Способы убежать от реальности — закон отрицания отрицания, эффект вытеснения, эскапизм


Содержание

Закон отрицания отрицания: суть, понятие и примеры

Отрицанием в логике называют акт опровержения какого-либо высказывания, не соответствующего действительности. При этом этот акт разворачивается в новый тезис. Закон отрицания отрицания кратко представляет собой возникновение чего-либо нового, отменяющего, а затем и замещающего старое. Когда стали применять данное положение? В чем заключается закон отрицания отрицания? Примеры и разъяснение будут приведены далее в статье.

Общая информация

При появлении чего-либо нового происходит отмена старого. Таким образом, отрицается действительность прежнего фактом существования нового. Кто же первым стал использовать этот термин? Впервые этот закон был применен Гегелем. При помощи него мыслитель объяснил цикличность развития действительности. Так как сама реальность являет собой деятельность самой Абсолютной идеи, а значит – и Абсолютного Разума:

  • В первую очередь, если Идея осуществляет что-либо, то она разумна. Следовательно, деятельность ее относится по своему источнику к Разуму.
  • Идея, во-вторых, не является материальной. Из этого следует, что любое действие относится к Разуму не только по источнику, но и по своей природе в целом.

Природа деятельности любого Разума

Исполнение чего-либо любым Разумом, Абсолютным, в том числе, состоит в полном отрицании (постоянной отмене) им каждого наличествующего состояния следующим за ним состоянием. Новое зарождается в виде созревшего внутреннего противоречия. Как же проявляется закон отрицания отрицания? Суть внутреннего противоречия, созревающего в Разуме и отменяющего нынешнее состояние, состоит в том, что данное явление представляет собой отмену определения, понятия либо мысли, которые только что были предложены и утверждены. Теперь же ему приходится отказываться от этого вследствие собственного внутреннего движения мышления. Данное состояние – возникновение внутреннего противоречия Разума Самому Себе – первое его отрицание. Таким образом, происходит первое проявление чего-то нового. Формирующееся в Разуме противоречие – не что иное, как внутренний отказ от прежнего содержания. При этом одновременно обнаруживается некоторая необходимость для деятельности мышления. Эта работа должна быть направлена на осознание и решение возникшей ситуации.

Дальнейшая деятельность Разума

Выше был приведен пример проявления первого отрицания. Этот процесс далее стимулирует и подталкивает к разрешению все то, в чем оно проявляется. Работа мышления осуществляется достаточно активно для снятия появившегося противоречия. Для разрешения ситуации ему приходится формировать новое содержание Разума, которое отменяло бы старое – где было обострено противоречие. После того как состояние разрешится рано или поздно и будет устранено, то появится новое содержание и состояние Разума. Таким образом, сработает закон двойного отрицания – отмена первого отказа. В результате отмечается обострение внутреннего противоречия. Из этого следует вывод, что первое отрицание представляет собой обнаружение противоречия. При этом второе – его разрешение. Определив понятие отрицания, закон отрицания отрицания будет являть собой процесс формирования у Разума нового состояния. Оно будет характеризоваться обострениями внутренних противоречий, их разрешением и образованием нового содержания у Разума.

Суть процессов, происходящих в Разуме

Диалектический закон отрицания отрицания выражает постепенное повышение Разумом сложности своего состояния и совершение им поступательного движения вперед. Шаг за шагом мышление проходит от простого к сложному. Закон отрицания отрицания Гегеля является развитием Абсолютной Идеи. Вследствие этого прогрессирование мировой действительности представляет собой собственное, внутреннее самодвижение, самосовершенствование Абсолютного Разума. Течение этого процесса циклично, то есть происходит однотипными фазами.

Стадии развития действительности

  1. Тезис. Этот этап представляет собой формирование, предполагание некой сложившейся действительности, утверждение ее в качестве исходной.
  2. Антитезис. Эта фаза являет собой процесс противопоставления исходной данности себе же самой. Ее самоотрицание проявляется в форме произрастания внутри нее же некоторого противоречия, требующего отмены нынешнего состояния и движения к новому – к своему разрешению.
  3. Синтез. Этот этап состоит в снятии, устранении внутреннего противоречия исходного. То есть происходит отрицание первого отрицания данности за счет образования нового состояния.

Гармоничность состояния

Рассматривая закон отрицания отрицания, можно увидеть, что новое состояние у данности формируется из старого. При этом отмечается преодоление дисгармонии какого-либо имеющегося внутри противоречия. В связи с этим новое состояние всегда более гармонично, нежели то, которое оно отрицало. Если же вести речь о разуме, то гармоничность в этом случае будет выражена в большей степени в близости к истине, а если говорить о материальных процессах – то в приближении к той цели, которую ставит Абсолютная Идея в завершение развития мира.

Развитие

Согласно закону Гегеля развитие нельзя определять как некоторую последовательность из состояний действительности, которая возрастает линейно вверх. Этот процесс безостановочен ввиду непрерывного формирования противоречий. Поэтому стадия синтеза диалектически переходит в первую стадию тезиса. Так все начинается с самого начала. Таким образом, закон отрицания отрицания фактически представляет собой возвращение действительности к исходному своему состоянию, пусть уже даже в более новом и совершенном качестве. В связи с этим развитие происходит по спирали. Осуществляется постоянный возврат к исходному состоянию после двойного отрицания. При этом первоначальное состояние уже будет находиться на более высоком уровне развития. Прогрессивный путь – направленность к высшему от низшего – обеспечивается большей сложностью, гармоничностью содержания каждой новой стадии. Это случается ввиду того, что само по себе отрицание (по Гегелю) носит собственный характер, не метафизический. В чем же состоит его отличие? Во-первых, в метафизике отрицание представляет собой процесс отбрасывания и полного, окончательного устранения прежнего. Противоречие проявляется в появлении нового взамен старого путем замещения второго первым. Диалектически отрицание представляет собой переход прежнего в новое с сохранением всего лучшего, что было в исходном.

Закон отрицания отрицания в философии – перенесение лучшего

В процессе формируется непрерывно расширяющаяся спираль, по которой развивается действительность, непрестанно обнаруживающая в себе противоречие. Этим она отрицает сама себя, а затем отрицает и само это отрицание путем разрешения обнаруженного противоречия. При этом на каждой стадии действительность приобретает все более прогрессивное и усложненное содержание. По общему итогу понимание исходит из того, что прежнее не уничтожается новым начисто, а, сохраняя в себе все лучшее, что имелось, перерабатывая его, поднимает на более высокую, новую ступень. Другими словами, закон отрицания отрицания постоянно требует каждый раз различных прогрессивных инноваций. Это и определяет прогрессирующий характер развивающейся действительности.

Итоги

Основной смысл закона отрицания отрицания можно выразить несколькими положениями:

  1. То или иное противоречие сначала обнаруживается первым отрицанием, а затем разрешается вторым.
  2. Результатом процесса является уничтожение прежнего и утверждение нового.
  3. При появлении нового развитие не прекращается, так как всякое появляющееся новое не остается вечно застывшим. В нем формируется новое противоречие, происходит новое отрицание.
  4. Развитие проявляется в качестве бесчисленного множества следующих один за другим противоречий, как бесконечная непрерывная замена, преодоление низшего высшим, старого новым.
  5. В связи с тем что, отрицая старое, новое не только сохраняет, но и развивает его положительные характеристики, развитие в целом становится прогрессирующим.
  6. Процесс происходит по спирали, предусматривая повторение отдельных черт и сторон низших стадий в своих новых высших.

Заключение

Закон отрицания отрицания, который относится к идеалистической концепции развития мира, философское течение применяло для образования материалистической концепции. По мнению Энгельса и Маркса, противоречие являет собой неотъемлемый элемент прогрессирования самой материальной действительности. Так, к примеру, формирование земной коры прошло через несколько геологических периодов. Каждая последующая эпоха начиналась на базе прошлой. То есть в данном случае новое отрицало прежнее. Каждый новый вид животного либо растения в органическом мире возникает на основе предыдущего и вместе с этим является его противоречием (отменой). В истории человечества также можно найти примеры действия закона. Так, например, на смену первобытному строю пришел рабовладельческий, его, в свою очередь, вытеснил феодальный, на основании которого впоследствии возник капитализм и так далее. Отрицание способствует развитию познания, науки, поскольку каждая новая теория есть отмена старой. Однако вместе с этим сохраняется связь нового и предыдущего, сохранение лучшего из старого в новом. Так, например, высшие организмы противоречат низшим, на основании которых возникли, тем не менее сохранили присущее низшим клеточное строение. В целом, можно сказать, что закон отрицания отрицания в материалистической диалектике рассматривается как закон, по которому развивается мышление, общество, природа, определяемый внутренними характеристиками материи.

Бэкмология

Информационный ресурс для сообщества пользователей Бэкмологии
Официальный сайт: becmology.ru Для быстрого ознакомления с Бэкмологией: краткая версия сайта

Бэкмология – искусство нахождения простоты. Э то методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.

Отрицание отрицания в философии. Закон отрицания отрицания: примеры

Теория отрицания отрицания (закон трех отрицаний) — это одна из основ материалистической диалектики. Таким образом в этой философской школе демонстрируется и объясняется процесс развития. Считается, что прогрессивные изменения в природе и обществе происходят в связи с тем, что некий объект попадает из одного состояния в другое, а из того — в третье. И каждый последующий его статус отрицает предыдущий. Но при этом третье состояние объекта подобно первичному, только проходит эту стадию на более высокой ступени. Получается, что занон «отрицание отрицания» позволяет соблюдать и преемственность, и новаторство. Но сформулированная немецкой классической философией, а затем основателями диалектического материализма, эта концепция уже в начале двадцатого века подверглась массовой критике.

