судьбе других. На самом же деле истинная природа его альтруистических поступков – это деспотизм, потребность держать под контролем все происходящее, чтобы никто не смог нанести вред его собственному Я. Он начинает как бы тайком влезать в чужие дела, навязывать свою помощь и участие в каждом вопросе, объясняя свои намерения чувством долга, заботы и ответственности за близкого человека.

    Реактивное образование. Этот защитный механизм подразумевает полное вытеснение из сознания негативных, неудобных мыслей и замещение их на противоположные. Агрессия может заменяться невероятным добродушием и лояльностью, зависть и ревность – заботой. Однако за внешней слащавостью и гуманностью человека может скрываться враждебность и злость. Обычно такой человек чрезмерно навязчив в предложениях своей помощи. При этом в своих попытках облагодетельствовать близкого он действует демонстративно, так как самолюбование является основной причиной его поступков. Таким образом, альтруистические поступки гораздо нужнее такому альтруисту самому, чем тому, для кого они совершаются.

    Альтруистическое подчинение. В этом случае человек собственные эгоистические импульсы проецирует на других людей, придавая им форму заботы о ближнем и потребности во что бы то ни стало воплотить в чужую жизнь свои желания. Например, человек, который отказывает себе во всем вследствие своей жадности, оказывается очень щедрым в отношении близких ему людей. В таких случаях происходит полное психологическое замещение собственного Я на аналогичное Я другого человека. Происходит так потому, что человек внутренне и неосознанно сдерживает свои потребности, считая их неприемлемыми для себя в силу какой-то психологической травмы, строгого воспитания и особенностей менталитета. Однако если аналогичные потребности возникают у других, он с одержимостью бросается их удовлетворять, «кормя» тем самым свои эгоистические позывы.

    В таких случаях эгоизм и альтруизм могут смешиваться в самых различных пропорциях. А. Фрейд приводит в пример родителей, которые иногда навязывают своим детям собственные жизненные планы – одновременно и альтруистически, и эгоистически. Дело обстоит так, словно они хотят через ребенка, которого они считают более подходящим для этой цели, вырвать у жизни исполнение желаний, которых им самим реализовать не удалось.

    Альтруистическое отречение. Этот механизм защиты – обратный предыдущему. Он имеет в своей основе комплекс неполноценности.

    Проявление этого механизма хорошо показано в пьесе Ростана «Сирано де Бержерак». Герой этой пьесы Сирано является типичным самоотреченным альтруистом.

    Полюбив Роксану, но зная о своем уродстве (а он считал, что его длинный нос – это самое настоящее уродство), Сирано посчитал себя недостойным красавицы, в которую был влюблен, и отдал все свои силы на помощь более удачливому товарищу, тоже добивавшемуся любви этой женщины. Суть такого механизма – поиск объекта и перенос на него реализации своих мечтаний в силу того, что этот объект является более достойным кандидатом.

    Альтруистическое отречение очень тесно связано со страхом смерти, причем не за собственную жизнь, а своих близких. Человек считает, что может существовать лишь при возможности удовлетворения собственных душевных инстинктов за счет их проецирования на близких. А значит, их жизнь для такого альтруиста бесценна. При этом собственное физическое существование становится настолько незначимым, что человек зачастую перестает замечать грозящую опасность.

    Невротическая любовь. В этом случае человек в буквальном смысле просто живет для других. Он перекладывает на себя их проблемы, решает возникшие вопросы и утрясает неурядицы, проявляет бесконечную заботу и задаривает подарками, берет на себя ответственность, граничащую с навязчивостью, практически за все, что случается в жизни других. Но происходит это потому, что человек испытывает потребность быть постоянно в центре внимания. Даря любовь и заботу близким, он остро нуждается в обратной отдаче такого же чувства, ему жизненно необходимо ощущать себя нужным и любимым.

    4.8. Альтруизм и личностные характеристики

    А. А. Моисеева (2007) выявила, что лицам с высоким альтруизмом присущи и некоторые личностные характеристики.

    Эмоциональной основой альтруизма является склонность к эмпатии, сочувствию и пониманию других людей. Альтруистичной личности свойственны развитое чувство долга, разумность и совестливость; доверчивость, т. е. открытость и уживчивость, свобода от зависти; толерантность; благожелательность; стремление к стабильности в отношениях с людьми. Высокоальтруистичные личности склонны завышать как собственные возможности и способности, так и способности окружающих людей. Им в меньшей степени, чем низкоальтруистичным, свойственна тревожность, аморальные установки. Кроме того, они не отличаются упрямством, склонностью к доминантности и авторитарному поведению.

    Бэтсон и его соавторы (Batson et al., 1986) воспользовались выявленными Стаубом (Staub, 1974) и Раштоном (Rushton, 1981) личностными переменными просоциальной ориентации, чтобы проверить, сопутствуют ли они альтруистической – в отличие от эгоистической – мотивации помощи. Для этого они ставили испытуемых в ситуации, в которых было легко или трудно отказаться от оказания помощи (например, отказаться от помощи было трудно, если в случае неоказанной помощи человек должен был считаться с последующими претензиями). Корреляции между просоциальными личностными переменными и легким или трудным отказом от оказания помощи в случае трех переменных говорят в пользу эгоистической, а не альтруистической мотивации помощи; иными словами, лишь в ситуациях трудного отказа от оказания помощи были обнаружены положительные коэффициенты – для переменных самоуважения, приписываемой себе ответственности и эмпатического внимания Дэвиса (Davis, 1983). Для социальной ответственности никаких различий обнаружено не было.

    В системе ценностных ориентаций альтруистичной личности на первом месте стоят: полезность, социальная справедливость, терпимость. Незначимыми для альтруистов являются благосостояние и забота о себе. Высокий уровень альтруизма тесно связан с такими ценностями просоциального поведения, как честность и ответственность. Высокоальтруистичные личности больше доверяют людям и не прибегают к хитрости и обману, кроме того, они не отличаются жестокими и агрессивными реакциями в ситуации собственной занятости или неприятия другого человека.

    4.9. Негативное отношение к альтруизму

    В XIX и начале ХХ в. принцип альтруизма стал предметом критики христианских, в особенности православных, мыслителей, полагавших, что новоевропейский альтруизм неприемлем как человекоугодие (К. Н. Леонтьев). Христианская критика альтруизма была обусловлена тем, что некоторые трактовки утилитаристского понимания альтруизма допускали, что человек, ориентируясь на счастье большего числа людей, позволяет себе причинение некоторого вреда небольшому числу людей. Чтобы предотвратить эти допущения, необходима разработка таких нравственных кодексов, которые устанавливают приоритет правила «не вреди» над правилом «помогай ближним». Предлагались и другие варианты альтруизма: «Живи и дай жить другим» (для большинства обычных людей в обычных обстоятельствах), «Живи и помогай жить другим» – для готовых к самопожертвованию.

    Решительно отвергал альтруизм Ницше, видя в нем одно из выражений «морали рабов». Он ставил вопрос о преодолении альтруизма как уравнивающего чувства стада.

    З. Фрейд трактовал альтруизм как невротическую компенсацию вытесненного первоначального эгоизма.

    Отвергался альтруизм и как «учение буржуазно-демократической морали» (Н. А. Бердяев), а в марксизме он определялся как идеологическая иллюзия, призванная закамуфлировать такой общественный порядок, который позволяет обладателям частной собственности представить свой частный корыстный интерес «в качестве интересов своих ближних».

    Глава 5
    Альтруизм – это проявление эгоизма?

    Никто не дает гарантии, что [нами] руководят лишь благородные побудительные причины. Себя знаешь иной раз слишком хорошо, чтобы фиглярствовать по поводу стопроцентности своих исключительно добрых намерений – до мозга костей альтруистических. При самых благих наших деяниях за спиной всегда стоит дьявол, который отечески похлопывает нас по плечу и нашептывает: «Ты это сделал просто замечательно!»

    Не так редко можно встретить мнение, что альтруизм является проявлением эгоизма. Например, Р. Чалдини (Cialdini, 1991) и его коллеги Марк Шаллер и Джим Фультц отмечают, что ни один из экспериментов по проявлению альтруизма не исключает возможных эгоистических объяснений оказания помощи.

    Мотивом альтруистичных поступков в любом случае будет эгоистическое желание, хотя оно может быть скрыто от сознания. Это связано с нашей культурой, которая пропагандирует альтруизм. Получается, что мы выставляем на суд общественности нашу безвозмездную помощь, скрывая эгоиста внутри. Мне нравится делать людям добро, т. е. я получаю от этого удовольствие, следовательно, оказывая помощь, я удовлетворяю и свое желание. А это вроде бы означает, что у меня имеется и эгоистичный мотив.

    При этом Бейтсон (Batson, 1999) утверждает, что искренний, «побуждаемый эмпатией альтруизм является частью человеческой природы». На примере двух с половиной десятков экспериментов Бейтсон (Batson, 2001) и другие исследователи (Dovidio, 1991; Staub, 1991; Wallach, Wallach, 1983) убедились, что иногда люди способны сосредоточиться не на собственном благополучии, а на благополучии других.


    Один из авторов (Aronfreed, 1968) рассматривает альтруизм как поведение, обусловленное негативным или позитивным «эмпатическим» подкреплением (исчезновением неприятного чувства, возникающего при виде страданий другого человека, или появлением приятного чувства при виде освобождения человека от страданий). Тем самым они отождествляют альтруизм с эгоистическим поведением.

    Вопрос действительно непростой. Чтобы разобраться в нем, необходимо рассмотреть, что такое эгоизм.

    Эгоизм чаще всего рассматривается как отрицательное качество человека. Эгоизм ненавистен, говорил Паскаль, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти. Многие философы видят причину страданий человека и общества в эгоизме. А по мнению французского писателя Р. Ролана, если эгоистическое благополучие – единственная цель жизни, жизнь быстро становится бесцельной.

    Эгоизм в сознании людей является антиподом альтруизма. При этом считается, что компромисса между ними быть не может. Что же понимают под эгоизмом?

    В Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона можно прочитать следующее: «Эгоизм – этическое мировоззрение, по которому единственным мотивом человеческих действий является стремление к личному благополучию, а также такой душевный склад, при котором это стремление поглощает всякие другие побуждения; при этом различают: грубый эгоизм, если мотивом деятельности служит стремление к чувственным наслаждениям; благородный эгоизм, если в сферу входят возвышенные умственные наслаждения и идея о необходимости согласования удовлетворения личных потребностей с общественным благом».

    В. Лейбин (2010) пишет, что эгоизм – это проявление интереса человека к самому себе, характеризующееся сосредоточением внимания на своих желаниях, влечениях, своем собственном мире в целом.

    Такое понимание эгоизма не раскрывает ту его особенность, из-за которой он рассматривается как отрицательное качество человека. Еще древнегреческий философ Эпиктет говорил, что все делать для себя одного отнюдь не означает поступать против общего блага. А именно последнее и связывается в массовом сознании с эгоизмом. Эгоизм начинается не тогда, когда человек заботится о собственных интересах, а тогда, когда он обособляет свои интересы от интересов окружающих и противопоставляет их друг другу.

    Как отмечает К. Муздыбаев (2000), эгоизм возникает лишь в связи с другими людьми, т. е. во взаимоотношениях при реализации интересов, выгодных для эгоиста и невыгодных для его партнеров. То есть дело не только в удовлетворении интересов эгоиста, но и в пренебрежении интересами других. Удовлетворяя свои интересы за счет других, эгоист создает конфликтную ситуацию. «Своекорыстие, сопровождаемое отсутствием чуткости к нуждам окружающих порождает антипатию, неприятие, вражду, т. е. взаимный негативизм» (Муздыбаев К., 2000).

    В соответствии с этим и в Толковом словаре русского языка дается следующее определение эгоизма: «Эгоизм – себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, пренебрежение к интересам общества и окружающих».