Почему он так называется?

Итак, всякое развитие — это движение. Но почему такой тип видоизменения предмета или явления в философии диалектического материализма получил название «отрицание отрицания»? Дело в том, что под этой категорией имеется в виду состояние, приобретаемое объектом во время развития. Как правило, любой предмет изменяется до такой степени, что со временем становится как бы противоположностью себя самого. Это качество и получило название «отрицание». Диалектическая философия считает такую стадию неизбежной. Но если это отрицание заканчивается смертью (исчезновением, уничтожением) предмета или феномена, то такой процесс сложно назвать развитием. А вот когда объект продолжает видоизменяться дальше, то происходит диалектическое отрицание отрицания.

Спиралевидность движения

Материалистическая философия полагает, что развитие происходит благодаря уничтожению определенной части свойств предмета или явления. Согласно теории прогресса, это те качества, которые перестают быть полезными или даже тормозят дальнейшее изменение к лучшему. Закон «отрицание отрицания» в философии говорит нам о том, что свойства, определяющие существование этого предмета в данное время, или формирующие его новые возможности, при этом сохраняются. Что же происходит потом? Двойное отрицание, на первый взгляд, возвращает объект назад. Всякая третья фаза этого процесса формально походит на первую. Но развитие и прогресс приводят к тому, что это возвращение на самом деле представляет собой виток движения на более высокой стадии. Поэтому часто говорится, что отрицание отрицания — это видоизменение по спирали.

Смысл развития


Какую роль в философии диалектического материализма играет данный закон? Прежде всего, он демонстрирует связь между прошлым и будущим. В процессе развития различные состояния предмета или феномена борются друг с другом, а также взаимно перетекают друг в друга. Всякое качество рождается, исполняет свою роль, «стареет» и исчезает, уступая место другим. Закон отрицания отрицания определяет тенденции развития, описывая разрушение прошлых, утративших полезность, свойств и приобретение новых, необходимых для дальнейшего существования, но противоположных первым. Так из простого появляется сложное. Однако саму эту формулу сложно постичь сразу, поскольку развитие по спирали — процесс очень длительный. Как закон он виден только в более или менее завершенном варианте, когда уже есть определенные конечные результаты. На различных же стадиях этого поступательного движения он может быть выделен только в качестве тенденции.

Традиции и преемственность

Кроме того, диалектический материализм в формулировке этого закона определяет такие категории, как старое и новое. Отмирает по необходимости все, что тормозит процесс развития, ведет его в тупик или к застою. При этом уничтожается исходное состояние всей прошлой системы. Рождается же то, что дает возможность жить и функционировать дальше, приспосабливаться к новым обстоятельства, изменять и обогащать потенциал. Отрицание отрицания приводит к разрешению противоречий, которое называется «снятием». В этом процессе старое заменяется новым.

Отрицание и противоречия

Диалектическая философия предполагает, что в самом предмете, феномене или познающем субъекте заложена внутренняя противоположность. В процессе деятельности она выявляется и начинает отрицать сама себя. Любая форма, результат и направление развития демонстрируют нам этот процесс, который уже выше сравнивался с образом спирали. Причем считается, что в таком движении закон отрицания отрицания определяет не только тип, но и время изменения. «Спиралевидность» напрямую связана и с ускорением развития, периоды которого протекают все быстрее с каждым новым этапом. То есть в диалектическом понятии «отрицание» есть и положительный смысл. Он хранит в себе некий момент связи между разными этапами процесса.

Классическая диалектика

Впервые закон «отрицание отрицания» в философии сформулировал Гегель. Он доказывал его примерами из истории мышления. Развитие любого понятия происходит как движение от абстрактного к конкретному. В этом процессе разрешается внутреннее противоречие понятия. Оно переходит на этап своего инобытия, превращаясь в нечто другое, чем было раньше. Затем оно «возвращается к себе», но уже в форме конкретного понятия, где содержится и его прежняя, абстрактная суть, и новое, приобретенное в процессе самоотчуждения. В «Науке логики» Гегель даже охарактеризовал закон отрицания отрицания как всеобщую форму единства противоречий (перехода их друг в друга) и борьбы между ними (раздвоения целого).

Можно сказать, что это особая форма другой диалектической концепции. Это разновидность закона о единстве и борьбе противоположностей. Но философ ограничивал действие диалектики только областью понятий и их формирования. Ведь для него бытие и мышление были единым целым, при этом первое являлось производным от второго. Соответственно, и триада отрицаний являлась стадиями развития мирового разума.

Энгельс об отрицании

Материалистическая же диалектика распространила этот гегелевский закон не только на развитие духа и мышления, но на природу и общество. Ее создатели даже утверждали, что перевернули философию немецкого классика с головы на ноги. Фридрих Энгельс очень высоко ставил закон отрицания отрицания в философии. Кратко можно сказать, что он характеризовал его как сочетание поступательности, повторяемости и спиралевидности. Энгельс называл его третьим законом диалектики. Прежде всего, он выявляется в человеческом познании. Развитие последнего происходит в процессе замены одних теорий другими, рождения новых концепций, которые больше подходят к изменившемуся миру и нашему восприятию универсума. Но всякое учение, отрицающее прошлое, не только критикует его, но частично включает в себя какую-то сумму его знаний.

Закон «отрицание отрицания»: примеры

Энгельс доказывал эту диалектическую теорию разными аргументами. В том числе он иллюстрировал ее примерами из логики и математики. Всякое утверждение проходит следующие стадии развития:

  • Нечто является правдой.
  • Это неверно.
  • Прежнее утверждение ложно.

Получается, что в этой логической цепочке происходит возврат к первому предложению. Еще Энгельс, доказывая закон «отрицание отрицания», примеры приводил из области математики. Он говорил, что противоположностью положительного числа является цифра с «минусом». Но что будет, если мы подвергнем и ее отрицанию? Умножив ее на такое же число с «минусом», мы получим ту же величину в положительном виде, но в квадрате (то есть на более высокой стадии).

Проявляется ли этот закон в иных сферах?

Поскольку материалистическая диалектика основана на том, что ее принципы действуют как в познании и мышлении, так и в бытии (в том числе и общественном), то это положение распространяется и на закон «отрицание отрицания». Примеры из жизни разделяющие ее философы приводили из разных областей наук. Например, из биологии. Отмирание и возникновение кровяных клеток, которое происходит каждый день в нашем организме, представляет собой отрицание и возрождение предыдущих форм. Смена вкусовых и стилевых предпочтений в музыке, искусстве и культуре часто происходит по спирали, с возвращением к старому, но уже на новом уровне. Поэтому так часто моден стиль ретро. Дети являются отрицанием родителей, и в то же время продолжением их. К тому же диалектический материализм предполагает формационный подход к развитию общества. Он доказывает, что исторический процесс тоже является спиралевидным и поступательным. Смена формаций — это одновременно и отрицание предыдущей, и преемственность. «Снятие» же противоречий может произойти путем эволюции или же насильственной смены строя.

Опровержение и замечания

Теория отрицания отрицания (закон трех отрицаний) в двадцатом веке сделалась объектом критики со стороны различных философов. Главным оппонентом этой концепции был Карл Поппер. Он являлся противником диалектического метода даже в логике и мышлении, не говоря уже о естественных науках или общественных тенденциях. Прежде всего он говорит о том, что понятийный аппарат диалектического материализма построен таким образом, что нивелирует любую критику и политизирует ее. Сторонники закона отрицания отрицания трактуют его применение слишком произвольно, и проверить это невозможно. Идеи эти невозможно развивать, а это приводит к застою и стагнации любой философской мысли.

Почему этот закон не является научным — критика диалектики

Поппер говорит о том, что марксизм как метод был хорош для девятнадцатого века в качестве одной из позитивистских теорий. Но когда его сторонники превратили диалектический материализм в догматику, то он перестал быть наукой в строгом понимании этого слова. Другие критики считали, что эта теория сама конструирует собственные доказательства, а не берет их из опыта или законов мышления. Кроме того, если закон трех отрицаний имел смысл у Гегеля, поскольку в его концепции он обуславливал развитие духа (грубо говоря, эволюцию Бога), и поэтому в самом этом процессе было целеполагание, то у материалистов и атеистов неизбежность прогресса является очень странной. Получается, что «конец истории» с приходом «рая на земле» обусловлен заранее и является неизбежным. Но причины этого совершенно неясны.

2 ключевых обстоятельства, почему люди убегают от реальности

Почему люди убегают от реальности: понятие эскапизма + виды и формы бегства от реальности + перечень распространенных причин + последствия эскапизма + пошаговое руководство по «принятию» реалий жизни.

Когда человеку становится тяжело воспринимать реальный мир, он как бы погружается в мир своих фантазий, тем самым скрываясь от действительности. Опасно ли такое положение дел, и почему люди убегают от реальности, я расскажу в сегодняшней статье.

Бегство от реалий жизни: психическое расстройство или способ преодолеть трудности?

Наверняка вы думаете, что иллюзии и фантазии – это в большей степени удел детей. Да, дети действительно весьма часто погружаются в мир своих грез, теряя связь с реальным миром.

Но не только дети склонны к такому поведению. Очень часто взрослые, причем очень даже успешные люди, ведут себя подобно детям. Внешне они ничем не выделяются из общества, но то, что происходит на грани их подсознания, часто не соответствует действительности.

Статистика говорит, что каждый третий человек склонен убегать от действительности, и часть своего времени проводить в вымышленном мире иллюзий и фантазий.

Оказывается, что подобное бегство имеет научное обозначение, которое носит название эскапизма.

Эскапизм – это термин, пришедший к нам из-за рубежа, который широко используется в педагогике, психологии и даже психиатрии. Он означает желание человека «покинуть» реальный мир, убежать от действительности и погрузиться в свой иллюзорный мир.

Несмотря на то, что эскапизм применяется в психиатрии и психологии, ничего общего с состоянием психического расстройства этот термин не имеет. Его не используют для обозначения заболевания.

Но применяют его довольно часто, как синоним бегства от реальности.

Обратите внимание: бегство от реалий жизни и эскапизм – понятия очень схожие, но между ними существует небольшая разница. Бегство от реальности предполагает, что явление носит кратковременный характер, а эскапизм не исключает, что «уход» от реальности будет совершаться на протяжении длительного времени.
Но так как обозначить период бегства от реальности непросто, термин эскапизм часто применяется для всех случаев.

Так что же такое эскапизм, если не психологическое или психическое расстройство?

Думаю, вам известно о том, что у каждого человека есть определенные механизмы самозащиты. Иными словами, барьеры, которые помогают противостоять ударам судьбы и беречь нервную систему.

Так вот эскапизм или бег от действительности – это тоже своего рода механизм самосохранения, который включается, когда человеку становится трудно принимать окружающий его мир.

Допустим, человек много работает, мало отдыхает и редко получает удовольствие от жизни. Его нервная система истощается, от чего он стремится найти себе отдушину – вымышленный мир, в котором он сможет отвлечься от происходящего.

В таком случае эскапизм человека проявляется, как вполне адекватная реакция на внешний раздражитель, который его беспокоит.

Это наталкивает на мысль о том, что бегство от реальности – вовсе не пугающий факт, это лишь способ «разгрузки» собственной нервной системы.

Как проявляется эскапизм: виды и формы


В зависимости от того, как проявляется бегство от действительности у человека, различают несколько видов эскапизма.

Виды эскапизма Описание
Активный Человек отвлекается от внешнего мира активными способами: он увлекается танцами, спортом, работой и другими энергозатратными занятиями.
Пассивный Человек замыкается в себе, и его уход от реальности проявляется в отчуждении от других людей. Он читает, смотрит фильмы, постоянно находится дома или в одиночестве.
Физический Человек в прямом смысле слова «убегает»: покидает мегаполис, уезжает в горы, глухие деревни и т.д.
Психологический Прямого отчуждения с человеком не происходит, он не уезжает и не меняет место жительства, просто замыкается в себе и проводит время в одиночестве.

Что касается форм проявления эскапизма, они могут быть разными. Чаще всего бегство от реальности проявляется в следующем:

  • Просмотр фильмов, сериалов.
  • Прослушивание музыки.
  • «Просиживание времени» в социальных сетях.
  • Увлечение компьютерными играми.
  • Шопоголизм (желание привнести побольше хлама в дом).
  • Частые фантазии о невозможном.
  • Увлечение спортом.
  • Трудоголизм.
  • Увлечение азартными играми.
  • Склонность к экстремальным видам времяпровождения.
  • Употребление наркотиков.
  • Злоупотребление алкоголем.
  • Уход «в себя».

Учитывая тот факт, что эскапизм не представляет прямой угрозы жизни, некоторые его проявления имеют прямо противоположный эффект.

Если танцы, спорт или чтение книг – это даже полезно, то употребление алкоголя и наркотиков – опасно для жизни.

Именно поэтому важно выявить причины появления эскапизма в жизни человека, чтобы суметь помочь ему выйти из этого состояния.

2 ключевых фактора, почему люди убегают от реальности

Итак, эскапизм может проявляться:

  1. Как следствие длительного влияния стресса на человеческую жизнь. Причем такого стресса, который человек не способен ограничить самостоятельно. Сюда относят такие ситуации: нахождение в детском доме продолжительное время (возможно с ранних лет), насилие в семье, рукоприкладство, неблагополучная жизнь в семье, где имело место быть злоупотребление наркотиками или алкоголем.
  2. Как реакция на монотонную, рутинную, однообразную жизнь. Чаще всего реакция эскапизма происходит, когда человек вынужден долгое время работать на нелюбимой работе, его надежды и мечтания не оправдываются, картинка перед глазами длительное время не видоизменяется.

Если второй вариант – это привычное проявление эскапизма, не несущее в себе никакой опасности для жизни, то первый вариант, когда человек бежит от реальности из-за сильного потрясения – опасный случай.

Почему опасный? Потому что в таком случае эскапизм начинает проявляться в раннем возрасте и его основная причина – детская травма, которую необходимо искоренить для дальнейшей счастливой и полноценной жизни.

Именно стресс часто становится причиной бегства от реальности в ее самых тяжелых проявлениях: алкоголизме и наркомании.

Названые факторы без сомнений являются ключевыми, но, если смотреть на эскапизм не обобщенно, а детализовано, можно увидеть гораздо больше причин его появления.

ТОП-12 причин, почему люди убегают от реальности

  • Стресс в жизни (неудача, потеря близкого человека, провал идеи).
  • Неосуществление мечты.
  • Регулярные проблемы на работе.
  • Детские травмы.
  • Неуверенность в себе, нерешительность.
  • Слабая сила воли.
  • Нежелание признать собственную ошибку.
  • Страх перед новым, неизведанным.
  • Нежелание смириться с происходящим.
  • Чувство одиночества и ненужности.
  • Обида, предательство близкого человека.
  • Лень.

Если «покопаться» в человеческих мыслях и причинах поступков, уверена, мы сможем найти еще больше обстоятельств, вынуждающих человеческий мозг бежать от собственных реалий жизни.

Найти причину желания убежать очень важно, так как именно она станет ответом на вопрос, каковы будут последствия эскапизма в жизни человека.

Варианты развития событий: последствия эскапизма

Если же человек эту грань теряет, и все больше и больше погружается в иллюзорный мир, то спустя некоторое время его ждет абсолютное отрицание действительности. Человек теряет рассудок и понимание реального времени, полностью уходит в мир желаний, а не настоящих событий.

Позже такое отношение к миру чревато началом затяжной депрессии, которая возникает из-за того, что человек вдруг осознает, что жил будто во сне, а перед ним – настоящая, порой суровая и несправедливая жизнь.

Выйти из депрессии в такой ситуации необходимо, иначе возможны и другие, гораздо более плачевные последствия. К сожалению, люди, долгое время пребывающие в депрессии, нередко заканчивают жизнь самоубийством.

Чтобы этого не произошло, важно выявить причину эскапизма заблаговременно.

И если сделать это самостоятельно не получается, то гораздо лучше обратиться к специалисту – психотерапевту, который поможет в решении этой непростой ситуации.

Пример из жизни, когда бегство от реальности необходимо лечить

Расскажу на примере, когда эскапизм представляет для человека реальную угрозу. К примеру, я никогда не страдала повышенным желанием скрыться от действительности. Единственный случай, когда я склонна к эскапизму, это слишком плотный рабочий график, когда я сильно выматываюсь психологически и нуждаюсь в «освобождении» пространства в собственной голове. Тогда я прибегаю к любимейшему занятию –просмотру сериалов за чашкой ароматного чая с печеньем.

Абсолютно очевидно, что эскапизм в такой форме не несет ничего негативно, а даже наоборот – способствует своего рода отдыху нервной системы от жизненных неурядиц.

Но вот вам другой пример: одна моя знакомая выросла не в слишком благополучной семье. Ее родители выпивали, и поэтому став старше, она начала всячески избегать мужчин и отношений с ними. А в один момент она просто превратилась в отшельника, который живет в полном одиночестве. Ее проблема состояла в том, что она боялась, что и ее будущий супруг окажется алкоголиком и будет мучать и ее, и их будущих детей.

Словом, ее детская травма переросла в хронический эскапизм, который шаг за шагом вводил ее в депрессию. Справиться в этой ситуации ей помог психолог. Теперь она счастливая жена и мама двоих очаровательных детей.

Эскапизм: плюсы и минусы

Несмотря на то, что частые побеги от реальности опасны для человека, давайте выясним, чего в них больше – хорошего или плохого?

Преимущества Недостатки
Прибегая к эскапизму время от времени, человек удерживает своего рода равновесие, баланс между события реальной жизни и духовным спокойствием. Регулярно убегая от реальности, человек может легко «заиграться», и забыть, когда же нужно было вернуться в действительность.
Эскапизм часто помогает отвлечься человеку от неудач или расстройств жизни, дав ему силы начать все сначала. Длительный эскапизм ведет к депрессии, выйти из которой гораздо сложнее, нежели просто перестать убегать от реальности.

И сильные, и слабые стороны эскапизма имеют свои нюансы. Поэтому здесь можно сделать простой вывод: все хорошо в меру.

Эскапизм, как способ отвлечься и отдохнуть от рутины – хороший вариант, только если он не переходит в хроническую форму.

Что такое эскапизм? И как он проявляется?

Пошаговая инструкция, как перестать убегать от реальности

Если вы замечаете за сбой склонность убегать от действительности, и не хотите, чтобы это стало привычкой, расскажу вам, как шаг за шагом избавиться от проявлений эскапизма.


Шаги Описание
Шаг 1. Признайте, что проблема существует. Чтобы решить проблему, ее нужно обозначить. Вы замечаете, что слишком часто смотрите сериалы или чрезмерно увлеклись спортом? Подумайте, от чего вы убегаете?
Шаг 2. Найдите способ отпустить проблему. Допустим, вас не устраивает работа. От этого вы страдаете эскапизмом. Подумайте, что вы можете сделать, чтобы исправить происходящее? Что конкретно не устраивает на работе? Как вы можете сделать себя счастливее?
Шаг 3. Выйдите из зоны комфорта. Вы проанализировали, что не так с вашей работой, но выхода все равно нет? Будьте чуть рискованнее – смените работу. Все-таки мы живем один раз, нужно чтобы жизнь приносила удовольствие.