    Эгоизм (от лат. ego – «я») – преимущественно ценностная ориентация личности на удовлетворение своих индивидуальных интересов и потребностей без учета того, какие последствия это будет иметь для других людей. В отличие от нарциссизма эгоизм сам по себе не предполагает внутренней уязвимости и тотальной зависимости от внешнего субъекта. В этом смысле его правомерно рассматривать как гораздо более универсальное и, мало того, здоровое явление, являющееся производным от изначально присущего всем людям чувства самосохранения. Индивид с отчетливо выраженной эгоистической личностной направленностью (если он при этом не страдает нарциссизмом) зависит не от внешней а, напротив, от внутренней оценки, его интересует сравнение себя не с социальным окружением, а с определенными внутренними представлениями об успешности, должном поведении и т. п., присущими идеальному Я.

    Эгоист просто не в состоянии замечать, что окружающие страдают от его поведения. На мир он смотрит как потребитель и всех оценивает с позиции полезности только ему самому. В окружающих его людях он в основном видит только отрицательные черты. Это показано в исследовании К. Муздыбаева (табл. 5.1).

    Таблица 5.1. Выраженность личностных характеристик у окружающих людей по оценкам лиц с высокой и низкой склонностью к эгоизму

    Из данных, приведенных в таблице, видно, что более склонные к эгоизму приписывают своему окружению большую выраженность отрицательных характеристик, чем те, у кого склонность к эгоизму низкая.

    Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру.

    Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям:

    «Тот из вас, кто первым добежит до дерева, получит все сладкие фрукты». Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами.

    Пораженный антрополог спросил у детей, почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: «Обонато». Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? «Обонато» на их языке означает: «Я существую, потому что мы существуем».

    Представление об эгоизме содержалось в первом фундаментальном труде З. Фрейда «Толкование сновидений» (1900). В нем он не только обратил внимание на эгоистические сновидения, в которых фигурирует собственное Я сновидца, но и подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению – особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер».

    Зачем, – говорит эгоист, – стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?

    Того эгоизма, который ограничился бы самим собой и не выходил бы за пределы отдельной личности, не существует, следовательно, вовсе нет и того, «дозволенного» морально-индифферентного эгоизма.

    Эгоизм бывает разным (например, немецкий философ И. Кант выделил эгоизм себялюбия – благоговение к самому себе, и эгоизм самодовольства – удовлетворенность самим собой), поэтому и отношение к нему высказывается разное. А. И. Герцен отделял эгоизм узкий, животный, грязный от высшего. Слово «эгоизм», писал он, как и слово «любовь», слишком общее, может быть гнусная любовь, может быть высокий эгоизм. Эгоизм развитого, мыслящего человека благороден, он-то и есть его любовь к науке, к искусству, к ближнему, к широкой жизни, к независимости; любовь ограниченного дикаря, даже любовь Отелло, – высший эгоизм. Моралисты говорят об эгоизме как о дурной привычке, не спрашивая, может ли человек быть человеком, утратив живое чувство личности.

    Разумеется, люди – эгоисты, потому что они лица [личности. – Е. И.], писал А. И. Герцен. Как же быть самим собой, не имея резкого сознания своей личности? Мы – эгоисты, и потому добиваемся независимости, благосостояния, признания наших прав, потому жаждем любви, ищем деятельности и не можем отказывать без явного противоречия в тех же правах другим.

    Таким образом, говоря об эгоизме, авторы по существу говорят о «мягком» и «жестком» (крайнем) проявлении эгоизма.

    Эгоизм – это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

    Если мы хотим чем-то помочь какому-нибудь делу, оно должно сперва стать нашим собственным, эгоистическим делом, писал Ф. Энгельс. А. Шопенгауэр отмечал, что эгоизм, вооруженный разумом, старается избегнуть своих же собственных дурных последствий, направляющихся против него самого. Поэтому Л. Фейербах призывал: «Различайте между злым, бесчеловечным и бессердечным эгоизмом и эгоизмом добрым, участливым, человечным; различайте между незлобивым, невольным себялюбием, находящим удовлетворение в любви к другим, и себялюбием произвольным, намеренным, находящим удовлетворение в равнодушии или даже в прямой злости по отношению к другим». Эгоизм заставляет нас стремиться к тому, чтобы нравиться другим, полагает Ф. Брентано.

    Соотношение эгоизма с себялюбием и любовью к себе рассматривал Э. Фромм. В статье «Эгоизм и себялюбие» (1939) и в книге «Человек для себя» (1947) он подметил, что с точки зрения современной культуры быть себялюбивым грешно, поскольку это рассматривается как проявление эгоизма. Однако это противоречит практическому положению дел в западном обществе, где себялюбие – мощный и оправданный стимул человека. Не случайно такие мыслители, как Ницше и Штирнер объявляли эгоизм, себялюбие и любовь к себе добродетелью.

    Э. Фромм исходил из того, что метание между двумя догмами (эгоизм как грех, зло и как добродетель, добро) вредит процессу интеграции личности и является одним из источников душевного разлада современного человека. По его мнению, любовь к себе и любовь к другим людям не исключают друг друга.

    Вопреки распространенной точке зрения, что эгоизм не тождествен себялюбию, так как при нем человек, заботясь о своем благе, не противоречит благу других, а иногда даже совмещает свои стремления со стремлениями близких людей, Э. Фромм отделял себялюбие от любви к себе, указывая, что они не только не тождественны, но и прямо противоположны. Себялюбивый человек не способен любить ни других, ни самого себя. Несостоятельность современной культуры кроется не в принципе индивидуализма и излишнем эгоизме человека, а в искажении смысла личного интереса. Суть не в том, что люди слишком сосредоточены на своем личном интересе, а в том, что они недостаточно сосредоточены на интересах своего реального Я. И дело не в том, что люди слишком себялюбивы, эгоистичны, а в том, что «они не любят себя». В конечном счете оказывается, что в действительности эгоист не только игнорирует других людей, но и ненавидит себя.

    Вообще надо признать, что понимание альтруизма как бескорыстной помощи другому является мифом. Все дело в том, что понимать под корыстью. Ведь часто за поведением «доброго самаритянина» могут скрываться совсем иные мотивы: самоудовлетворение собственных душевных потребностей и интересов. Герберт Гинтес считает, например, что различные проявления альтруизма: забота об исчезающих видах птиц, бескорыстная помощь нуждающимся, жизнь, принесенная на алтарь материнства, деньги, перечисленные жертвам землетрясения, – все это не что иное, как забота о себе любимом. Человек делает добро другому, чтобы спокойно спать, не мучаясь угрызениями совести, или гордиться своей добротой, т. е. ради переживания удовлетворения от своего поступка. Едва ли не все доноры из тех, что приняли участие в исследовании, проведенном Джейн Пильявин, согласились, что донорство «заставляет человека уважать себя» и «дает ему чувство самоудовлетворения». Разумеется, человек, делающий добро, почти всегда делает его от чистого сердца, и даже если за этим стоят совсем другие скрытые мотивы, сам человек может их не осознавать и не задумываться о реальных истоках своих поступков. Например, если в открытое окно до человека донесется детский или женский крик, он встревожится или испугается. Для того чтобы успокоиться, он постараетесь узнать, в чем дело, и, если потребуется, оказать помощь (Piliavin, Piliavin, 1973). Таким образом, помощь оказывается в том числе и ради собственного спокойствия. То, что это действительно так, экспериментально доказал Деннис Кребс (Krebs, 1975): те из его испытуемых, студентов Гарвардского университета, самоотчеты и физиологические реакции которых свидетельствовали о наиболее эмоциональном восприятии чужой беды, оказывали попавшему в нее человеку и самую существенную помощь.

    Верно ли, что единственная цель, которой руководствуются герои, спасающие людей, безвестные доноры и волонтеры Корпуса мира [Корпус мира – организация, созданная в 1961 г. в США и объединяющая квалифицированных учителей, строителей и других специалистов, работающих на добровольных началах в развивающихся странах. – Примеч. лерев.], – бескорыстная забота о других? Или они всегда стремятся к одному – в той или иной форме удовлетворить собственные потребности: получить вознаграждение, избежать наказания или чувства вины или избавиться от душевного дискомфорта?

    Иллюстрацией этой философской проблемы служит эпизод из жизни Авраама Линкольна. Во время поездки в почтовой карете он обсуждал ее со своим попутчиком. Не успел Линкольн сказать, что все добрые дела совершаются благодаря эгоизму, как заметил свинью, которая истошно визжала. Оказалось, что тонули ее поросята, свалившиеся в пруд. Попросив кучера остановиться, Линкольн выпрыгнул из кареты, бросился к пруду и вытащил поросят на сушу. Когда он вновь сел в карету, его попутчик заметил: «Ну, Эйб, какое отношение эгоизм имеет к тому, что только что произошло?» – «Побойся Бога, Эд! Самое прямое! Я бы целый день места себе не находил, если бы бросил на произвол судьбы это несчастное семейство! Неужели ты не понимаешь, что я сделал это только для того, чтобы меня не мучила совесть?» (Sharp, цит. по: Batson et al., 1986). До недавнего времени психологи были согласны с Линкольном.

    Однако психолог Дэниел Бэйтсон полагает, что наша готовность помогать другим есть следствие обеих причин – заботы о собственных интересах и альтруистических соображений (Batson, 2001).

    Альтруизм может стать болезнью

    Примеры гиперальтруизма – безвозмездно пожертвовать орган, пребывая в полном здравии, человеку, которого вы никогда не увидите. Это явление заинтересовало для исследователей, пытающихся объяснить альтруизм с научной точки зрения.

    Для биологов и психологов альтруизм оправдан с эволюционной и социальной точки зрения: это качество помогало облегчить передачу генов или повысить свою репутацию среди друзей, или даже привести к признанию и взаимности. Но в случае гиперальтруизма все иначе: человек не должен получать никакого удовлетворения или выгоды от благотворительности.

    Естественно, гиперальтруизм – редкое явление. Откуда берутся люди, которые чувствуют насущную потребность помочь незнакомцу? Что это – доброта или болезнь? Ученые недавно исследовали головной мозг и выявили определенные различия в мозге альтруистов и обычных людей.

    Психологи, изучающие феномен альтруизма, определили 19 таких доноров в Соединенных Штатах через банки органов донорства. Они к пришли к выводу, что гиперальтруизм – особое неврологическое состояние, которое позволяет человеку избавиться от всего, что имеет.

    Американские неврологи обнаружили в головном мозге этих людей измененную активность определенной области – у них была увеличена мозжечковая миндалина. Миндалевидная железа определяет спонтанность человеческого поведения, играет важную роль в восприятии эмоций, таких как страх или беспокойство и, как, оказалось, отвечает за подобную щедрость.

    Но что, если миндалина не большого размера, но очень маленький? Ученые считают, что это отличительная характеристика психопатов, которая объяснила бы, почему такие люди не воспринимают страх или тревогу у других, что делает их безжалостными к жертвами.

    Cтатьи по теме:

    Жертвы нападений страдают от паранойи

    Исследования показали, что жертвы грабежей и нападений впоследствии страдают постоянным чувством паранойи – а это может отрицательно повлиять на их отношения с другими людьми.

    Почему женщина не хочет заниматься сексом, и что с этим делать?

    Отсутствие интереса к сексу – проблема многих женщин. К сожалению, в отличие от мужчин, у которых есть виагра, для женщин не разработаны лекарства, повышающие либидо. К тому же, часто женщины стесняются говорить о своих проблемах.

    Анорексия: еще одна жертва

    Французская модель и актриса, принявшая участие в кампании по борьбе с анорексией, скончалась в возрасте 28 лет. Фотографии и баннеры с изображением обнаженной Изабель Каро, вызывают отвращение не только к диетам, но и к модельному бизнесу.

    Супружеская жизнь: четыре способа приятно удивить партнера

    Исследователи советуют супружеским парам не расстраиваться в том случае, если заранее запланированный «грандиозный романтический уикэнд» из-за плотного рабочего графика не состоялся.

    3 правила: как сделать секс незабываемым?

    Для того, чтобы доставлять истинное наслаждение, секс не должен быть лишен спонтанности, считают эксперты. Они предлагают последовать трем советам, которые вознесут вас на вершину блаженства.

    Как распознать проблемы со щитовидкой? 6 симптомов

    Щитовидная железа – центр обмена веществ, и если она не справляется со своими «обязанностями», это обязательно скажется на нашем самочувствии. Существует много симптомов, указывающих на проблемы со щитовидной железой…

    Чтобы не растолстеть… выключите свет!

    Как это ни странно звучит, но ночное освещение… приводит к набору избыточного веса. Об этом заявили ученые из США – страны, где ожирение приобрело масштабы эпидемии.

    Мужчина и женщина: пять способов разнообразить отношения

    Ничто не может омрачить супружескую жизнь так, как рутина и серые будни. Чтобы вернуть романтику и разнообразить ваши отношения, эксперты из Университета штата Огайо в США (Ohio State University, USA) рекомендуют:

    Новости по теме:

    На первый взгляд, казалось бы, ничего не обычного подойти к комуто ближе или прикоснуться к незнакомому человеку. Стоит ли поднимать шумиху?

    Оказывается, что по тому, как вы сопереживаете, можно проследить физические различия в вашем головном мозге – сообщает статья, опубликованная в журнале в NeuroImage.

    Что может скрываться за нашим альтруизмом? — альтруизм, любовь, психология, болезнь

    Альтруизм – это принцип поведения, согласно которому человек делает добрые поступки, связанные с бескорыстной опекой и благополучием других. Альтруизм значение слова и главный его принцип определяются, как «жить ради других». Термин альтруизм ввёл Огюст Конт основатель социологической науки. Под этим понятием он лично понимал бескорыстные побуждения личности, которые влекут действия, предоставляющие пользу только для других.

    К определению альтруизма О. Контом было выдвинуто оппозиционное мнение психологами, которые с помощью своих исследований определили, что альтруизм в длительной перспективе образовывает больше преимуществ, нежели на него было затрачено усилий. Они признали, что в каждом альтруистическом действии есть доля эгоизма.

    Как противоположность альтруизму рассматривается эгоизм. Эгоизм – жизненная позиция, согласно которой удовлетворение собственного интереса воспринимается, как наивысшее достижение. Отдельные теории твердят, что альтруизм это в психологии определенная форма эгоизма. Человек получает высшее удовольствие от достижения успехов другими, в которых он принимал непосредственную участь. Ведь в детстве всех учат, что добрые дела делают людей значимыми в обществе.

    Но если все же рассматривать альтруизм значение слова, которое переводится, как «другой», тогда оно понимается, как помощь другому, которая проявляется в актах милосердия, заботе и самоотречении ради другого человека. Необходимо, чтобы эгоизм, как противоположность альтруизму присутствовал в человеке в меньшей мере и уступал место доброте и благородству.

    Альтруизм может соотноситься с разнообразными социальными переживаниями, например, симпатией, милосердием, сочувствием и доброжелательностью. Альтруистические поступки, которые распространяются за границы родственных, дружеских, соседских, или любых отношений по знакомству, называются филантропией. Люди, которые занимаются альтруистической деятельностью, за пределами знакомств, называются – филантропами.

    Примеры альтруизма различаются зависимо от пола. Мужчины склонны к кратковременным порывам альтруизма: вытащить тонущего из воды; помочь человеку, попавшему в сложную ситуацию. Женщины готовы к более долговременным поступкам, они могут забыть о своей карьере, чтобы воспитать детей. Примеры альтруизма отображаются в волонтерской деятельности, помощи нуждающимся, наставничестве, милосердии, бескорыстии, филантропии, донорстве и другом.

    Альтруизм, что это такое

    Альтруистичное поведение приобретается с воспитанием и вследствие индивидуального самовоспитания.

    Альтруизм это в психологии понятие, которым описывается активность человека, ориентированная на заботу об интересах других. Эгоизм, как противоположность альтруизму по-разному толкуется в бытовом использовании, от этого смысл этих двух понятий путается. Так, альтруизм понимается, как качество характера, намерение или общая характеристика поведения человека.

    Альтруист может пожелать проявить заботу и потерпеть неудачу в самой реализации плана. Альтруистическое поведение иногда понимается, как проявление искренней заботы о благополучии других больше, нежели о собственном. Иногда, это как проявление одинакового внимания к своим потребностям и к нуждам других людей. Если «других» много, тогда данное истолкование не будет иметь практического смысла, если же относится к двум индивидам, тогда оно может стать крайне важным.

    «Взаимные» альтруисты – это люди, которые согласны на жертву только ради тех людей, от кого они ожидают аналогичных поступков. «Универсальные» – считают альтруизм этическим законом, и следуют ему, совершая добрые поступки с благими намерениями ко всем.

    Альтруизм бывает нескольких видов, которые сразу можно трактовать, как примеры альтруизма. Родительский альтруизм выражается в бескорыстном саможертвенном отношении, когда родители полностью готовы, что должны будут отдать материальные блага и вообще собственную жизнь ребенку.

    Нравственный альтруизм это в психологии реализация нравственных потребностей ради достижения внутреннего комфорта. Это люди, имеющие повышенное чувство долга, которые предоставляют бескорыстную поддержку и получают моральное удовлетворение.

    Социумный альтруизм распространяется лишь на людей из ближайшего круга – друзей, соседей, коллег. Такие альтруисты предоставляют бесплатные услуги этим людям, что делает их более успешными. Поэтому ними часто манипулируют.

    Сочувственный альтруизм – люди испытывают эмпатию, понимают потребности другого, искренне переживают и могут помочь ему.

    Демонстративный тип альтруистического поведения проявляется в поведении, что поддается контролю общепринятым нормам поведения. Такие альтруисты руководствуются правилом «так положено». Они проявляют свой альтруизм в безвозмездных, жертвенных поступках, используя личное время и собственные средства (духовные, интеллектуальные и материальные).

    Альтруизм это в психологии стиль поведения и качество характера индивида. Альтруист ответственный человек, он способен индивидуально принять ответственность за поступки. Он ставит интересы других выше, чем собственные. Альтруист всегда владеет свободой выбора, ведь все альтруистические поступки совершаются им самим только по собственному желанию. Альтруист одинаково остается удовлетворенным и не ущемленным, даже когда поступается личными интересами.

    Происхождение альтруистического поведения представлено в трех главных теориях. Эволюционная теория объясняет альтруизм через определение: сохранение рода есть движущей развивающей силой эволюции. В каждом индивиде заложена биологическая программа, согласно которой он склонен совершать добрые поступки, которые ему лично не приносят пользу, но он сам понимает, что делает все это для всеобщего блага, сохранения генотипа.

    По теории социального обмена – в разнообразных социальных ситуациях совершается подсознательный учет основных ценностей в социальной динамике – информации, взаимных услуг, статуса, эмоций, чувств. Оказавшись перед выбором – помочь человеку или мимо пройти, индивид инстинктивно сначала просчитывает возможные последствия своего решения, он соотносит затраченные силы и полученную личную выгоду. Данная теория демонстрирует здесь, что альтруизм является глубинным проявлением эгоизма.

    По теории социальных норм законы социума твердят, что совершение безвозмездной помощи является естественной необходимостью человека. Данная теория основывается на принципах обоюдной поддержки равных, и на социальной ответственности, помощи людям, что не располагают возможностью ответить взаимностью, то есть маленькие дети, больные люди, пожилые или малоимущие. Здесь мотивацией альтруистических поступков считаются социальные нормы.

    Каждая теория анализирует альтруизм разносторонне, не дает единственного и полного объяснения его происхождения. Вероятно, это качество стоит рассматривать в духовной плоскости, поскольку вышеописанные теории социологического характера и ограничивают изучение альтруизма, как личностного качества и выявления мотивов, что побуждают человека действовать бескорыстно.

    Если происходит ситуация, где другие являются свидетелями поступка, тогда индивид, который его совершает, будет готов к альтруистическому действию больше, нежели в ситуации, когда никто не наблюдает за ним. Это происходит через стремление человека выглядеть хорошо перед окружающими. Особенно, если наблюдателями являются значимые люди, чье расположение к себе он принимает, как очень ценное или эти люди также ценят альтруистические поступки, человек будет стараться придать своему поступку еще большего благородства и демонстрировать свою бескорыстность, не ожидая, что его отблагодарят.

    Если возникает ситуация, в какой вероятна опасность того, что отказ в помощи конкретному человеку значит то, что индивиду придется нести за неё персональную ответственность, по закону, например, тогда он, конечно, будет более расположен действовать альтруистически, даже когда лично этого не хочет делать.

    Дети, в основном, проявляют альтруистические поступки через подражание взрослым или другим детям. Это совершается до того, как они понимают необходимость такого поведения, даже если другие поступают по-другому.

    Альтруистическое поведение, как результат простого подражания может случаться в группе и подгруппе, в какой другие люди, что окружают данного индивида, делают альтруистические поступки.

    Также как человек проявляет симпатию к людям, которые на него похожи, также он тянется помогать таким людям. Здесь альтруистические действия управляются сходством и отличием от человека тех, кому он помогает.

    Принято думать, что поскольку женщины слабый пол, значит, мужчины должны помогать им, особенно, когда ситуация требует физического усилия. Поэтому за нормами культуры мужчины должны действовать альтруистически, но если случается, что мужчина нуждается в женской помощи, тогда себя альтруистически должны вести женщины. Это является мотивацией альтруизма, образованной на гендерных различиях.

    Так происходит в ситуациях, когда требуется помочь индивиду определенного возраста. Так, дети, пожилые люди намного больше нуждаются в помощи, нежели индивиды среднего возраста. К этим возрастным категориям люди должны проявлять альтруизма больше, чем к взрослым, которые еще могут сами помочь себе.

    Такие аспекты, как актуальное психологическое состояние, особенности характера, религиозные наклонности, относятся к персональным особенностям альтруиста, влияющие на его поступки. Поэтому, объясняя альтруистические действия, нужно учитывать текущее состояние альтруиста, и принимающего его помощь. Также в психологии определяют личностные качества, что содействуют, либо препятствуют альтруистическому поведению. Содействуют: доброта, эмпатия, порядочность, надежность, а препятствуют: черствость, агрессивность, безразличие.

    Чем опасен избыточный альтруизм

    Скорее всего, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда партнер просил помочь с мытьем посуды после тяжелого рабочего дня или друг уговаривал отвезти в аэропорт с утра. Как вы поступали? Кого выбирали — себя или других?

    Группа психологов провела исследование в области коллективной мотивации в начале 2020 года. Люди с высоким уровнем коллективной мотивации, как правило, беспокоятся и заботятся о других. Они обычно помогают окружающим бескорыстно и не ведут счет, кто кому «задолжал». Пример такого отношения — безусловная любовь и забота, которую родитель дарит ребенку.

    Чтобы выяснить, как забота о других влияет на личное благополучие, психологи проанализировали 100 исследований, собрав статистику по 26 тыс. респондентов из Европы и Северной Америки. В них использовались опросники для оценки удовлетворенности жизнью и отношениями респондентов и их партнеров, а также трех типов коллективной мотивации.

    Общая коллективная мотивация показывает, насколько человека беспокоит благополучие окружающих: от самых близких до дальних знакомых и даже незнакомцев.

    Коллективная мотивация, направленная на близкого, характеризует готовность поддерживать конкретного близкого человека (партнера, члена семьи, друга) и заботиться о нем.

    Абсолютная коллективная мотивация — готовность бескорыстно поддерживать других, даже ценой ущемления собственных потребностей.

    Считаете себя излишне самоотверженным? Нужно уделять больше времени заботе о себе

    Участники, которых беспокоит благополучие окружающих в целом и которые готовы помогать конкретным близким, больше других довольны жизнью и испытывают больше положительных эмоций. Они и их партнеры более счастливы в отношениях по сравнению с парами, в которых уровень коллективной мотивации ниже. С участниками, готовыми поддерживать других в ущерб себе, не так просто: страдает их личное благополучие. Излишняя самоотверженность влечет негативные последствия.

    Эти выводы подтверждают исследования на тему альтруизма и взаимопомощи. Помогая другим, мы можем улучшить свое здоровье, стать счастливее и укрепить отношения, но у избыточной заботы об окружающих есть и обратная сторона. Слишком самоотверженные люди могут почувствовать, что их используют, или заработать эмоциональное выгорание.