Итак, мы выяснили, почему люди убегают от реальности, и какими последствиями это чревато. От себя хочу добавить, что фантазировать и мечтать – необходимо, это позволяет нам раз за разом достигать желаемого. Но не переусердствуйте, не живите иллюзиями. Помните, чтобы чего-то добиться, нужно как-то действовать в направлении мечты.

5 поведенческих моделей, характерных для состояния отрицания реальности

Отрицание: вера в то, что какие-то болезненные или травматические обстоятельства, события или воспоминания не существуют и не происходили. В психологии же отрицание – это защитный механизм человека в виде неспособности признавать неприятную для него реальность (истину или эмоцию).

Итак, действительно ли существует отрицание? И если да, то как это выглядит? Это упрощенное восприятие окружающего мира, когда вы упорно не хотите видеть факты и прячете их в дальний угол своего сознания. Иногда правда слишком болезненна, чтобы её признавать. Однако существует непреложный факт об отрицании – оно не работает долгосрочно. Реальность всегда побеждает.

Некоторые из вещей, которые нам нужно услышать, либо нами игнорируются, либо заменяются теми вещами, которые мы хотим услышать. Перечитайте еще раз предыдущее предложение и задумайтесь, зачем мы заменяем или игнорируем правду?

5 поведенческих моделей, которые характерны для состояния отрицания

Как выглядит это самое пресловутое отрицание? А точнее его типичные поведенческие модели и мыслительные процессы?

1. Стресс

Отрицание, особенно то, которое является следствием когнитивного диссонанса, часто проявляется в виде тревожных состояний. Гнев – это еще один способ, с помощью которого люди справляются со стрессом. Такое поведение может проявляться в виде эмоциональных вспышек, агрессии или заметных перепадов настроения. Все эти типы поведения – это попытка вашего подсознания вывести проблему на поверхность. Проблема, конечно же, в том, что разум нередко сопротивляется таким усилиям.

2. Оправдания

Отрицание и оправдание идут рука об руку. Когда вы регулярно слышите, что кто-то говорит: «Я этого не сделал, потому что…», «Дело в том, что у меня была причина…», «Извините, что так получилось!», налицо все признаки отрицания реальности. У нас всех бывают сложные времена, и мы все делали глупые ошибки. Проблема в том, что человек по-прежнему отрицает свои неверные решения и «решает» их с помощью извинений и оправданий.

3. Роль жертвы (периодически)

Почему периодически? Некоторые люди в состоянии отрицания воспринимают себя жертвами; и это очень мощно влияет на их психику. В результате сознание и подсознание заняты бесконечной битвой между собой. Вот совет людям, сталкивающимся с трудными обстоятельствами, – постарайтесь обрести мир и принять реальность. Человек осознает неудобную истину; но по-детски действует так, как будто он эту реальность не может контролировать. Играть в жертву – это безответственно и саморазрушительно.

4. Сожаление

Сожаление – это вредно, и вот почему:

— сожаление бесполезно
— сожаление бессмысленно
— сожаление тщетно и контрпродуктивно
— сожаление может лишить вас лучшего будущего
— сожаление лишает вас настоящего

Иными словами, сожаление очень негативно воздействует на ваш разум и душу. Фраза «я бы хотел поступить по-другому…» ничего не решает. Человек должен научиться принимать реальность, или он будет постоянно иметь дело с сожалением и его последствиями.

5. Низкая уверенность в себе

Независимо от того, в какой степени отрицание становится частью вашего поведения, от этого неизбежно страдает самооценка и уверенность. Разум и сознание распознают поведенческую модель отрицания, зная, что мы фактически участвуем в процедуре самообмана. Равновесие будет восстановлено только тогда, когда вы сами сможете понять и принять, что отрицание реальности – это самая большая иллюзия.

Поделитесь постом с друзьями!

Е.О. Труфанова – Эскапизм и эскапистское сознание: к определению понятий

Феномен эскапизма отдельно практически не изучался философией . Как правило, об эскапизме речь идет либо на бытовом уровне (попытка «сбежать» от повседневных проблем в мир грез), либо на языке психологии. Ряд исследований посвящен так называемой «эскапистской литературе», к которой относится, прежде всего, художественная литература таких популярных жанров как фэнтези или научная фантастика. Однако эскапизм – намного более обширная проблема, чем может показаться на первый взгляд, и потому заслуживает отдельного философского исследования. И в первую очередь необходимо исследовать эскапистское сознание как неотъемлемо присутствующую у любого индивида составляющую его сознания и психики, которая заставляет человека постоянно создавать новые точки притяжения, к которым его сознание стремится «убежать».

Эскапизм может приобретать болезненные, патологические формы, о чем еще пойдет речь ниже, однако это скорее исключения; эскапистами же в широком смысле слова являются все люди. В публицистической риторике, как, впрочем, и в большинстве словарных определений эскапизма, которые мы можем встретить, эскапизм используется как негативный термин, связанный со слабостью человека и его неспособностью стоически встретиться с повседневными жизненными трудностями. Однако если мы сможем обнаружить человека, абсолютно лишенного эскапистского сознания, это, вероятно, будет индивид с особой психической патологией, которую нам даже трудно себе представить, ведь это бы означало, что у него должна полностью отсутствовать такая психическая способность как воображение.

Эскапизм, однако, не должен приравниваться просто к воображению или фантазии, последние являются лишь наиболее распространенными способами реализации эскапизма: это те психические способности человека, которые делают возможным реализацию эскапистского сознания. Философский анализ данного явления не только поможет уточнить роль эскапизма в культуре и общественной жизни, но и позволит выявить ряд важных механизмов функционирования человеческого сознания и самосознания, связанных со способностью (и потребностью) человека к созиданию «виртуальных» миров и взаимодействию с ними.

Следует также отметить, что значимость эскапистского сознания в жизни индивида в современных обществах в связи с высвобождением большего количества времени от работы и тяжелого физического труда, возрастает, и потому исследование эскапистского сознания именно сейчас представляется особенно актуальным.

Первая проблема, которая возникает при исследовании эскапизма, это заранее присутствующее негативное отношение к данному явлению. Это отношение продиктовано противопоставлением «настоящего», «реального», «материального», «обыденного» мира в котором живет человек миру фантазий и грез, в который он «убегает». Автоматически мы оцениваем «настоящее» как «хорошее» и «ненастоящее» как «плохое». Сразу можно возразить, что многие научные открытия тоже делались «в голове», но при этом они не являются «ненастоящими» и не оцениваются как нечто негативное. Воображаемые миры, фантазия играют в жизни человечества роль не меньшую, нежели «настоящая жизнь», потому такое противопоставление кажется странным. Особенность человеческой сущности, в отличие от прочих животных, заключается именно в том, что его сознание способно отрываться от «здесь и сейчас» и выходить за пределы непосредственно окружающей действительности.

Очень трудно найти какое-либо удовлетворительное определение эскапизма. Само слово происходит от английского глагола «to escape» — убегать, избегать, спасаться, ускользать. Глагол этот в свою очередь восходит к старофранцузскому eschaper, сформировавшемуся на базе средневековых латинских составляющих ex- ‘из’ + cappa ‘плащ’ (вероятно, имеется в виду «освободиться от одежды», «раскутаться»). Большинство определений эскапизма сводятся к тому, что человек в ситуации стресса, кризиса или просто нежелания справляться с жизненными трудностями, стремиться уйти от реального мира в мир иллюзий. Таким образом, эскапизм, как правило, рассматривается как социальная девиация или разновидность психического расстройства. И хотя и то, и другое относится к проявлениям эскапизма, это не является главным в данном феномене. Эскапизм же представляет собой вовсе не частный случай проявлений психики, обнаруживающийся в ситуациях кризиса, напротив, это одна из базовых, неотъемлемых способностей человеческой психики, неразрывно связанная с воображением, фантазией и познавательным инстинктом. Можно даже рискнуть сделать более смелое заявление: способность и тяга к эскапизму – это существенная черта человеческого бытия, одна их тех черт, которые проводят раздел между человеком и другими живыми существами, хотя даже животные за счет познавательного инстинкта стремятся расширить границы сферы своего обитания.

В большинстве существующих работ, посвященных проблематике эскапизма, внимание уделяется либо рассмотрению эскапизма в качестве психиатрического «симптома», либо социокультурной роли эскапизма. Но мне представляется наиболее важным другой аспект, который является коренным для обоих вышеназванных проблем – это эскапистское сознание, т.е. тот особый способ познания мира и самого себя, который придает человеческому бытию неисчерпаемую глубину, насыщенность, разнообразие, множественность. Без способности к эскапизму каждый индивид был бы лишь строго определенной социальной функцией, неспособной к развитию, к конструированию себя, к трансформации. Однако прежде чем вплотную приступить к исследованию особенностей эскапистского сознания, необходимо разобраться с терминами.

Эскапизм: история использования термина

Прежде всего следует прояснить, откуда берется понятие «эскапизм» и почему имеет смысл его использовать. Как утверждает Роберт Б.Хайлман, широкое употребление термина «бегство» (escape) в литературе начинается в начале 1930-х гг., хотя само понятие «литературы бегства» (escape literature), как и соответствующая литература возникают намного раньше. Понятие «эскапизма» приходит чуть позже, хотя само слово также рождается в 1930-ые гг. До этого сам термин «escape» в наиболее популярном современном значении «бегства от реальности» встречается лишь в единичных случаях, в частности у Ч.Диккенса в 1853 г. Из ранних использований термина можно также вспомнить работу английского поэта и эссеиста А.К.Бенсона, который в своем сборнике 1915 г. «Escape, and Other Essays» в эссе так и названном «Escape» пишет именно об этом, новом для его эпохи понимании термина «бегство». Он утверждает, что все великие истории в литературе – это истории бегства или спасения. Он упоминает Иосифа, Одиссея, библейского блудного сына, Гадкого Утенка; даже истории любви, утверждает он, это истории «бегства» от состояния отсутствия любви к ее наличию. В великих трагедиях, когда отчаявшийся герой совершает самоубийство, это действие тоже представляет для героя бегство и спасение – он не уходит в тишину и безмолвие, он спасается он невзгод этого мира или же уходит туда, где его ждут его близкие. Однако все, что предлагает человеческое воображение за пределами жизни, все, что предлагают религии – однообразно и на самом деле не так уж привлекательно. Все они рисуют картину стабильности, спокойствия, однообразия, тогда как главное, чего мы на самом деле ищем в жизни, и что заставляет нас все время «бежать» – это тяга к разнообразию. Мы боимся смерти, утверждает Бенсон, потому что это состояние, где все наши привычные возможные действия уже невозможны. Там нам уже некуда бежать и в лучшем случае единственное, что остается – это память, а воспоминания о приятных, но давно прошедших событиях не служат утешением человеку, находящемуся в данный момент в тяжелой жизненной ситуации. Он также отмечает, что тяга к «бегству» заложена в вечной неудовлетворенности человека своим текущим бытием – поскольку, воплотив свое желание, даже самое огромное, в жизнь, человек не успокаивается – у него появляются только новые желания. Так, Бенсон, хотя он еще не использует термина «эскапизм», формулирует одну из важнейших причин эскапистских побуждений человека – тяга к разнообразию.

В 1939 слово «эскапизм» появляется в Webster’s New International Dictionary и в 1940-ые и 1950-ые возникает в политической, культурной, исторической, искусствоведческой и литературной критике . За редкими исключениями эскапизм рассматривался с негативной точки зрения.

После 1964 г. термин «эскапизм» встречается во множестве словарей. Webster’s New Collegiate (1973) дает определение «обыденное отвлечение разума в сторону воображаемой или развлекательной деятельности в качестве бегства от реальности или рутины» . Так, начиная с 1960-ых гг. в большинстве англоязычных словарей в качестве одного из официальных значений слова «бегство» (escape) закрепляется «бегство от реальности» или схожие определения. В русскоязычной среде этого не происходит. Наиболее близким по смыслу понятием можно считать слово «отдушина». В словаре Ожегова, вышедшем впервые в 1949 г. в качестве второго, переносного значения этого слова употребляется «то, что дает исход чему-н. (чувствам, настроениям). Найти отдушину в беседах с другом. О. для души» . По этому определению можно заметить, что здесь встречается наиболее по смыслу близкое к английскому «escape» слово «исход». В изначальном значении данного слова задействованы те же смыслы, что и в «escape» — бегство с одной стороны и спасение с другой, особенно если мы задействуем библейские ассоциации данного слова (сюжет Исхода евреев из Египта). Однако для обозначения культурного, психического и общественного явления равноценного русского термина предложено не было и в наших словарях закрепилось слово «эскапизм» (или «эскейпизм», что более точно с точки зрения звукопередачи, но более неудобно для русского произношения и написания). Иногда в том же значении используется понятие «бегство от реальности», однако оно само по себе является достаточно громоздким и привносит лишние смыслы.

Эскапизм: основные составляющие

Когда мы в дальнейшем будем рассматривать разные проявления эскапизма, было бы удобно пользоваться определенной классификацией. В качестве подобной классификации мы можем предложить разделение на «мягкий» и «жесткий» эскапизм. «Мягкий» предполагает любую деятельность, ведущую к отходу от предписанной социальной активности, например чтение книг, просмотр фильмов, путешествия, занятия творчеством и т.д. Тогда как «жесткий» эскапизм проявляется в полном уходе личности в «другой мир», как это происходит, например, у определенной группы участников ролевых игр. В ситуациях «жесткого» эскапизма речь идет не только об изменении окружения, но и о трансформации собственной психики, о бегстве от своего собственного Я.

Итак, следует отметить основные черты, характеризующие эскапизм. Во-первых, речь идет о бегстве, причем спасительном бегстве, избавляющем от негативных переживаний разного рода. Но бегстве откуда и куда? Утверждается, что эскапизм – это бегство от реальности. Первый вопрос, который необходимо задать – это фундаментальный философский вопрос: что мы подразумеваем под реальностью? А точнее – что мы в данном случае понимаем под реальностью? В применении к миру человеческой психики и социальных отношений вопрос о реальности становится особенно размытым, ибо что мы можем сказать однозначного о реальности социума, если социум по определению напрямую зависим от оценочно-субъективных мнений? Социальная и психическая реальность неоднозначны, зависимы от софистской максимы «человек есть мера всех вещей» и для того, чтобы придать им однозначность, необходимо все равно искать истоки в физической реальности. Я – женщина, потому что так утверждает строение моего тела и этот факт кажется неоспоримым, однако бывают случаи когда, вопреки подобным однозначным фактам физического мира, женщина может считать себя на самом деле мужчиной, заключенным в «неправильную» физическую оболочку. И это только один пример из множества. Таким образом, та реальность, от которой мы бежим, определяется как реальность не только и не столько нами, сколько окружающими нас людьми. Для коллеги по работе мое увлечение путешествиями по безлюдным уголкам природы может казаться эскапизмом, тогда как я могу это оценивать именно как самую реальную составляющую своего бытия, а время, которое я провожу на работе, как нечто вторичное и несущественное. Г.Р. Гайгер пишет еще в 1941 г. о том, что назвать что-то «эскапизмом» это, по сути, просто сказать «мне это не нравится», и эскапизмом зачастую называют любую деятельность, которая не относится к общественно-полезной активности (причем активности строго определенного толка) . Например, во время гражданской смуты продолжать писать стихи о сокровенных чувствах, тогда как все пишут гражданскую патриотическую лирику – это эскапизм. Таким образом, любая деятельность, которая не приносит мне лично или (в особенности!) обществу материальной пользы, может считаться эскапизмом. Одно и то же действие, таким образом, может оцениваться одновременно как эскапистское или не эскапистское. Я пишу роман-фэнтези, выдумывая новый мир и погружаясь в него. Значит, я – эскапист. Однако если вспомнить, что я пишу его, чтобы продать издательству и заработать на этом себе на жизнь, то я – социально-активная личность и моя деятельность не имеет с эскапизмом ничего общего.

Тем не менее, в литературе эскапизм часто противопоставляется активной жизненной позиции. Особенно это касается использования термина «эскапизм» в социальной критике. Например, там где «активист» будет пытаться изменить неустраивающие его обстоятельства окружающего мира (допустим, устроит забастовку с целью добиться лучших условий труда, отмены неугодного политического решения и т.д.), «эскапист» постарается сделать вид, что этих негативных обстоятельств просто нет и вместо того, чтобы бороться за улучшение несовершенного реального мира, погрузится в мир приятных грез . И хотя это противопоставление имеет под собой основание, его сторонники игнорируют тот факт, что эскапизм – это тоже своего рода деятельность, которая может требовать больших усилий и творческих ресурсов. Тем не менее, ключевой чертой эскапизма является отсутствие прямой связи эскапистской деятельности и материального мира. Это не значит, что связи нет совсем: например, туристическое путешествие или даже просто прогулка могут являться эскапизмом, а в них важную роль играет вполне материальное место, которое является целью путешествия. Или же человек участвует в полевой ролевой игре, уделяя много внимания костюму, оружию и прочим атрибутам, которые должны соответствовать выбранному персонажу. Однако во всех случаях эскапизм это, прежде всего то, что совершается «в голове», в сознании человека, а не то, какие материальные средства ему необходимы для этого. Эскапизм не привязан к материальной реальности, главную роль в эскапизме играют именно процессы, происходящие в сознании, именно поэтому наиболее важным представляется говорить об эскапистском сознании.

Главным в эскапизме, однако, является не вопрос о том, от чего человек бежит. Тут ответ достаточно очевиден: человек бежит от стрессов, дискомфорта, негативных ощущений и переживаний, от рутины и, как верно отмечает Бенсон, от однообразия. Однообразие заставляет сознание находиться в стагнации и мозг сам начинает требовать новых ощущений, новых впечатлений. Эскапизм, вероятно, представляет собой активность, необходимую мозгу также как сон. Сознание требует переключения и, чем более развито сознание, тем более сложными и развитыми могут являться способы эскапизма. Известны опыты, когда человека помещали в специальную камеру с минимальным количеством входящих сигналов для органов чувств. Через достаточно небольшой промежуток времени изголодавшийся по новой информации мозг начинал продуцировать сигналы сам, вызывая у человека иллюзии . Как говорил Аристотель, «природа не терпит пустоты». Мозг человека рассчитан на большее, обладает значительно большим потенциалом, чем тот, который человек вынужден задействовать в повседневной жизни для выполнения каждодневных задач. Эти «свободные» ресурсы, возможно, и обеспечивают способность и стремление индивида жить помимо реального мира в неком другом, виртуальном, воображаемом. Таким образом, важнейшей особенностью эскапистского сознания является то, что человек не просто бежит, но «бежит» в выдуманный и сконструированный им самим мир.