    Считаете себя излишне самоотверженным? Уделяйте больше времени заботе о себе. Так, один из способов построить отношения, которые приносят удовлетворение обоим партнерам, — заботиться друг о друге, не пренебрегая личными потребностями и желаниями. Кроме того, стоит выбирать партнеров, которые разделяют вашу склонность к альтруизму. В таком случае не будет риска оказаться в ситуации, что вас используют.

    В таких отношениях вы будете уверены: если сегодня вы помогаете мыть посуду, завтра в чем-то другом помогут вам.

    Об авторе

    Бонни М. Ли (Bonnie M. Le) — социальный психолог. Подробнее на ее сайте .

    Альтруизм

    Альтруизм в его самом кратком и точном определении — это бескорыстное оказанием помощи людям. Альтруист помогает другим людям всегда, в том числе тогда, когда ничего не получает взамен и даже сам может пострадать из-за оказания помощи людям. Исполненный чувства сострадания к людям, он может отдать свое совершенно незнакомому человеку, не ожидая ни благодарности, ни вознаграждения.

    Социальные психологи давно пытаются понять природу альтруистического поведения, по-разному отвечая на вопрос о том, что побуждает людей вести себя альтруистически. Тот или иной конкретный ответ на данный вопрос, как показывает практика, зависит от индивидуальных психологических особенностей того ученого, который этот ответ предлагает. Если сам он как человек убежден в том, что люди никогда и ничего не делают даром или просто так, не рассчитывая на определенную выгоду (она также может пониматься по-разному, как идеалистически, так и материалистически), то в объяснениях альтруистического поведения такой ученый обязательно ищет и находит какую-то «выгоду». Если он сам представляет собой по-настоящему альтруистическую личность, то соответственно объясняет подобное поведение других людей, подчеркивая отсутствие в нем и в его мотивации какой-либо выгоды.

    В отношении альтруизма, понимаемого в качестве мотива социального поведения, сложились две противоположные точки зрения: биологическая и социальная. Биологическая точка зрения на происхождение альтруизма заключается в том, что он как потребность и форма поведения считается врожденным, унаследованным человеком от животных. Эта точка зрения обосновывается тем, что не только у человека, но и у животных, особенно высших, можно наблюдать случаи заботы друг о друге и оказания помощи друг другу. Кроме того, у детей довольно рано можно заметить альтруистические тенденции в поведении, и этот факт рассматривается также как косвенное подтверждение врожденного происхождения альтруизма.

    Не менее убедительными представляются, однако, и доказательства социального происхождения данного мотива и соответствующей ему формы поведения. Они сводятся к следующему. Если, например, взрослые люди в общении с детьми часто проявляют альтруизм, то и дети, подражая им, начинают демонстрировать его. Замечено, что альтруизм родителей нередко сочетается с проявлениями альтруизма у их детей, и наоборот, отсутствие альтруистического поведения у родителей часто сопровождается отсутствием его и у детей.

    Все теории социального происхождения альтруизма делятся на две основные группы: «корыстные» и «бескорыстные». В первых утверждается, что за любым альтруистическим поведением лежит открытая или скрытая, осознаваемая или неосознаваемая людьми выгода, которую из него стремятся извлечь. Во вторых теориях содержится мысль о том, что за альтруистическим поведением никакой личной выгоды для человека не содержится, что оно всегда бескорыстно. Предлагаются следующие варианты «корыстного» объяснения альтруистического поведения.

    • 1. Теория социального обмена.Согласно этой теории любое взаимодействие и любые взаимоотношения людей в обществе управляются так называемой «социальной экономикой». Альтруизм — это, по мнению сторонников данной теории, обмен психологическими «услугами» между людьми: признанием, любовью, уважением, расположением и т. п. Поступая альтруистически, человек это делает расчетливо — надеясь на такие же ответные отношения. Он, однако, организует свои альтруистические действия таким образом, что ему удастся «заплатить меньше», а «получить взамен больше».
    • 2. Теория замаскированного эгоизма.В этой теории утверждается, что люди проявляют альтруизм, чтобы получить самоудовлетворение, гордиться собой, заслужить расположение тех, кому они оказывают помощь, повысить самооценку, укрепить чувство собственного достоинства или удовлетворить иные, сугубо личные потребности.

    Альтернативу этим теориям составляют объяснения, где не подчеркивается выгода, извлекаемая альтруистом для себя, или рассматриваются случаи, когда человек никак не может объяснить свое альтруистическое поведение. Примеры таких «бескорыстных» теорий следующие.

    • 1. Теория эмпатии.В данной теории содержится мысль о том, что альтруистическим поведением руководит естественная способность человека сочувствовать и сопереживать людям. Такое чувство всегда возникает у человека, если он видит, как страдают другие люди, и этого вполне достаточно для проявления альтруистического поведения.
    • 2. Социально-нормативная теория.Согласно этой теории люди ведут себя альтруистично по той причине, что они усвоили социальную норму, которая предписывает всем людям всегда вести себя подобным образом. В качестве такой нормы могут выступать, например, предписания верующим, содержащиеся в том или ином религиозном учении, или норма социальной ответственности, входящая в состав ценностей соответствующего общества.

    Наряду с описанными выше объяснениями, существует и эволюционно-биологическое объяснение альтруизма. Оно исходит из предположения, что склонность к альтруистическому поведению заложена в генетической программе развития не только человека, но и многих, прежде всего высших, животных. Сторонники этой теории, наблюдая поведение зверей, направленное на оказание помощи себе подобным, делают вывод о том, что альтруистическое поведение имеет биологическую основу, что в его основе лежит инстинктивное стремление к поддержанию и сохранению рода: «Наши гены заставляют нас заботиться о тех, с кем мы имеем кровное родство»1.

    Соответственно существует и ситуационное объяснение альтруизма, то есть ситуационная теория альтруизма. Обсуждая вопрос о ситуационных влияниях на проявление альтруизма, ученые выделяют следующие факторы:

    • • присутствие или отсутствие других людей в момент реализации альтруистического поведения;
    • • реакции значимых людей на свое поведение;
    • • принятие человеком на себя ответственности в случае отказа в оказании помощи другому человеку;
    • • подражание другим людям;
    • • сходство или отличие человека от тех людей, кому он оказывает помощь;
    • • тендерный фактор;
    • • возрастной фактор;
    • • собственное психологическое состояние человека в данный момент времени;
    • • индивидуальные особенности человека;
    • • отношение человека к религии.

    В присутствии других людей, которые являются свидетелями его поступка, человек будет более склонен вести себя альтруистически, чем в анонимной ситуации, когда никто за ним не наблюдает. Это объясняется стремлением человека хорошо выглядеть в глазах окружающих его людей. Если за человеком наблюдают значимые для него люди, чьим личным расположением он особенно дорожит и кто сам ценит альтруизм, человек будет еще более склонен к проявлению альтруизма, чем в описанном выше случае. Если возникает опасность того, что, отказав в помощи другому человеку, индивид будет нести за это персональную ответственность, например ответственность по закону, то он, естественно, будет склонен проявлять альтруизм, хотя и не по своему желанию или убеждению.

    Маленькие дети обычно проявляют альтруизм, просто подражая взрослым людям и другим детям, и это происходит задолго до того времени, когда они осознают необходимость вести себя подобным образом даже в том случае, если другие люди ведут себя иначе. Следствием простого подражания альтруизм может стать в группе или в толпе, когда другие люди, окружающие данного человека, ведут себя альтруистически.

    Замечено, что мы не только проявляем симпатии в отношении тех людей, кто на нас похож, но и в большей степени стремимся помогать именно таким людям. В данном случае альтруистическое поведение управляется соответственно сходством или отличием тех, кому мы помогаем, от нас самих.

    В большинстве современных культур принято считать мужчин сильным, а женщин — слабым полом. Такое отношение к людям разного пола предписывает мужчине оказывать помощь женщине во всех ситуациях, где речь идет о недостатке физических усилий или об оказании чисто физической помощи. Поэтому нормы культуры предписывают мужчинам в подобных социальных ситуациях вести себя альтруистически по отношению к женщине. Если же ситуация такова, что мужчине требуется женская помощь, то подобным образом ведут себя женщины. Это — мотивация альтруизма, основанная на тендерных различиях.

    Аналогично обстоит дело в тех случаях, когда необходимо оказать помощь человеку определенного возраста. Признано, что дети и пожилые люди больше нуждаются в помощи, чем люди среднего возраста. Поэтому в отношении этих двух возрастных категорий людей проявляется больше альтруизма, чем в отношении взрослых людей, которые способны сами себе помочь.

    Все три оставшихся фактора (собственное психологическое состояние человека в данный момент времени; индивидуальные особенности человека; отношение человека к религии) имеют отношение к индивидуальным особенностям человека, проявляющего альтруизм. Следовательно, объясняя альтруистическое поведение, необходимо принимать во внимание состояние (настроение) как того, кто проявляет альтруизм, так и того, кто принимает альтруистическую помощь. Имеются личностные свойства, которые способствуют или препятствуют проявлениям альтруизма. Содействуют такому поведению, например, эмпатия, доброта, ответственность, порядочность, а мешают эгоизм, агрессивность, черствость и безразличие к людям.

    Все эти теории, строго говоря, альтернативными не являются и взаимно дополняют друг друга. Люди в разных ситуациях будут, наверное, руководствоваться различными соображениями, проявляя альтруизм, причем, скорее всего, не одним, а сразу несколькими соображениями одновременно. Те мотивы альтруистического поведения, которые предпочтет человек, будут также зависеть и от его собственных индивидуальных особенностей. Следовательно, разрабатывая теории альтруизма, необходимо включать в них и личностную составляющую, и анализ ситуации, в которой человек проявляет альтруистическое поведение.

    А существует ли альтруизм?

    В своей жизни мы совершаем различные поступки. И, как говорили нам в детстве, некоторые из них хорошие, некоторые плохие. Одни наши поступки приносят пользу только нам и бывает, что вредят другим (эгоистическая форма поведения). Другие же «нацелены на общее благо», приносят пользу другим.

    Такое поведение, когда человек заботится о благополучии других, называется альтруистическим. Кроме того альтруизмом называются бескорыстные поступки, самоотверженные, связанные с принесением в жертву собственных интересов, совершенные ради интересов других людей.

    Альтруизм, наверное, взял истоки из христианской заповеди «Возлюби ближнего, как самого себя». Само же понятие ввел Огюст Конт (основатель социологии, французский философ) в противопоставление эгоизму. Но есть ли он на самом деле? И насколько альтруистические поступки лишены всякого эгоистического мотива?

    Во избежание гневной критики со стороны других, заранее отмечу, что статья не основана на научно доказанных фактах, а опирается лишь на мои гипотезы, с которыми вы, дорогие читатели, можете быть не согласны!

    И, наверное, убежденный оптимист, имеющий девиз по жизни «Всё будет хорошо, я узнавала…», после прочтения ниже изложенного материала всё равно останется с мыслью, что «хорошие люди есть и они совершают бескорыстные альтруистические поступки». Я же, в свою очередь, придерживаюсь точки зрения (возможно, немного циничной), что не все «так чисто и гладко» в помыслах этих людей. Так ли бескорыстен каждый поступок альтруиста?

    Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции — радость, удовлетворение А это уже корысть, польза для самого «альтруиста». А что же говорить о благодарности со стороны того, ради кого данный поступок совершался?

    На мой взгляд, уместно здесь и предположение о повышении собственной самооценки такими благородными поступками. Ведь они же показывают нам и другим людям, какие мы хорошие, так и просят за нас: «погладь по головке». И конечно, удовлетворяют нашу потребность быть нужными и значимыми, помогают нам самоутвердиться.

    Кстати, не исключена такая функция совершения альтруистического поступка, как заглаживание вины (к примеру, за совершенный ранее «плохой» поступок) — здесь присутствует эффект «раскаяния».

    Конечно, хочется верить в то, что «не перевелись еще на земле русской» люди, которые способны сделать хоть что-то «просто так». И так хочется, чтобы таких людей было побольше. Ведь в современном обществе людей, живущих «только для себя», стремящихся обладать как можно большим, удовлетворять свои потребности, не считаясь с другими, согласитесь, куда больше, чем тех немногих, совершающих что-то ради других людей.