Эскапистское сознание: между психической девиацией и нормой

В большинстве случаев, когда в научной литературе термин «эскапизм» используется рядом с термином «сознание», речь идет о патологических ситуациях. Уход от реальности, как правило, трактуется однозначно негативно, психологи, например, даже перечисляют разнообразные варианты этого «бегства»: такие как рационализация (переопределение реальности), регрессия (уход от реальности), отрицание (исключение реальности), проекция (перемещение внутреннего чувства во внешний мир) и т.д. Распространенными у невротиков способами бегства являются «бегство в болезнь» и «бегство в слабость»: человек оправдывает свое неучастие в каких-то событиях или отсутствие активной деятельности тем, что он был болен или является слишком слабым, чтобы проявлять активность. В такой ситуации человек, заранее опасаясь неудачи, предпочитает вовсе не предпринимать попытки что-либо сделать . В рамках психологических исследований, связанных с проблемой эскапистского сознания, упоминаются такие заболевания и синдромы как аутизм, психогенные расстройства, синдром дереализации и т.п. Однако, рассмотрев их более подробно, можно отметить, что в них в большинстве случаев присутствует лишь половина содержания эскапистского сознания, т.е. присутствует сам факт «бегства», однако отсутствует продуктивная составляющая эскапизма.


Большинство авторов, пишущих об эскапизме, непременно упоминают аутизм. Аутизм характеризуется в первую очередь неспособностью ребенка (и, в дальнейшем, взрослого) к нормальной социализации, к установлению социальных связей и коммуникации. Отсутствие дружеских и прочих близких связей обусловлено у аутистов, вероятно, не столько их выбором отказаться от тесного общения, сколько с неспособностью поддерживать его на должном уровне . Таким образом, эскапизм в данной ситуации, выражающейся в бегстве от общества, является не желанием самих аутистов, а неизбежным следствием их болезни. Аутистам свойственно также погружение в какую-то узкую проблему, зацикленность на чем-то одном и нежелание видеть ничего вокруг, кроме этого избранного аспекта. Судя по всему, аутизм не означает богатства и разнообразия того мира, в который погружен аутист. Он «бежит» от внешнего мира не потому что ищет чего-то другого – разнообразного, интересного, захватывающего, он просто не в состоянии преодолеть барьер, который воздвигнут его собственной психикой. То же самое относится к подобным психическим отклонениям, как, например, социопатия. Таким образом, здесь наблюдается лишь одна из черт, которые принято считать характерными для эскапизма – оторванность от общественной жизни, отсутствие активной социальной позиции. Эскапизм в строгом смысле предполагает сознательное, более или менее управляемое «бегство», тогда как перечисленные выше отклонения просто делают невозможным взаимодействие с социумом. Более того, наиболее важной продуктивной чертой эскапизма является то, что сознание эскаписта творит новый мир и отчасти новое сознание, тогда как в случаях аутизма, например, изоляция от социума не означает разнообразия внутреннего мира, напротив, круг интересов аутистов и социопатов, как правило, узок, в большинстве случаев они являются экспертами в какой-то крайне ограниченной области. Таким образом, подобные явления могут только частично быть отнесены к эскапизму.

Эскапистское сознание всегда связано с расщеплением сознания, с удвоением мира. Человек стремится вырваться из привычных рамок своего обыденного мира и оказаться в неком другом – воображаемом. Потому если искать родственные эскапизму явления в психиатрической практике, то можно утверждать, что эскапистское расщепление сознания наиболее ярко наблюдается в так называемых диссоциативных расстройствах. Речь идет о группе психических расстройств, характеризующихся изменениями или нарушениями ряда психических функций – сознания, памяти, чувства личностной идентичности, осознания непрерывности собственной идентичности. При «диссоциации» некоторые из психических функций, обычно интегрированных в психике, отделяются от потока сознания: так может утрачиваться личностная идентичность и возникать новая, как это происходит в состояниях фуги или множественного личностного расстройства, либо могут стать недоступными для сознания отдельные воспоминания, как в случаях амнезии. Диссоциация, как правило, проявляется как некий вариант фрейдовского «вытеснения» – травматические, негативные переживания в данном случае не загоняются в подсознание, а как бы «отщепляются» от основной личности – либо путем забывания, либо путем формирования другой личности.

В состоянии диссоциативной (психогенной) фуги (fugue) или реакции бегства (что этимологически родственно термину «эскапизм») человек страдает временными потерями памяти, он покидает свое привычное окружение, может уйти в другое место и там начать новую жизнь, приняв новую идентичность, не будучи в состоянии вспомнить прежнюю . Подобные фуги, однако, встречаются довольно редко, и часто возникают под воздействием тяжелого стресса, вызванного природными катастрофами или травмами военного времени. Часто психогенные фуги появляются у подростков, в результате кризисов идентичности, травматических событий, глубоких эмоциональных стрессов. Эти нарушения в своей основе часто имеют некий психологический конфликт или депрессию, а также могут быть вызваны органическими психическими заболеваниями. Как возникновение фуги, так и выздоровление, приходят, как правило, быстро и неожиданно. Как правило, в состоянии фуги больной характеризуется аффективно-суженным сознанием, т.е. резким ограничением объема сознания с сохранением только основных эмоционально значимых связей с окружающим миром и лишь частичной новой самоидентификацией .

Особенно интересным является диссоциативное расстройство идентичности или расстройство множественных личностей (multiple personality disorder, MPD), феномен, к которому проявляют большой интерес современные исследователи сознания, особенно в США. Долгое время к этому заболеванию не относились достаточно серьезно, сомневаясь в его подлинности, однако с 1980 г. MPD официально диагностируется как болезнь. Впервые случай больного MPD был описан еще в конце XIX века, в последние же годы исследователи насчитывают тысячи страдающих синдромом раздвоения личности. Чаще всего встречается именно раздвоение личности, одна личность сменяет другую, причем первоначальная не имеет доступа к воспоминаниям второй, а вторая может обладать воспоминаниями обеих, но может и также иметь только свои воспоминания. Р.Дж.Лифтон приводит удивительные факты, ссылаясь на исследования 1988 года – у страдающих этим синдромом в среднем может существовать порядка одиннадцати «личностей», причем они могут различаться не только гендерными и возрастными самоопределениями, но и чисто физиологическими факторами, такими как ритмы сердечных сокращений или аллергические реакции.

Возникновение MPD в большинстве случаев объясняется пережитым в детстве тяжелым физическим, сексуальным или психологическим насилием. Вероятно, именно по этой причине порядка 90% больных MPD — женщины . Считается, что ребенок, стремясь забыть боль, стыд и страх, связанные с подобным насилием, пытается «сделать вид», что это произошло не с ним, а с кем-то другим, таким образом, формируя альтернативную личность или личности. Также второй личностью человека может стать выдуманный ребенком «друг», с которым он общается и играет (это характерно для детей, изолированных от общества, ограниченных в общении), или даже выдуманная сиротой «мама». Как правило, MPD распознается уже у взрослых людей, хотя и начинается уже в детстве или в подростковом возрасте. Лифтон полагает, что зачастую из двух возникших «личностей» одна является «нормальной», а другая – проявляет склонность к насилию, в ответ на насилие, испытанное в детстве . Многие философы используют феномен MPD в качестве доказательства возможности существования в человеке нескольких личностей, мы же можем сказать, что в случае MPD мы имеем дело с «жестким» эскапизмом, в котором происходит существенная трансформация сознания.

Рассмотренные выше психические отклонения хотя и достаточно непосредственно связаны с темой эскапизма, тем не менее, представляют радикальные случаи «бегства», в которых решение о «бегстве» принимается не добровольно, а вынужденно. Это порождения нарушенного сознания, тогда как эскапистское сознание интересует нас в первую очередь не как патология, а как неотъемлемая составляющая человеческого бытия. Эскапистское сознание, используя в качестве своих основных механизмов воображение, фантазию и творческое мышление, позволяет человеку не просто получить разрядку, отдых от обыденности, но и найти новые способы постижения мира. Эскапизм – это не самообман, в ходе которого человек подменяет желаемой реальностью настоящую , это активное творческое конструирование субъективной реальности, которое может послужить способом к лучшему пониманию реальности объективной. Разве не является уходом сознания от физической реальности процесс построение научной теории, созидания произведения искусства? Эскапистское сознание не просто «бежит», оно отправляется в путешествие, которое ведет его не только к новым впечатлениям, но и новым открытиям.

Эскапизм как путешествие

Итак, мы определились, что одной из главных черт эскапизма является создание нового мира (или миров). Понятие «мир» в данном случае не является всеобъемлющим, эскапизм не требует полного отказа от существующей реальности, часто бывает достаточно небольшой ее трансформации, привнесению в реальность новых смыслов, дополнения реальности. Однако в ряде ситуаций происходит почти полное психическое замещение реальности. Таким образом, эскапизм рассматривается как путешествие человека в им же сотворенный новый «мир».

Эскапистское сознание было свойственно человечеству с момента его появления. Мифологические образы, представления о загробном мире, легенды о «золотом веке», сказаниях о волшебных землях, населенных удивительными существами – все это плоды эскапистского сознания. С одной стороны, это была попытка справиться со страхом перед непонятным, неизведанным: попытка рационализировать необъяснимое. То, что находится за границами возможности познания, трансформируется в миф, в художественный образ, в фантазию. Но с другой стороны попытка избавиться от страха неизведанного приводила именно к проявлениям эскапизма – в данном случае бегства от незнания, невозможности познания к искусственному конструированию приятных или, напротив, пугающих, будоражащих воображение картин и миров, в которые человек погружался с помощью фантазии. И-Фу Туан отмечает, что тяга к эскапизму уводит воображение человека не только к прекрасному и лучшему, но также к ужасающему и кошмарному. Дети совершенно самостоятельно начинают бояться темноты и «кого-то, кто прячется под кроватью», наше сознание постоянно рождает в нас зачастую необоснованные страхи, которые, тем не менее, необходимы нам для жизненного разнообразия. Если в нашей жизни не хватает впечатлений, мы начинаем искать «источники адреналина» в экстремальных видах спорта, фильмах ужасов или же просто наблюдая за страданиями других людей (от публичных казней средних веков до новостных передач наших дней) .