    И пусть в их поступках есть толика «неблаговидных», эгоистичных причин, согласитесь — это не столь важно. Главное, что есть люди, которым небезразличны близкие и совершенно незнакомые люди. Давайте будем ценить таких людей и сами будем хоть немного следовать их примеру. Ведь так приятно делать что-то хорошее!

    Проголосовали 23 человека

    12
    5
    6

    Комментарии (16):

    Войти через социальные сети:

    Как гласит народная мудрость: Хочешь долго не видеть человека- займи ему денег (В данном случае сделай что-либо без корыстный намерений))

    Меня лично побуждает к помощи людям радость при виде их счастливых лиц.

    А существует ли альтруизм

    Вот например я — я всегда иду навстречу тому, кто жаждет сделать для меня какое-нибудь доброе дело.

    В результате один из нас получает доброе дело, а другой обретает весь мир, веру в себя и Спасение — он альтруист. А я — я еще больший альтруист, поскольку дал возможность ближнему своему почувствовать себя альтруистом.

    Т.о., волки сыты овцы целы.

    зы
    статью конечно недочетал.

    «Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции – радость, удовлетворение и т.п.»
    Особо наслаждается положительными эмоциями погибающий «за други своя».

    «матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих)» — даже если эти окружающие за сто вёрст, а сама мать ни окружающих, ни света белого через секунду уже никогда не увидит.


    На мой взгляд, тема не раскрыта.

    Альтруизма в чистом виде не существует, стоит это усвоить. Любой поступок, направленный ради блага другого, даже на первый и последний взгляд самый альтруистичный, всегда содержит в себе компонент здорового (или нет) эгоизма.
    Все, что мы делаем, мы делаем, в первую очередь, для и ради себя. И если это направлено на добро другим — называется в народе альтруизмом.

    Даже материнская любовь, принятая в народе за парадигму альтруизма, имеет под собой инстинкт (инстинкт материнства — природу), соблюдений социумный установок (матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих) и в конечном итоге получение удовлетворения и радости от следования своей материнской природе и ожиданий социума.

    Эгоизм, глубоко укорененный в альтруизме, может быть «более» или «менее» эгоистичным, возвышенным или низким: ради высоких духовных целей или низких материальных, но он присутствует априори и всегда.

    Игорь Ткачев, в статье как раз именно это и написано.

    Игорь Ткачев, «Я же, в свою очередь, придерживаюсь точки зрения (возможно, немного циничной), что не все «так чисто и гладко» в помыслах этих людей. Так ли бескорыстен каждый поступок альтруиста? Ведь, совершая поступок, направленный на принесение пользы другому, человек испытывает положительные эмоции – радость, удовлетворение и т.п. А это уже корысть, польза для самого «альтруиста». А что же говорить о благодарности со стороны того, ради кого данный поступок совершался? На мой взгляд, уместно здесь и предположение о повышении собственной самооценки такими благородными поступками. Ведь они же показывают нам и другим людям, какие мы хорошие, так и просят за нас: «погладь по головке». И конечно, удовлетворяют нашу потребность быть нужными и значимыми, помогают нам самоутвердиться. Кстати, не исключена такая функция совершения альтруистического поступка, как заглаживание вины (к примеру, за совершенный ранее «плохой» поступок) – здесь присутствует эффект «раскаяния».статья.


    «Альтруизма в чистом виде не существует, стоит это усвоить. Любой поступок, направленный ради блага другого, даже на первый и последний взгляд самый альтруистичный, всегда содержит в себе компонент здорового (или нет) эгоизма.
    Все, что мы делаем, мы делаем, в первую очередь, для и ради себя. И если это направлено на добро другим — называется в народе альтруизмом.

    Даже материнская любовь, принятая в народе за парадигму альтруизма, имеет под собой инстинкт (инстинкт материнства — природу), соблюдений социумный установок (матери нужно поступать так и так, чтобы быть хорошей матерью в глазах окружающих) и в конечном итоге получение удовлетворения и радости от следования своей материнской природе и ожиданий социума.

    Эгоизм, глубоко укорененный в альтруизме, может быть «более» или «менее» эгоистичным, возвышенным или низким: ради высоких духовных целей или низких материальных, но он присутствует априори и всегда.»ваш коммент, найди хоть одно отличие.

    Катя Марьина, отличие в том, что автор пока в этом сомневается. А я утверждаю. В этом отличие.

    Второе, это сомнения, или даже слабые утверждения. Но в статье они требуют раскрытого подкрепления фактами, аргументирования. Я их не вижу, хотя «чувствую». Отсюда «не раскрыто».

    Третье, считайте, что я согласен с автором, мне его статья скорее понравилась, чем нет.

      Комментарий удален

      Катя Марьина, учить друг друга жизни — в личку. Учить друг друга русскому языку — туда же, не нужно замусоривать блог статьи этими безосновательными придирками. Ветка удалена.
      Впредь попробуйте сразу уходить в личку, едва встретиться доведется с Игорем в блоге статьи — попытки выстроить подобный многоэтажный разговор будут пресекаться сразу. Избегайте цитировать в таких объемах чужие комментарии — либо сразу идите с этим в личный блог.
      Вообще, пожалуйста, имейте в виду интересы других читателей — им предстоит продираться сквозь блог, вашими трудами переполненный оффотопом.

      Игорь Ткачев, статью-то читали? Она с таким же смыслом.

      Альтруизм

      Альтруизм – от латинского слова «alter», что в переводе означает «другой» или «другие». Это принцип нравственного поведения человека, подразумевающий бескорыстность в действиях, направленных на удовлетворение потребностей окружающих людей, с ущемлением собственных интересов и выгод. Иногда в психологии альтруизм расценивается либо как аналог, либо как составляющая просоциального поведения.

      Впервые сформулировано понятие альтруизма, в противовес эгоизму, французским философом, основоположником социологии Франсуа Ксавье Контом в первой половине XVIII века. Изначальное его определение звучало так: «Живи ради других».

      Теории альтруизма

      Выделяют три основных взаимодополняющих друг друга теории альтруизма:

      • Эволюционная. Базируется на понятии «сохранение рода – движущая сила эволюции». Сторонники этой теории считают альтруизм биологически запрограммированным качеством живых существ, максимально способствующим сохранению генотипа;
      • Социального обмена. Подсознательный учет в любых ситуациях базисных ценностей социальной экономики – чувств, эмоций, информации, статуса, взаимных услуг. Став перед выбором – оказать помощь или пройти мимо, человек всегда инстинктивно просчитывает последствия решения, мысленно соизмеряя затраченные усилия и полученные бонусы. Данная теория трактует предоставление бескорыстной помощи как глубинное проявление эгоизма;
      • Социальных норм. По правилам социума, определяющим поведенческие обязанности индивида в границах, называемых нормами, оказание бескорыстной помощи – естественная необходимость человека. Современные социологи выдвинули данную теорию альтруизма, как базирующуюся на принципах взаимности – обоюдная поддержка равных, и социальной ответственности – содействие людям, заведомо не имеющим возможности ответить взаимностью (дети, больные, пожилые, малоимущие). Мотивацией альтруизма в обоих случаях являются социальные нормы поведения.

      Но ни одна из этих теорий не дает полного, убедительного и однозначного объяснения природы альтруизма. Вероятно потому, что это качество человека также следует рассматривать в духовной плоскости. Социология же – наука более прагматичная, что существенно ограничивает ее в изучении альтруизма как свойства человеческого характера, а также в выявлении мотивов, побуждающих людей поступать бескорыстно.

      Один из парадоксов современного мира состоит в том, что общество, давно и прочно развесившее ценники на все – от материальных благ до научных достижений и человеческих чувств – продолжает порождать неисправимых альтруистов.

      Виды альтруизма

      Рассмотрим основные виды альтруизма, с точки зрения вышеизложенных теорий в применении к определенным ситуациям:

      • Родительский. Иррациональное бескорыстно-жертвенное отношение к детям, когда родители готовы отдать не только материальные блага, но и собственную жизнь ради спасения своего ребенка;
      • Нравственный. Реализация своих духовных потребностей для достижения состояния внутреннего комфорта. Например, волонтеры, бескорыстно ухаживающие за неизлечимо больными, проявляют сострадание, довольствуясь моральным удовлетворением;
      • Социумный. Вид альтруизма, распространяющийся на ближнее окружение – знакомых, коллег, друзей, соседей. Безвозмездные услуги этим людям делают существование в определенных группах комфортнее, что позволяет некоторым образом ими даже манипулировать;
      • Сочувственный. Людям свойственно испытывать эмпатию, представлять себя на месте другого человека, сопереживая ему. В такой ситуации оказание кому-либо поддержки из альтруизма потенциально проецируется на себя. Отличительная особенность данного вида помощи – она всегда конкретна и нацелена на реальный конечный результат;
      • Демонстративный. Выражается в автоматическом, на уровне подсознания, выполнении общепринятых норм поведения. Содействие, оказываемое из такого рода побуждений, можно охарактеризовать выражением «так положено».

      Зачастую проявление милосердия, филантропии, бескорыстия, жертвенности трактуют как альтруизм. Но есть основные отличительные особенности, которые только в комплексе присущи именно альтруистическому поведению:

      • Безвозмездность. Никакой личной выгоды от произведенного действия;
      • Жертвенность. Затраты личного времени и собственных средств (материальных, духовных, интеллектуальных);
      • Ответственность. Готовность персонально отвечать за последствия таких поступков;
      • Приоритетность. Интересы других всегда выше собственных;
      • Свобода выбора. Альтруистические действия совершаются исключительно по собственному побуждению;
      • Удовлетворение. Поступаясь личными интересами, альтруист не чувствует себя в чем-либо ущемленным.

      Альтруизм помогает раскрыть потенциальные возможности личности, поскольку ради других человек часто способен сделать гораздо больше того, что делает для себя. При этом такие поступки придают ему уверенности в собственных силах.

      Многие психологи уверены, что склонность к альтруизму у людей напрямую связана с ощущением счастья.

      Примечательно, что ученые-зоологи отмечают проявления альтруистического поведения в естественной среде обитания у дельфинов, обезьян и воронов.

      СУТЬ ЭГОИЗМА И АЛЬТРУИЗМА

      Итак, идеал, провозглашаемый Ведантой и осуществляемый Йогой, есть Самопознание, или Расширение Я.

      Но нам могут все же возразить, что все это прекрасно и, может быть, строго логично, но не есть ли это замаскированная проповедь эгоизма, со всеми его последствиями? А согласно самым элементарным принципам всякой религии и морали, основным правилом нравственности является — альтруизм. Нет, ответим мы, это учение не есть проповедь эгоизма.

      Прежде всего, альтруизм не является основным правилом нравственности. Что такое альтруизм? Если я все делаю для себя, это называется эгоизмом. Если же я все делаю для другого, это уже альтруизм. Но в таком случае, если я убью или ограблю кого-нибудь ради себя самого, это эгоистично и безнравственно? Тогда как если я то же самое проделаю ради другого, это альтруистично и, стало быть, морально?

      Нечего сказать, прекрасное основание нравственности!

      Интересно, что в любом учебнике психологии вы найдете, что в основе альтруизма скрывается эгоистическое желание избавить себя от страдания. Если мы видим, как кто-нибудь на наших глазах страдает, то мы, чтобы избавить себя от неприятного зрелища, как сообщают психологи, облегчаем страдание другого. В этом, по сути чисто эгоистическом, порыве проявляется так называемый альтруизм, говорят нам. С другой стороны, если мы видим, что другой человек страдает, то мы помогаем ему просто из сострадания. Само слово сострадание указывает, что мы видим в страдающем человеке существо подобное нам, как бы самих себя, и если мы еще не очерствели окончательно, мы страдаем вместе с ним. Всякое сочувствие основано именно на этом временном слиянии нашей души с душой другого.