От страха перед неизведанным человек бежит в воображаемый, но зато более определенный и понятный мир, мир, которым он может управлять. Этот мир нематериален, он не подчиняется законам «реального» мира и за счет этого он подвластен воле человека, и потому он может ощущать себя в нем более комфортно и защищенно. Так, персонифицированные страхи, которые воплощаются в мифах и суевериях, являются способом борьбы со страхом необъясненным: шорох в темном углу пугает значительно меньше, если мы будем точно знать или представлять себе, кто именно там шуршит. Так, эскапизм может являться также бегством от необъясненного к объяснимому, от невысказанного к ясно выраженному.

Однако воображаемые миры обладают определенной степенью или иллюзией самостоятельности. Это является, в частности, залогом того, что несколько разных людей могут разделять представления о едином воображаемом мире, т.е. эскапизм будет коллективным . Неслучайно мифы представляют собой образы и архетипы коллективного бессознательного нежели индивидуальной фантазии, хотя переживание воображаемой реальности будет особым для каждого отдельного человека.

Одной из древнейших форм эскапизма является религия. Она может проявляться в упомянутых выше мифиологических формах, особенно в форме представлений о загробном мире. Загробный мир, представляется, как правило, «улучшенной версией» мира обыденного, где человек получает в избытке то, что приносит ему удовольствие (вспомним гурий, окружающих мужчину в мусульманском раю) или же просто избавление от страданий и невзгод, которые сопутствуют земному существованию (освобожденная от страданий христианская душа в раю или достигшая нирваны душа буддиста). Погружение эскапистского сознания в ожидание этого лучшего мира позволяло индивиду смириться с несовершенством мира посюстороннего. Эти эскапистские чувства использовались в средние века Церковью для того, чтобы примирить народ с нищетой, социальным неравенством и несправедливостью, обещая, что это лишь временно, а дальше будет обетованное благоденствие. Этой же стратегии придерживались тоталитарные идеологи, обещая своим народам «светлое будущее».

Здесь напрашивается аналогия эскапизма и утопизма. Один из первых утопистов, Платон, противопоставляя свой «идеальный» мир миру земному, именно первый рассматривает как настоящий, истинный, хотя с точки зрения обыденного сознания он-то как раз и является воображаемым, вторичным. В мире идей содержится собственно идеал, к которому необходимо стремиться во всем – от познания мира до построения идеального государства . Утопия сродни обещанию загробного мира с его спокойствием, упорядоченностью и безбедным существованием. Однако, как верно замечает Бенсон, проблема большинства утопий в том, что совершенно непонятно, как в них живут люди, которым нечего уже улучшать, не к чему стремиться . Так, обещание рая в тяжелое мгновение жизни может оказаться утешением, но в моменты душевного спокойствия и благополучия загробный мир не выглядит таким уж привлекательным, будь то рай или ад. Этот мир, как верно отмечает выше Бенсон, является финальным, окончательным, он лишен дальнейших изменений, лишен будущего и потому скорее пугает, нежели вдохновляет. Лучший мир, в который стремится эскапист, зачастую отличен от загробного мира или утопии: он необязательно более справедливый, совершенный и лишенный бед, он просто иной, отличный от повседневного мира человека. Эскапист стремится «убежать» не только и не столько от невзгод, сколько от рутины, от однообразия.

Эскапизм является одновременно путешествием и в пространстве, и во времени. Мы мечтаем о далеких странах, говорим «хорошо там, где нас нет». Многим людям также известны ощущения, что они родились не в своей эпохе и даже испытывают ностальгию по неким ушедшим временам. Картину подобного чудесного путешествия в «золотой век» своих грез представил голливудский режиссер Вуди Аллен в своей последней кинокартине «Полночь в Париже». Это экзистенциальное чувство «заброшенности» в чуждый мир, нахождения не в «своем» времени проявляется очень часто: так, например, может трактоваться и ностальгия о молодости.

Эскапизм в прямом «географическом» смысле получает наибольшее распространение в эпоху романтизма. Романтики практически все являются и эскапистами в той или иной мере, причем для них уход в себя очень часто связан с географическим уходом из привычного места обитания. Эскапизм, желание «сбежать, уехать от всего» становится особенно воплотим в прямом смысле с развитием массовой мобильности . Так географический эскапизм рождается в эту эпоху – эпоху начала туристических путешествий и развития железных дорог и пароходов. В этот же период, вероятно, становится особенно обостренным противостояние городской среды и природной, которое играет важную роль в современном эскапизме. И-Фу Туан рассматривает эскапизм в самом глобальном смысле как бегство человека от природы и результатом этого бегства является создание человеческой культуры. Даже популярное бегство «обратно к природе» (в том числе знакомое и романтикам) не является возвращением к «реальности» и, парадоксальным образом, к самой природе . В путешествиях к природе человек все равно ищет в ней уже заложенные им смыслы и образы, а не возвращается к изначальному состоянию.

Можно заметить характерную черту многих популярных «эскапистских» произведений – романов и фильмов жанра фэнтези. Во многих из них в качестве окружающей среды, места действия предлагаются широкие, безлюдные пространства , поскольку современный человек, особенно житель большого города, слишком устает от большого количества людей, которых он постоянно встречает, от окружающей его техносферы, и в эскапизме он ищет уединения, единения с природой или же небольшой компании избранных товарищей. Можно предположить, однако, что для жителей небольших городов и деревень, напротив, наиболее привлекательным будет эскапистский образ большого города, где жизнь бурлит и постоянно что-то происходит. Не случайно многие жизненные истории, биографии начинаются с рассказа о том, как человек «вырвался» из скучной однообразной жизни в своем родном городке (т.е. буквально «спасся бегством») и приехал покорять большой город.

Однако для эскаписта главным является не перемещение в пространстве, а те изменения в самосознании и восприятии реальности, которые вызывает это перемещение. Важно то, какие именно эмоции, ассоциации, образы, впечатления возникают в связи с новым окружением, причем человек зачастую уже заранее подходит к цели своего путешествия с определенными ожиданиями. Основным для эскаписта в путешествии является поиск новых стимулов для работы мозга, новых впечатлений.

Эскапизм как путешествие, однако, значительно чаще является путешествием в переносном смысле. Это в любом случае путешествие в воображаемый мир (даже если основой для этого воображаемого мира является какой-то уголок мира реального). И опять же – ключевой целью эскапистского путешествия является «бегство» от однообразия. Иногда, впрочем, эскапизм, напротив, проявляется как «возвращение домой» — когда человек, сталкиваясь с чем-то новым и непонятным, отказывается воспринимать это «новшество» и пытается объяснить его исходя из своих старых знаний и представлений (отрицание), т.е. вместо творения новых миров, человек сознательно вызывает какие-то привычные образы, как защитную реакцию от шока, вызванного непривычной ситуацией, незнакомыми впечатлениями.

Целью же «путешествия» часто становится мир, описанный в книге или показанный в фильме. Неслучайно эскапизм зачастую связывают (и совершенно справедливо) с медиа . Как утверждают проведенные в США исследования, более нервные и склонные к волнениям женщины статистически являются более частыми потребителями бульварной литературы и мыльных опер. Дети, чьи отношения с родителями более дистанцированнны, являются немного более склонными к приключенческим историям. Также по опросу дети из семей среднего класса, испытывающие проблемы в отношениях с родителями, больше смотрят телевизор. Чем более напряженные конфликты у родителей с детьми, тем больше потребление телевидения и тем меньше чтение, а также чем ниже самооценка, тем больше ребенок проводит с телевидением . Последнее невольно заставляет вспомнить роман-предупреждение Рэя Брэдбери «451 по Фаренгейту», где человечество погружено в жизнь героев на телевизионных экранах, которых они даже называют родственниками и которые для них не только заменяют книги (которые уничтожают в целях общественной безопасности), но и, по сути, заменяют живое человеческое общение. Эскапизм, транслируемый через СМИ наиболее прост в восприятии, он воздействует непосредственно на эмоции, не требуя особенных психических и интеллектуальных усилий . Персонажи «эскапистских» фильмов и сериалов, утверждают критики, являются либо слишком плохими, либо слишком хорошими, такими, какие наиболее апеллируют вкусу публики. Вовлеченность в жизни этих персонажей и считается эскапизмом . В то же время книга, являясь таким же источником эскапизма, требует значительно большей сосредоточенности и активности сознания.

Таким образом, мы можем заметить, что эскапизм может представлять собой путешествие сознания не только во времени и пространстве, но от одного эмоционального состояния к другому, от одного набора социальных интеракций к иному, воображаемому. Потребность сознания в подобных путешествиях является естественной потребностью мозга. Знаменитый Шерлок Холмс, оправдывая свое злоупотребление кокаином в отсутствии расследования, восклицал «Мой мозг… бунтует против безделья. Дайте мне дело! Дайте мне сложнейшую проблему, неразрешимую задачу, запутаннейший случай — и я забуду про искусственные стимуляторы. Я ненавижу унылое, однообразное течение жизни. Ум мой требует напряженной деятельности» . Так, мы видим, что сознание требует работы не меньше чем отдыха. И даже если мы рассматриваем эскапизм в качестве варианта досуга, т.е. отдыха, то применительно к сознанию мы приходим к той ситуации, когда, как утверждает пословица, «лучший отдых – это смена деятельности». Ничто не позволяет мозгу отдохнуть лучше чем «переключение» с одной картины реальности на другую.