      Какие-то внутренние створки нашего сердца раскрываются в момент сочувствия, и мы ощущаем единство с другим сердцем, с другой душой, независимо ни от каких ограничений, религиозных, национальных или иных. Мы сближаемся с самым далеким, с самым, может быть, враждебно настроенным и в мгновенном экстазе единства видим, что тот, кто за минуту до этого был нашим врагом, в действительности такой же, как и мы сами, так же чувствует удовольствие и боль, так же ощущает радость бытия или проклятие бедности, так же ищет для себя немного счастья и не хочет расстаться с самым жалким существованием, которое называется жизнью. Это мимолетное проникновение в душу чужого для нас, но ставшего на мгновение близким, подобного нам существа и есть основание всякой нравственности, всякой любви. Это то, что выражено словами: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

      Веданта идет еще дальше. Она указывает, что это не только идеал нравственности, но что иного взаимоотношения между отдельными существами и не может быть.

      В упомянутых уже нами Упанишадах вы найдете беседу мудреца Джаджнавалкья с его женой Майтрейей, где он говорит: «Никто, о возлюбленная, не любит мужа, жену или кого бы то ни было ради их самих, но ради самого себя, т. е. Атмы (по-санскритски это значить «я сам», мое «Истинное Я»), который во всех».

      И когда мы проникаемся сознанием, что во всякой любви проявляется сам Брахман (Бог), который, как мы видели, есть наше «Истинное Я», тогда, и только тогда, мы понимаем, в чем заключается истинное основание всякой нравственности.

      Может ли тогда ютиться самая жалкая тень злобы, недоброжелательства и безнравственности в сердце того, кто во всех существах видит и чувствует свое «Истинное Я»? Всем служить, всем расточать любовь и всех почитать легче, зная, что каждый есть Храм Духа Господа, который заключен и в тебе?

      В чем же выражается эгоизм и опасность вытекающая из него в Йоговской философии? Ведь эгоизм есть сужение «я», низведение Бога до степени пресмыкающегося червя, считающего полоску земли, по которой он ползает, и крохи, которые он добывает и хочет удержать для себя одного, верхом достижения и высшей жизнью. Истина, напротив, в расширении Я до пределов Истинного Я, в сиянии которого все низменное и себялюбивое меркнет навсегда. Такой человек, в котором его маленькое «я» умерло и на его месте стоит Бог, становится двигателем мира. Вся Вселенная преображается для него. Все болезненное и жалкое уйдет, всякая борьба прекратится и исчезнет, и вместо темницы, в которой мы ежечасно боремся и соперничаем из-за крошки хлеба, этот мир станет для нас местом для игр. Если все человечество сегодня осуществит лишь частицу этой великой истины, вид всего мира изменится, и вместо ссор и побоищ воцарится царство мира.

      . Боги будут жить тогда на земле, и эта самая земля станет небом. Какое же зло может появиться там, где боги играют с богами, боги трудятся с богами и боги же любят богов?

      Этот идеал единства, таким образом, не только не имеет ничего общего с эгоизмом, но, напротив, есть единственно неэгоистическая, единственно всеобъемлющая форма, в которую можно облечь истинную этику, философию и религию. Всякая иная дуалистическая концепция, в большей или меньшей ее степени, таит в себе зародыш эгоизма и ограничения.

      Веданта же не отвергает ни одной религиозной системы, ни одной формы Богопочитания, а считает их все частями, ступенями Единой истины и лишь указывает путь к их объединению.

      Однако мы привыкли с детства ко всевозможным рамкам, разграничивающим людей на национальности, касты, вероисповедания и их ритуалы. И когда нам говорят, что религия должна быть направлена к одной единственной цели — к познанию всеединства, без принятия которого все эти ограничения и ступени не имеют смысла, мы робеем и начинаем говорить об эгоизме и возникновении зла.

      Живой Господь внутри вас, и все же мы продолжаем строить церкви и храмы и верить во всякого рода воображаемую бессмыслицу. Единственный Бог для поклонения -это человеческая душа в человеческом теле. Все живое, конечно, — это храм Божий, но для человека — человек высочайший из храмов.

      Если я не могу молиться в этом храме, то никакой другой храм не принесет никакой пользы. В ту же минуту, когда я пойму, что Бог обитает в храме каждой человеческой души, в то мгновение, когда я с благоговением преклонюсь перед каждым человеческим существом и увижу в нем Бога, в это мгновение я сброшу цепи; всё, что связывало меня, исчезнет, и я почувствую, что свободен.

      Может быть, вы думаете, что такое Богопочитание, не связанное никакими формами, ритуалами или сектанством, противно христианскому учению? Тогда нужно вспомнить слова Самого Христа: «Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе».

      Это поклонение Богу «в духе и истине», т. е. в своем истинном Я, и есть то, чему учит Веданта. Она — повторяем это еще раз — вовсе не требует от нас отвергать ритуалы и формы или отказываться от поклонения личному Богу. Все, чего она ожидает от каждого из нас, найти Бога в своем собственном сердце, и тогда мы найдем Его во всех сердцах, во всех храмах, в каждой религии, в каждой секте, во всем, начиная с самой примитивной попытки дикаря понять силы природы, до величайших откровений Духовидца. Без этого осознания Бога в себе и в каждом всякая форма: церковь или храм, любая священная книга, останутся лишь бездушными ограничениями. Без познания всеединства все писания кажутся ненужной соломой.

      Истинный Йог скажет: «Я принимаю все религии, какие только существуют, и поклоняюсь им вместе со всеми. Я поклоняюсь Богу в каждой из них, в какой бы форме они ни поклонялись Ему. Я войду в магометанскую мечеть, я войду в христианскую церковь и преклоню колена перед распятием, я войду в Буддийский храм, где найду убежище в Будде и Его законе. Я отправлюсь в лес и сяду в размышлении вместе с индусом, который старается увидеть Свет, озаряющий сердце каждого существа. И не только все это -я буду держать свое сердце открытым для всех, кто еще придет в будущем.

      Я приветствую всех пророков прошлого, все великие души настоящего и всех, кто еще явится в грядущем».

      Тем не менее некоторые усматривают в этом идеале самопознания и слияния с Брахманом эгоизм и себялюбие, хотя и в совершенно другом смысле.

      Поэтому следует напомнить, что в Нирвану, Лоно Брахмана, или Лоно Отца Небесного, входит только тот, кто абсолютно свободен от эгоизма или себялюбия. Это является азбукой и всякой иной религиозной мистики.

      Эгоизм, или себялюбие, составляют поле действия «личного я». Познание же Брахмана «осуществляется в «Высшем Я», когда «личное я» давно умерло. На это обращается внимание и в теософском «Голосе Безмолвия»: «Путь к конечному освобождению в твоем высшем Я. Путь этот и начинается, и кончается вне твоего личного я».

      О каком же себялюбии может быть тогда речь, если весь Путь, а тем более высшая Цель его, лежит вне личного я?

      Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

      Текст книги «Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия»

      Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

      Оплатили, но не знаете что делать дальше?

      Автор книги: Евгений Ильин

      Жанр: Классики психологии, Книги по психологии

      Текущая страница: 14 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

      Проявление альтруизма связано с двумя мотивами: морального долга (МД) и морального сочувствия (МС). Человек с МД совершает альтруистические поступки ради нравственного удовлетворения, самоуважения, гордости, повышения моральной самооценки (избегание или устранение искажения моральных аспектов Я-концепции представления о себе), относясь при этом к объекту помощи совершенно по-разному (и даже иногда отрицательно). Помощь носит жертвенный характер («отрывает от себя»). Люди с МД (а это в основном лица авторитарного типа) характеризуются повышенной личной ответственностью.

      Человек с МС проявляет альтруизм в связи с идентификационно-эмпатическим слиянием, отождествлением, сопереживанием, но иногда не доходит до действия. Его помощь не имеет жертвенного характера, альтруистические проявления неустойчивы из-за возможного уменьшения идентификации и повышения личной ответственности.

      Установлено, что 15 % людей вообще не имеют этих мотивов, остальные примерно поровну делятся на тех, кто имеет одинаковую силу обоих мотивов, и тех, у кого один из мотивов преобладает.

      Бескорыстная помощь неродственным особям встречается крайне редко. Многие ученые считают, что это свойство присуще только человеку, а у животных полностью отсутствует. Однако сотрудники Института эволюционной антропологии им. Макса Планка (Лейпциг, Германия) в серии экспериментов показали, что не только маленькие дети, еще не умеющие говорить, но и молодые шимпанзе охотно помогают человеку, попавшему в трудную ситуацию, причем делают это совершенно бескорыстно.

      В опытах участвовали 24 ребенка в возрасте 18 месяцев и три молодых шимпанзе (трех– и четырехлетние). Дети и обезьяны наблюдали, как взрослый человек тщетно пытается справиться с какой-то задачей, и могли ему помочь, если у них возникало такое желание (но специально их к этому никто не подталкивал). Никакой награды за помощь они не получали.

      Отличительной особенностью альтруистического мотива является его бескорыстность. Однако многими бескорыстность альтруистического мотива подвергается сомнению. Например, Н. Нарицын пишет: «В реальном обществе, где живут собственным трудом, а не подачками, где время занятого, работающего человека стоит денег, альтруизм фактически невозможен. А если возможен, то все более подозрителен. Именно поэтому все чаще люди предпочитают за все платить: за взятые в долг деньги – процентами, за вещи напрокат или услуги – деньгами, и т. п. Потому что не хотят “чувствовать себя обязанными”. Ибо подобная “обязанность” – это одна из самых главных опасностей “альтруизма, которого нет”. Поэтому всегда стоит насторожиться, когда кто-то (даже, казалось бы, близкий родственник) предлагает вам помощь “за просто так”, и насторожиться тем больше, чем существеннее эта помощь, чем она менее приятна для того, кто вам ее за просто так предлагает. Ведь часто бывает, что человек отказывается брать компенсацию за услуги потому, что вместо тех же денег хочет получить власть над вами или возможность в любую минуту заставить вас отработать. И часто гораздо большей ценой, чем та услуга, которую вы получили. Ведь когда он делает для вас что-то “из чистого альтруизма”, ситуация меняется кардинально: вы – униженный проситель, а он ваш благодетель. Иногда это гораздо дороже “каких-то там денег”!»

      Действительно, если вдуматься, то даже родительская забота о своих детях не может рассматриваться как бескорыстная. Родители за свою заботу требуют к себе по крайней мере уважения, а часто и заботы о себе при достижении преклонного возраста. Отсюда обвинения детей в «черной неблагодарности»: «Я ради тебя бросила институт, а ты…» и т. п.

      Отдавая все, вы хотели что-то взамен. Чаще всего неосознанно, но хотели. Как правило, хотят в таком случае тоже все – иными словами, другого человека в собственность. И когда этого не получают – обижаются, предъявляют претензии, скандалят. А что обижаться? Вы, когда отдавали кому-то свое «все», спросили у того, кому отдавали: это ему надо? И если надо, согласен ли он за это заплатить вашу, возможно, слишком дорогую для него цену?

      Е. Л. Дубко (2003), в статье, посвященной проблеме мотивации тайных благодеяний, считает, что эти поступки свидетельствуют о существовании бескорыстных мотивов на основе анонимности (сюда можно добавить и оказание помощи животным, попавшим в трудное положение или беду; ведь от них мы не ждем благодарности), что подтверждено экспериментально (Shotland, Stebins, 1983). Возможно, это и так, если не считать корыстью удовлетворение от своего поступка, успокоение своей совести, повышение самооценки и другие нематериальные дивиденды. Очевидно, все дело в том, как понимать бескорыстность.

      Д. Майерс (2004) пишет, что «результаты исследований позволяют предположить, что подлинный альтруизм все-таки существует»:

      • эмпатия заставляет помогать даже членам групп– соперниц, но только в том случае, если помогающий уверен в том, что его помощь не будет отвергнута (Batson et al., 1997; Dovidio et al., 1990);

      • люди, в которых проснулось сострадание, придут на помощь, даже если об этом никто и никогда не узнает. Их усилия будут продолжаться до тех пор, пока нуждающийся в помощи не получит ее (Fult et al., 1986). И если эти старания окажутся безрезультатными не по их вине, они все равно будут переживать (Batson, Weeks, 1996);

      • в некоторых случаях люди упорствуют в своем желании помочь страдающему человеку даже тогда, когда думают, что их плохое настроение – временный результат действия специального психотропного препарата (Schroeder et al., 1988);

      • если человек сочувствует страдальцу, он, чтобы сделать для него то, в чем тот нуждается, нарушает собственные правила и представления о порядочности и справедливости (Batson et al., 1997, 1999).

      4.7. Альтруизм как психологический механизм защиты

      В психоанализе под защитными механизмами понимают бессознательные действия человека, направленные на защиту от тех импульсов, которыми он атакуется со стороны окружающей его реальности и своего собственного внутреннего мира. Такими импульсами, например, могут быть зависть, внутренние моральные запреты, неудовлетворенные потребности, фантазии и мечты и т. д.

      По сути все защитные механизмы являются средствами самообмана, искажая, отрицая или фальсифицируя восприятие реальности, чтобы сделать возникшую тревогу менее угрожающей для человека.

      Как считают некоторые психологи, альтруизм может развиться как защитная реакция в результате осознанного подавления человеком таких качеств, как агрессия, злость, которые являются производными эгоизма.

      Психологические защитные механизмы разделяются по способам проявления.

      Рационализация поступков и действий. Рационализация – логическое объяснение человеком собственных мыслей и поступков, позволяющее оправдывать и скрывать их истинные мотивы. При этом человек верит в эти объяснения и сам, искусственно создавая тем самым внутреннюю гармонию. Таким образом, рационализация – это «самообман посредством логического рассуждения». Действуя как альтруист, человек вроде бы показывает свою гуманность, участие в судьбе других. На самом же деле истинная природа его альтруистических поступков – это деспотизм, потребность держать под контролем все происходящее, чтобы никто не смог нанести вред его собственному Я. Он начинает как бы тайком влезать в чужие дела, навязывать свою помощь и участие в каждом вопросе, объясняя свои намерения чувством долга, заботы и ответственности за близкого человека.

      Реактивное образование. Этот защитный механизм подразумевает полное вытеснение из сознания негативных, неудобных мыслей и замещение их на противоположные. Агрессия может заменяться невероятным добродушием и лояльностью, зависть и ревность – заботой. Однако за внешней слащавостью и гуманностью человека может скрываться враждебность и злость. Обычно такой человек чрезмерно навязчив в предложениях своей помощи. При этом в своих попытках облагодетельствовать близкого он действует демонстративно, так как самолюбование является основной причиной его поступков. Таким образом, альтруистические поступки гораздо нужнее такому альтруисту самому, чем тому, для кого они совершаются.

      Альтруистическое подчинение. В этом случае человек собственные эгоистические импульсы проецирует на других людей, придавая им форму заботы о ближнем и потребности во что бы то ни стало воплотить в чужую жизнь свои желания. Например, человек, который отказывает себе во всем вследствие своей жадности, оказывается очень щедрым в отношении близких ему людей. В таких случаях происходит полное психологическое замещение собственного Я на аналогичное Я другого человека. Происходит так потому, что человек внутренне и неосознанно сдерживает свои потребности, считая их неприемлемыми для себя в силу какой-то психологической травмы, строгого воспитания и особенностей менталитета. Однако если аналогичные потребности возникают у других, он с одержимостью бросается их удовлетворять, «кормя» тем самым свои эгоистические позывы.

      В таких случаях эгоизм и альтруизм могут смешиваться в самых различных пропорциях. А. Фрейд приводит в пример родителей, которые иногда навязывают своим детям собственные жизненные планы – одновременно и альтруистически, и эгоистически. Дело обстоит так, словно они хотят через ребенка, которого они считают более подходящим для этой цели, вырвать у жизни исполнение желаний, которых им самим реализовать не удалось.

      Альтруистическое отречение. Этот механизм защиты – обратный предыдущему. Он имеет в своей основе комплекс неполноценности.

      Проявление этого механизма хорошо показано в пьесе Ростана «Сирано де Бержерак». Герой этой пьесы Сирано является типичным самоотреченным альтруистом.

      Полюбив Роксану, но зная о своем уродстве (а он считал, что его длинный нос – это самое настоящее уродство), Сирано посчитал себя недостойным красавицы, в которую был влюблен, и отдал все свои силы на помощь более удачливому товарищу, тоже добивавшемуся любви этой женщины. Суть такого механизма – поиск объекта и перенос на него реализации своих мечтаний в силу того, что этот объект является более достойным кандидатом.

      Альтруистическое отречение очень тесно связано со страхом смерти, причем не за собственную жизнь, а своих близких. Человек считает, что может существовать лишь при возможности удовлетворения собственных душевных инстинктов за счет их проецирования на близких. А значит, их жизнь для такого альтруиста бесценна. При этом собственное физическое существование становится настолько незначимым, что человек зачастую перестает замечать грозящую опасность.

      Невротическая любовь. В этом случае человек в буквальном смысле просто живет для других. Он перекладывает на себя их проблемы, решает возникшие вопросы и утрясает неурядицы, проявляет бесконечную заботу и задаривает подарками, берет на себя ответственность, граничащую с навязчивостью, практически за все, что случается в жизни других. Но происходит это потому, что человек испытывает потребность быть постоянно в центре внимания. Даря любовь и заботу близким, он остро нуждается в обратной отдаче такого же чувства, ему жизненно необходимо ощущать себя нужным и любимым.

      4.8. Альтруизм и личностные характеристики

      А. А. Моисеева (2007) выявила, что лицам с высоким альтруизмом присущи и некоторые личностные характеристики.

      Эмоциональной основой альтруизма является склонность к эмпатии, сочувствию и пониманию других людей. Альтруистичной личности свойственны развитое чувство долга, разумность и совестливость; доверчивость, т. е. открытость и уживчивость, свобода от зависти; толерантность; благожелательность; стремление к стабильности в отношениях с людьми. Высокоальтруистичные личности склонны завышать как собственные возможности и способности, так и способности окружающих людей. Им в меньшей степени, чем низкоальтруистичным, свойственна тревожность, аморальные установки. Кроме того, они не отличаются упрямством, склонностью к доминантности и авторитарному поведению.

      Бэтсон и его соавторы (Batson et al., 1986) воспользовались выявленными Стаубом (Staub, 1974) и Раштоном (Rushton, 1981) личностными переменными просоциальной ориентации, чтобы проверить, сопутствуют ли они альтруистической – в отличие от эгоистической – мотивации помощи. Для этого они ставили испытуемых в ситуации, в которых было легко или трудно отказаться от оказания помощи (например, отказаться от помощи было трудно, если в случае неоказанной помощи человек должен был считаться с последующими претензиями). Корреляции между просоциальными личностными переменными и легким или трудным отказом от оказания помощи в случае трех переменных говорят в пользу эгоистической, а не альтруистической мотивации помощи; иными словами, лишь в ситуациях трудного отказа от оказания помощи были обнаружены положительные коэффициенты – для переменных самоуважения, приписываемой себе ответственности и эмпатического внимания Дэвиса (Davis, 1983). Для социальной ответственности никаких различий обнаружено не было.

      В системе ценностных ориентаций альтруистичной личности на первом месте стоят: полезность, социальная справедливость, терпимость. Незначимыми для альтруистов являются благосостояние и забота о себе. Высокий уровень альтруизма тесно связан с такими ценностями просоциального поведения, как честность и ответственность. Высокоальтруистичные личности больше доверяют людям и не прибегают к хитрости и обману, кроме того, они не отличаются жестокими и агрессивными реакциями в ситуации собственной занятости или неприятия другого человека.

      4.9. Негативное отношение к альтруизму

      В XIX и начале ХХ в. принцип альтруизма стал предметом критики христианских, в особенности православных, мыслителей, полагавших, что новоевропейский альтруизм неприемлем как человекоугодие (К. Н. Леонтьев). Христианская критика альтруизма была обусловлена тем, что некоторые трактовки утилитаристского понимания альтруизма допускали, что человек, ориентируясь на счастье большего числа людей, позволяет себе причинение некоторого вреда небольшому числу людей. Чтобы предотвратить эти допущения, необходима разработка таких нравственных кодексов, которые устанавливают приоритет правила «не вреди» над правилом «помогай ближним». Предлагались и другие варианты альтруизма: «Живи и дай жить другим» (для большинства обычных людей в обычных обстоятельствах), «Живи и помогай жить другим» – для готовых к самопожертвованию.

      Решительно отвергал альтруизм Ницше, видя в нем одно из выражений «морали рабов». Он ставил вопрос о преодолении альтруизма как уравнивающего чувства стада.

      З. Фрейд трактовал альтруизм как невротическую компенсацию вытесненного первоначального эгоизма.

      Отвергался альтруизм и как «учение буржуазно-демократической морали» (Н. А. Бердяев), а в марксизме он определялся как идеологическая иллюзия, призванная закамуфлировать такой общественный порядок, который позволяет обладателям частной собственности представить свой частный корыстный интерес «в качестве интересов своих ближних».

      Глава 5
      Альтруизм – это проявление эгоизма?

      Никто не дает гарантии, что [нами] руководят лишь благородные побудительные причины. Себя знаешь иной раз слишком хорошо, чтобы фиглярствовать по поводу стопроцентности своих исключительно добрых намерений – до мозга костей альтруистических. При самых благих наших деяниях за спиной всегда стоит дьявол, который отечески похлопывает нас по плечу и нашептывает: «Ты это сделал просто замечательно!»

      Не так редко можно встретить мнение, что альтруизм является проявлением эгоизма. Например, Р. Чалдини (Cialdini, 1991) и его коллеги Марк Шаллер и Джим Фультц отмечают, что ни один из экспериментов по проявлению альтруизма не исключает возможных эгоистических объяснений оказания помощи.

      Мотивом альтруистичных поступков в любом случае будет эгоистическое желание, хотя оно может быть скрыто от сознания. Это связано с нашей культурой, которая пропагандирует альтруизм. Получается, что мы выставляем на суд общественности нашу безвозмездную помощь, скрывая эгоиста внутри. Мне нравится делать людям добро, т. е. я получаю от этого удовольствие, следовательно, оказывая помощь, я удовлетворяю и свое желание. А это вроде бы означает, что у меня имеется и эгоистичный мотив.

      При этом Бейтсон (Batson, 1999) утверждает, что искренний, «побуждаемый эмпатией альтруизм является частью человеческой природы». На примере двух с половиной десятков экспериментов Бейтсон (Batson, 2001) и другие исследователи (Dovidio, 1991; Staub, 1991; Wallach, Wallach, 1983) убедились, что иногда люди способны сосредоточиться не на собственном благополучии, а на благополучии других.

      Один из авторов (Aronfreed, 1968) рассматривает альтруизм как поведение, обусловленное негативным или позитивным «эмпатическим» подкреплением (исчезновением неприятного чувства, возникающего при виде страданий другого человека, или появлением приятного чувства при виде освобождения человека от страданий). Тем самым они отождествляют альтруизм с эгоистическим поведением.

      Вопрос действительно непростой. Чтобы разобраться в нем, необходимо рассмотреть, что такое эгоизм.

      Эгоизм чаще всего рассматривается как отрицательное качество человека. Эгоизм ненавистен, говорил Паскаль, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти. Многие философы видят причину страданий человека и общества в эгоизме. А по мнению французского писателя Р. Ролана, если эгоистическое благополучие – единственная цель жизни, жизнь быстро становится бесцельной.

      Эгоизм в сознании людей является антиподом альтруизма. При этом считается, что компромисса между ними быть не может. Что же понимают под эгоизмом?

      В Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона можно прочитать следующее: «Эгоизм – этическое мировоззрение, по которому единственным мотивом человеческих действий является стремление к личному благополучию, а также такой душевный склад, при котором это стремление поглощает всякие другие побуждения; при этом различают: грубый эгоизм, если мотивом деятельности служит стремление к чувственным наслаждениям; благородный эгоизм, если в сферу входят возвышенные умственные наслаждения и идея о необходимости согласования удовлетворения личных потребностей с общественным благом».

      В. Лейбин (2010) пишет, что эгоизм – это проявление интереса человека к самому себе, характеризующееся сосредоточением внимания на своих желаниях, влечениях, своем собственном мире в целом.

      Такое понимание эгоизма не раскрывает ту его особенность, из-за которой он рассматривается как отрицательное качество человека. Еще древнегреческий философ Эпиктет говорил, что все делать для себя одного отнюдь не означает поступать против общего блага. А именно последнее и связывается в массовом сознании с эгоизмом. Эгоизм начинается не тогда, когда человек заботится о собственных интересах, а тогда, когда он обособляет свои интересы от интересов окружающих и противопоставляет их друг другу.