Иногда эскапизм выражается как пассивное поведение – бегство, за которым ничего не следует, однако, как правило, эскапизм представляет собой именно деятельность, созидательную активность. Эскапистская деятельность такого типа всегда характеризуется формированием новых Я-образов. Эскапизм дает возможность самореализации тем, кто чувствует ее недостаток в повседневной жизни.

Стремление к эскапизму является характерной чертой современного общества. Это связано с увеличением времени досуга с одной стороны, и с размытостью общественных идеалов с другой стороны. Человек, ориентированный на какую-то внешнюю цель в жизни менее подвержен «впадению» в эскапизм. Эскапизм характерен для тех, кто, чувствуя недостаток чего-то в повседневной жизни, ищет это «что-то» в другом месте. Этим недостатком, как правило, является недостаток Я-образов. Будучи неспособным полностью максимально раскрыть свое Я в обыденной жизни, человек вынужден раскрывать свой потенциал с помощью виртуального мира. Сама же необходимость развертывания новых Я-образов, которая приводит к эскапизму, с экзистенциальной точки зрения объясняется стремлением к бессмертию.

Эскапизм позволяет жить не дважды, и не трижды, а бесконечное множество раз. Многие отмечали, что ход времени изменчив – в зависимости от наших ощущений, оно будто сжимается или растягивается. Разумеется, это не физические, а психологические характеристики времени. Но благодаря этой психологической особенности, эскапизм позволяет человеку пережить за определенный промежуток времени много больше, чем это представляется возможным. Однако этого можно достигнуть, только если эскапизм не становится самоцелью, если временное убежище не превращается в постоянное, и если подобных убежищ множество. Эскапизм также играет важную роль в формировании и удержании стабильной идентичности, поскольку для идентичности играют одинаково важную роль как события нашей непосредственной реальной жизни, так и события нашего внутреннего мира, в том числе и фантазии – в том случае, если они представляются нам важными. Наличие эскапистского сознания, таким образом, является залогом полноты индивидуального бытия.

Химическая зависимость: отрицание болезни

У многих, кто напрямую или косвенно сталкивался с химической зависимостью возникает вопрос: “Почему находясь на пути к погибели, человек продолжает употреблять?” Почему ни уговоры близких, ни тяжелые хронические болезни не могут остановить человека? Что заставляет жить зависимого в той реальности, которая похожа на ад?

Проблема в том ,что зависимый человек в полной мере не осознает реальность – он отрицает ее.

Отрицание проблемы – это способ психологической защиты от боли, страданий, мыслей в том случае если человек не желает с ними сталкиваться.

Он характерен для любого человека, и типичным примером отрицания может быть первая реакция на значимую потерю или тяжелый диагноз. Первое, что делает человек получивший информацию такого рода – отрицает ее: «Нет, Этого не может быть, Вы ошиблись». Эта защита помогает человеку не встретиться лоб в лоб с горем от полученной информации. Механизм этой защиты, название которой говорит само за себя, очень прост – применяющий ее человек, собственно, отрицает события или информацию, которую не может принять. Этот механизм создан для того чтобы в критических ситуациях человек, отрицая опасность, мог сохранить голову. Например, человек может достать из горящего дома ребенка вопреки собственным инстинктам самосохранения. Исходя из вышеописанного, можно увидеть как природа позаботилась о психическом здоровье человека. И какую важную роль отрицание играет в нашей жизни.

Но болезнь зависимости искажает это механизм настолько, что даже в ремиссии (лат. remissio «уменьшение, ослабление») — период течения хронической болезни, который проявляется значительным ослаблением или исчезновением её симптомов (признаков заболевания) мешает человеку выздоравливать.

«Жизнь любого человека связана с болью и страданием, а жизнь зависимого человека наполнена ими до краев. Отрицание используется для того, чтобы не встречаться с болезненными чувствами и переживаниями, чтобы не видеть горя близких, не осознавать дно, на котором оказывается употребляющий человек. Если бы у человека в ситуациях страдания не срабатывал механизм отрицания, то жить было бы не выносимо. И в этом случае, отрицание – это часть процесса выздоровления, оно позволяет не сойти с ума и не умереть от внезапной боли. Но это не значит, что боль и страдания не нужно осознавать и преодолевать. Наоборот – именно это и требуется от человека, решившего выздоравливать от зависимости!» (Из преамбулы журнала заданий первого этапа программы церковной реабилитации и социальной адаптации наркозависимых в церковной общине).

Отрицание – серьезная преграда на пути к выздоровлению т.к. проблема состоит в том, что оно искажает реальность. Можно отрицать потерю близкого, но потеря от этого не исчезает. Можно отрицать у себя наличие опасного заболевания, но от этого оно не становиться менее опасным, а скорее наоборот, ведь если мы не осознаем, что мы больны, мы не будем предпринимать мер для лечения.

Классическим примером отрицания для зависимого человека может являться сравнение: «Я пью не столько, сколько мой сосед, а у него нет проблемы. Я знал человека, который колется уже 20 лет и ничего, живет».

Исходя из этих формулировок можно понять как человек оправдывает свое употребление, сравнивая себя с другими и не учитывая особенностей их жизни. Тем самым, идентифицируя себя с кем-то, человек не может объективно оценивать величину своей проблемы.

Он не может принять тот факт, что у него не получится употреблять так, как у знакомого, или у соседа. Он не может смириться с тем, что он не в состоянии контролировать свое употребление, и оно именно в его жизни будет сопровождаться потерями: здоровья, материального состояния, отношений с родными ему людьми.

Хочется отметить, что все употребление крутится вокруг двух идей фикс: получить те же чувства, которые возникали в период «розового употребления» (период знакомства с веществом, когда человек еще не несет потери) и возможность контролировать употребление. Как мы уже знаем, зависимому человеку никогда не удастся почувствовать ту эйфорию от наркотика, которая была на начальном периоде употребления в силу изменения биохимических процессов в организме, и знаем о том, что уже на первой стадии болезни формируется физическая и психологическая зависимость, таким образом становится понятно , что и контроль употребления невозможен.

Еще одним примером, который зачастую можно услышать от воспитанников реабилитационных центров, является прыжок в трезвость: «Я чист и трезв уже пять дней, понимаю, в чем моя проблема и чувствую, что она решена. Я достаточно многое понял и пережил, чтобы когда-либо вернуться к употреблению». Такая формулировка обычно является предварительной фразой перед просьбой о возможности выхода из восстановительного курса.

Но одного понимания того, что именно с тобой происходит недостаточно для того, чтобы сказать , что такого не повторится. Защищая свое употребление, зависимый прибегает к различным манипулятивным приемам.

Хрестоматийным примером манипуляции может быть такое явление как газлайтинг. Само понятие газлайтинг восходит к названию одноименного фильма «Газовый свет» 1938 года, в фильме показана психологическая манипуляция, которую главный герой применяет к своей жертве. Название картины указывает на «светильный газ» который горит особым свечением. Главный герой пользуется им в поисках спрятанного в доме клада. Его жена считает, что блуждающие огоньки существуют, но муж настойчиво говорит ей о том, что это ее галлюцинации, убеждая всех, что она невменяема. Понятие «газлайтинг» было введено в оборот, начиная с 1960-х годов для обозначения чьих-либо манипуляций с сознанием других людей относительно того, что действительно реально, а что нет. Пример газлайтинга очень хорошо иллюстрирует пьеса Евгения Шварца «Голый король» по мотиву сказки Ганса Христиана Андерсена «Новое платье короля».

Фразы, которые характеризуют это прием похожи на : «Этого нет», «Тебе показалось» , «Как ты вообще мог такое подумать». Газлайтинг направлен на то, чтобы исказить у человека чувство реальности и способность доверять себе. Итогом этого может быть такой эффект, что человек, говорящий критику зависимому, сам усомниться в достоверности сказанного им. И тут у человека может возникнуть когнитивный диссонанс: реакция, что зависимый ошибается и реакция, что ошибается именно человек дающий критику. После чего, зависимый убедит другого человека, что первое совершенно исключено, а последнее чистая правда, которая свидетельствует о неадекватности дающего критику. И здесь важно, чтобы человек, который дает критику, имел опору в собственной реальности: можно записать происходящее в записную книжку, снять на камеру или поговорить об этом еще с кем-то.

Хочется отметить, что важным моментом является отличие отрицания от вытеснения. Оно заключается в том, что информация, подверженная вытеснению, сначала была осознана, и только потом вытеснена, а информация, подвергнутая отрицанию, в сознание вообще не попадает.

На практике это означает, что вытесненную информацию можно при некотором усилии вспомнить, причём субъективно она будет восприниматься именно как забытая. Информацию же, которая подверглась отрицанию, человек, после отказа от данной защиты, не вспомнит, а признает, так как до этого вообще не воспринимал её как существующую или имеющую смысл.

На основании этого можно сделать вывод, что признание человеком наличия проблемы есть главный шаг на пути выздоровления и улучшения качества своей жизни. Но отрицание сопровождает человека и в выздоровлении, способствуя срыву. Оно искажает реальный взгляд на вещи, не дает человеку объективно оценить происходящее порой даже в трезвости.

Ахмедов Кирилл Вячеславович

Центра реабилитации наркозависимых

Эта статья вас УДИВИТ:  Шесть рецептов здоровья… - организм, рецепт, насморк, овощи, мигрень, мед, пчелы, вино
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Женский онлайн журнал