      Как отмечает К. Муздыбаев (2000), эгоизм возникает лишь в связи с другими людьми, т. е. во взаимоотношениях при реализации интересов, выгодных для эгоиста и невыгодных для его партнеров. То есть дело не только в удовлетворении интересов эгоиста, но и в пренебрежении интересами других. Удовлетворяя свои интересы за счет других, эгоист создает конфликтную ситуацию. «Своекорыстие, сопровождаемое отсутствием чуткости к нуждам окружающих порождает антипатию, неприятие, вражду, т. е. взаимный негативизм» (Муздыбаев К., 2000).

      В соответствии с этим и в Толковом словаре русского языка дается следующее определение эгоизма: «Эгоизм – себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, пренебрежение к интересам общества и окружающих».

      Эгоизм (от лат. ego – «я») – преимущественно ценностная ориентация личности на удовлетворение своих индивидуальных интересов и потребностей без учета того, какие последствия это будет иметь для других людей. В отличие от нарциссизма эгоизм сам по себе не предполагает внутренней уязвимости и тотальной зависимости от внешнего субъекта. В этом смысле его правомерно рассматривать как гораздо более универсальное и, мало того, здоровое явление, являющееся производным от изначально присущего всем людям чувства самосохранения. Индивид с отчетливо выраженной эгоистической личностной направленностью (если он при этом не страдает нарциссизмом) зависит не от внешней а, напротив, от внутренней оценки, его интересует сравнение себя не с социальным окружением, а с определенными внутренними представлениями об успешности, должном поведении и т. п., присущими идеальному Я.

      Эгоист просто не в состоянии замечать, что окружающие страдают от его поведения. На мир он смотрит как потребитель и всех оценивает с позиции полезности только ему самому. В окружающих его людях он в основном видит только отрицательные черты. Это показано в исследовании К. Муздыбаева (табл. 5.1).

      Таблица 5.1. Выраженность личностных характеристик у окружающих людей по оценкам лиц с высокой и низкой склонностью к эгоизму

      Из данных, приведенных в таблице, видно, что более склонные к эгоизму приписывают своему окружению большую выраженность отрицательных характеристик, чем те, у кого склонность к эгоизму низкая.

      Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру.

      Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям:

      «Тот из вас, кто первым добежит до дерева, получит все сладкие фрукты». Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами.

      Пораженный антрополог спросил у детей, почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: «Обонато». Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? «Обонато» на их языке означает: «Я существую, потому что мы существуем».

      Представление об эгоизме содержалось в первом фундаментальном труде З. Фрейда «Толкование сновидений» (1900). В нем он не только обратил внимание на эгоистические сновидения, в которых фигурирует собственное Я сновидца, но и подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению – особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер».

      Зачем, – говорит эгоист, – стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?

      Того эгоизма, который ограничился бы самим собой и не выходил бы за пределы отдельной личности, не существует, следовательно, вовсе нет и того, «дозволенного» морально-индифферентного эгоизма.

      Эгоизм бывает разным (например, немецкий философ И. Кант выделил эгоизм себялюбия – благоговение к самому себе, и эгоизм самодовольства – удовлетворенность самим собой), поэтому и отношение к нему высказывается разное. А. И. Герцен отделял эгоизм узкий, животный, грязный от высшего. Слово «эгоизм», писал он, как и слово «любовь», слишком общее, может быть гнусная любовь, может быть высокий эгоизм. Эгоизм развитого, мыслящего человека благороден, он-то и есть его любовь к науке, к искусству, к ближнему, к широкой жизни, к независимости; любовь ограниченного дикаря, даже любовь Отелло, – высший эгоизм. Моралисты говорят об эгоизме как о дурной привычке, не спрашивая, может ли человек быть человеком, утратив живое чувство личности.

      Разумеется, люди – эгоисты, потому что они лица [личности. – Е. И.], писал А. И. Герцен. Как же быть самим собой, не имея резкого сознания своей личности? Мы – эгоисты, и потому добиваемся независимости, благосостояния, признания наших прав, потому жаждем любви, ищем деятельности и не можем отказывать без явного противоречия в тех же правах другим.

      Таким образом, говоря об эгоизме, авторы по существу говорят о «мягком» и «жестком» (крайнем) проявлении эгоизма.

      Эгоизм – это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

      Если мы хотим чем-то помочь какому-нибудь делу, оно должно сперва стать нашим собственным, эгоистическим делом, писал Ф. Энгельс. А. Шопенгауэр отмечал, что эгоизм, вооруженный разумом, старается избегнуть своих же собственных дурных последствий, направляющихся против него самого. Поэтому Л. Фейербах призывал: «Различайте между злым, бесчеловечным и бессердечным эгоизмом и эгоизмом добрым, участливым, человечным; различайте между незлобивым, невольным себялюбием, находящим удовлетворение в любви к другим, и себялюбием произвольным, намеренным, находящим удовлетворение в равнодушии или даже в прямой злости по отношению к другим». Эгоизм заставляет нас стремиться к тому, чтобы нравиться другим, полагает Ф. Брентано.

      Соотношение эгоизма с себялюбием и любовью к себе рассматривал Э. Фромм. В статье «Эгоизм и себялюбие» (1939) и в книге «Человек для себя» (1947) он подметил, что с точки зрения современной культуры быть себялюбивым грешно, поскольку это рассматривается как проявление эгоизма. Однако это противоречит практическому положению дел в западном обществе, где себялюбие – мощный и оправданный стимул человека. Не случайно такие мыслители, как Ницше и Штирнер объявляли эгоизм, себялюбие и любовь к себе добродетелью.

      Э. Фромм исходил из того, что метание между двумя догмами (эгоизм как грех, зло и как добродетель, добро) вредит процессу интеграции личности и является одним из источников душевного разлада современного человека. По его мнению, любовь к себе и любовь к другим людям не исключают друг друга.

      Вопреки распространенной точке зрения, что эгоизм не тождествен себялюбию, так как при нем человек, заботясь о своем благе, не противоречит благу других, а иногда даже совмещает свои стремления со стремлениями близких людей, Э. Фромм отделял себялюбие от любви к себе, указывая, что они не только не тождественны, но и прямо противоположны. Себялюбивый человек не способен любить ни других, ни самого себя. Несостоятельность современной культуры кроется не в принципе индивидуализма и излишнем эгоизме человека, а в искажении смысла личного интереса. Суть не в том, что люди слишком сосредоточены на своем личном интересе, а в том, что они недостаточно сосредоточены на интересах своего реального Я. И дело не в том, что люди слишком себялюбивы, эгоистичны, а в том, что «они не любят себя». В конечном счете оказывается, что в действительности эгоист не только игнорирует других людей, но и ненавидит себя.

      Вообще надо признать, что понимание альтруизма как бескорыстной помощи другому является мифом. Все дело в том, что понимать под корыстью. Ведь часто за поведением «доброго самаритянина» могут скрываться совсем иные мотивы: самоудовлетворение собственных душевных потребностей и интересов. Герберт Гинтес считает, например, что различные проявления альтруизма: забота об исчезающих видах птиц, бескорыстная помощь нуждающимся, жизнь, принесенная на алтарь материнства, деньги, перечисленные жертвам землетрясения, – все это не что иное, как забота о себе любимом. Человек делает добро другому, чтобы спокойно спать, не мучаясь угрызениями совести, или гордиться своей добротой, т. е. ради переживания удовлетворения от своего поступка. Едва ли не все доноры из тех, что приняли участие в исследовании, проведенном Джейн Пильявин, согласились, что донорство «заставляет человека уважать себя» и «дает ему чувство самоудовлетворения». Разумеется, человек, делающий добро, почти всегда делает его от чистого сердца, и даже если за этим стоят совсем другие скрытые мотивы, сам человек может их не осознавать и не задумываться о реальных истоках своих поступков. Например, если в открытое окно до человека донесется детский или женский крик, он встревожится или испугается. Для того чтобы успокоиться, он постараетесь узнать, в чем дело, и, если потребуется, оказать помощь (Piliavin, Piliavin, 1973). Таким образом, помощь оказывается в том числе и ради собственного спокойствия. То, что это действительно так, экспериментально доказал Деннис Кребс (Krebs, 1975): те из его испытуемых, студентов Гарвардского университета, самоотчеты и физиологические реакции которых свидетельствовали о наиболее эмоциональном восприятии чужой беды, оказывали попавшему в нее человеку и самую существенную помощь.

      Верно ли, что единственная цель, которой руководствуются герои, спасающие людей, безвестные доноры и волонтеры Корпуса мира [Корпус мира – организация, созданная в 1961 г. в США и объединяющая квалифицированных учителей, строителей и других специалистов, работающих на добровольных началах в развивающихся странах. – Примеч. лерев.], – бескорыстная забота о других? Или они всегда стремятся к одному – в той или иной форме удовлетворить собственные потребности: получить вознаграждение, избежать наказания или чувства вины или избавиться от душевного дискомфорта?

      Иллюстрацией этой философской проблемы служит эпизод из жизни Авраама Линкольна. Во время поездки в почтовой карете он обсуждал ее со своим попутчиком. Не успел Линкольн сказать, что все добрые дела совершаются благодаря эгоизму, как заметил свинью, которая истошно визжала. Оказалось, что тонули ее поросята, свалившиеся в пруд. Попросив кучера остановиться, Линкольн выпрыгнул из кареты, бросился к пруду и вытащил поросят на сушу. Когда он вновь сел в карету, его попутчик заметил: «Ну, Эйб, какое отношение эгоизм имеет к тому, что только что произошло?» – «Побойся Бога, Эд! Самое прямое! Я бы целый день места себе не находил, если бы бросил на произвол судьбы это несчастное семейство! Неужели ты не понимаешь, что я сделал это только для того, чтобы меня не мучила совесть?» (Sharp, цит. по: Batson et al., 1986). До недавнего времени психологи были согласны с Линкольном.

      Однако психолог Дэниел Бэйтсон полагает, что наша готовность помогать другим есть следствие обеих причин – заботы о собственных интересах и альтруистических соображений (Batson, 2001).

      sonikrom

      НеадЫкватная жЫзнь

      Записки негативиста

      Мизантропия вырастает из альтруизма

      Они нисколько не лукавят, называя себя мизантропами, они знают, о чем говорят. Их мизантропия выросла из разочарования в людях. По-настоящему искренне разочароваться может лишь столь же искренний альтруист.

      Просто в какой-то момент приходит озарение, что твоя любовь к людям безответна. Она им просто не нужна. Все твои желания, чтобы всем было хорошо, комфортно, приятно в твоем обществе и в обществе друг друга, никому не интересны. С куда большим интересом люди культивируют в себе злобу, ненависть, агрессию. От чужих страданий они получают удовольствие больше, чем от чужого счастья. Нет, они не против попользоваться чьей-то добротой, но ответного доброго жеста ты не дождешься никогда. Людей интересуют лишь их страсти, и в любой момент они разрушат любовь, дружбу, добрососедские отношения ради своей выгоды, даже мелочной. И это означает, что все вышеназванное не имеет для людей никакой ценности, они легко продадут все оптом за пару сотен или возможность лизнуть чей-то вышерасположенный зад.

      Тем чудовищнее выглядит лицемерие людское, с которым они продолжают настаивать на том, что ценне всего любовь, дружба, верность, уважение и т.п. Ложь невозможно скрыть, и любой более-менее мыслящий человек ее быстро распознает.

      Все те добрые, чуткие, отзывчивые люди раз за разом натыкаются на стену отчуждения и лицемерия, и в конце концов, не получая никакого ответа на свои чувства, ожесточаются. Мера ожесточения прямо пропорциональная мере альтруизма. С каждым щелчком по носу, от разочарования к разочарованию, из альтруистов по капле выдавливается любовь к людям, пока в один прекрасный день они не скажут о себе: «Я — мизантроп!»

      Эта статья вас УДИВИТ:  Хотела на стене рядом с туалетом повесить картину с водопадом. Я боюсь, что все богатство будет
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский онлайн журнал